Сюжеты

«Мама увидела себя в материалах дела в нижнем белье»

Борьба с экстремизмом велась на территории спальни политической активистки

Анастасия Шевченко. Фото из личного архива

Этот материал вышел в № 5 от 20 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена РомановаСобкор «Новой»

2
 

Сотрудники Центра «Э» ГУ МВД России по Ростовской области пять месяцев вели скрытое видеонаблюдение за спальней активистки «Открытой России» Анастасии Шевченко. Женщина уже год находится под домашним арестом, ей запрещено звонить своим детям-школьникам и матери-пенсионерке, а старший ребенок Анастасии умер в больнице, куда следователь долго отказывался ее отпускать.

Материалы дела. Судья разрешает негласную видеосъемку в квартире активистки в течение 120 суток с момента подписания постановления. Фото: Сергей Бадамшин

Пролетарский суд Ростова-на-Дону 30 августа 2018 года удовлетворил ходатайство сотрудников Центра противодействия экстремизму и частично лишил Анастасию Шевченко права на неприкосновенность личной жизни. По требованию оперативников в спальне ее съемной квартиры была установлена скрытая видеокамера, и на протяжении пяти месяцев, вплоть до задержания активистки 20 января 2019 года, сотрудники Центра «Э» наблюдали и фиксировали перемещение молодой женщины по спальне, включая те моменты, когда на ней не было пижамы.

— Полгода до ареста мамы в ее спальне стояла видеокамера, установленная там по решению суда для слежки за опасным преступником. Об этом мы узнали осенью, а с видео мама начала знакомиться сегодня, — написала в соцсетях ее дочь Влада.

«Следили, как она разваливает обороноспособность. Унизительно ли это? Да. Для людей в погонах».

Ранее адвокат Анастасии Сергей Бадамшин разместил в телеграм-канале фотографию того самого постановления суда.

«За полгода эшники установили, что Шевченко «угрожает обороноспособности, безопасности страны и конституционному строю» своим участием: в правозащитной конференции и в согласованном исполнительной властью городском митинге, — написал в телеграм-канале Бадамшин. — Представленные результаты полугодовой прослушки поражают своей никчемностью. Еще раз о главном: проникли в жилище Шевченко, установили аппаратуру, записывали 24/7, забрали аппаратуру. Без следов. Дома почти постоянно кто-то находился. Делайте выводы».

Анастасия Шевченко. Фото из личного архива

Анастасия Шевченко была арестована 22 января 2019 года по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 284.1 УК РФ. Следователи считают, что она сотрудничала с организацией «Открытая Россия», зарегистрированной в Великобритании при поддержке бывшего владельца компании ЮКОС Михаила Ходорковского. В 2017 году Минюст признал ее «нежелательной». Адвокаты Шевченко настаивают, что Анастасия сотрудничала с общественным движением «Открытая Россия», которое было учреждено в России в 2016 году и никогда не признавалось нежелательной организацией.

В 2017 году Анастасия Шевченко возглавила предвыборный штаб кандидата в президенты России Ксении Собчак в Ростове и в этом качестве принимала участие в теледебатах с представителями других кандидатов. Увидев ее на экране телевизора, сторонник Национального освободительного движения (НОД) Александр Шильченко написал заявление в полицию, требуя привлечь Шевченко к ответственности за деятельность в пользу нежелательной организации. Это заявление легло в основу первого в России уголовного дела, возбужденного по ст. 284.1 УК РФ. Позже аналогичные дела были возбуждены в отношении других активистов «Открытой России» — Максима Верникова из Екатеринбурга, Яны Антоновой из Краснодарского края и Антона Михальчука из Тюменской области.

Анастасия Шевченко в суде, который назначит ей домашний арест. Фото: Елена Романова / «Новая газета»

С самого начала Шевченко просила суд не ограничивать ей свободу на время следствия, поскольку, помимо двух детей-школьников, у женщины была дочь-инвалид, которая с детства содержалась в психоневрологическом диспансере. Мать часто навещала девочку и по несколько раз в год ложилась с ней больницу.

Спустя неделю после ареста, 17-летняя Алина была госпитализирована с тяжелым бронхитом. И умерла 31 января.

Лишь в последний момент следователь разрешил Анастасии навестить ребенка, и мать успела попрощаться с дочерью.

Летом 2019 года в ходе очередного заседания о продлении меры пресечения, Анастасии Шевченко были разрешены звонки детям, а в декабре суд позволил ей так же по телефону общаться с матерью. Следственный комитет тем временем запросил еще три месяца на завершение расследования, и 16 января областной суд, рассматривая ходатайство о продлении меры пресечения для Анастасии Шевченко, ужесточил ей условия ареста.

— Арест продлили до 20 марта и запретили маме звонить нам с Мишей и бабушке, хотя в ходатайстве следователя это (разрешение звонить. — Е. Р.) прописано, — написала в соцсети Влада Шевченко.

Анастасия Шевченко (под домашним арестом) с дочкой Владой. Фото из семейного архива

Ростов-на-Дону

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera