Сюжеты

«Миллионы людей в стране подвергнуты телефонному террору. А почему вы молчите?»

Открытое письмо «Новой газеты» — директору ФСБ Александру Бортникову

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 5 от 20 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Новая газета»

2
 

открытое письмо
 

Директору ФСБ РФ
Бортникову А. В.

Господин директор ФСБ!

С ноября 2019 года нашу страну захлестнула волна вызванных ложными сообщениями о минировании массовых эвакуаций граждан с объектов транспортной инфраструктуры, учреждений торговли, образования, культуры и здравоохранения.

В драматических обстоятельствах проводятся многочисленные эвакуации детских садов, есть сообщения о смерти людей в ходе эвакуации. Некоторые школы эвакуировали уже по 5-10 раз.

Речь идет о сотнях объектов и миллионах людей, чья жизнь осложнена этими событиями. Моральный и материальный ущерб огромен. А если сравнивать этот ущерб с обычной статистикой по таким случаям, то он беспрецедентен. Количество пострадавших еще только предстоит установить — обобщения данных по эвакуациям официально никто не ведет. По длительности эта волна уже перекрыла аналогичный период 2017 года.

Не сомневаемся, что все это вы знаете: ваши сотрудники не только прессу читают. И хотя федеральные СМИ старательно игнорируют эти события, делать вид, что ничего особенного не происходит, давно уже невозможно — таков масштаб явления. В этих обстоятельствах упорное молчание правоохранительных органов находится в поразительном противоречии с реальностью, задевшей миллионы граждан России. Каждый день молчания ваших подчиненных и власти в целом о создавшейся ситуации наносит их репутации и доверию абсолютно реальный огромный ущерб.

Ни одно из сотен сообщений о минировании не подтвердилось. Выбор объектов атаки и времени совершенно очевидно свидетельствуют, что мы имеем дело с единым замыслом неизвестных злоумышленников. Массовые эвакуации стали следствием не простого хулиганства, а спланированной акции, направленной на дестабилизацию жизни в нашей стране и частично уже достигшей своей цели. По последствиям часть этого плана нельзя трактовать иначе, как саботаж на объектах транспорта.

Борьба с такими преступлениями — прямая функция вашего ведомства.

Можно предположить, что поимка преступников в такой ситуации дело нетривиальное. Верим, это наверняка сложнее, чем фотографировать студентов в одиночных пикетах.

Но родители, чьих детей выгоняют в панике на лютый мороз, бизнесмены, считающие убытки посреди пустых торговых, залов и все их друзья и близкие задаются простым вопросом: а кто защитит нас? Вас, собственно, и создавали, чтобы ничего подобного не было. Нет ни у кого в нашей стране такого количества специалистов по безопасности и борьбе с преступлениями в области IT и связи, такого оборудования,  такого накопленного опыта, а главное — таких беспрецедентных полномочий по контролю над мобильными сетями любого уровня (в том числе по так называемому «пакету Яровой»), как у ФСБ России.

Александр Васильевич, Федеральный закон «О федеральной службе безопасности» от 03.04.1995 N 40-ФЗ и вся сложившаяся практика его применения прямо указывают на вашу ответственность за сложившуюся ситуацию. Никто не просит вас о снисхождении. Всеми обстоятельствами вы принуждены выполнить наконец свои прямые служебные обязанности. Неплохо было бы для начала хотя бы выдвинуть непротиворечивую гипотезу о происхождении этих безобразий. После событий 2017 года это уже второй случай.

Пора доказать людям, что ваши сотрудники не зря паркуют у проходной люксовые внедорожники. На вас вся Россия смотрит.

Подпишите петицию на Change.org

расскажи свою историю!


Присылайте нам на 2020@novayagazeta.ru фотографии эвакуаций и их последствий (с пометкой «история эвакуаций»). Расскажите, как это было. Мы будем добиваться от «силовиков» ответа на вопрос, почему они, такие крутые, оставили страну на растерзание.

от редакции

Диверсия национального масштаба

Уже полтора месяца в стране идет беспрецедентная волна телефонного терроризма. Каждый день экстренным службам приходится эвакуировать десятки тысяч людей, парализуется работа судов, прокуратур, региональных правительств и других госучреждений, страдают школьники и дошколята.

Волна массовых анонимных сообщений началась в конце ноября прошлого года. Сначала масштабно это коснулось Москвы и Санкт-Петербурга, затем распространилось по всей стране.

По сообщениям информагенств на конец прошлого года было эвакуировано более 4 тысяч учреждений, более полумиллиона человек.

То есть речь идет уже не об отдельных случаях, а о массовом терроризме вплоть до угрозы национального масштаба.

Так, в один день в Благовещенске из-за сообщений о заминировании было эвакуировано 16 детских учреждений – садов и школ около 3 тысяч 300 детей, в Комсомольске-на-Амуре – 24 детских сада и более 5 тысяч детей. В Хабаровске на улицу вывели 30 детских садов, в Москве проверяли более 10. Но если в столице температура в это время была + 8 градусов, то в Благовещенске и Хабаровске температура в это время года опускается ниже  -20.

Эвакуация в Благовещенске. Фото из соцсетей

К концу 2019 года в Москве по сообщениям СМИ было эвакуировано более 800 объектов, на Дальнем Востоке сотни учебных заведений, в Санкт-Петербурге помимо прочего, сообщения о заминировании получили 20 станций метрополитена. В Москве — все станции метро, эвакуировались также крупные торговые центры, десятки районных судов. Угрозы о заминировании поступали в три столичных аэропорта и четыре вокзала.

После новогодних праздников минирования продолжились.

Среди московских образовательных учреждений уже появились свои «чемпионы» — школы и детские сады, которые приходилось эвакуировать по два раза на дню.

Сегодня, 17 января, в Москве было эвакуировано семь районных судов, в Санкт-Петербурге — минирование судов началось с самого утра 16 января.

Никакой официальной информации, о том, что происходит, кто несет за это ответственность, и как с этим бороться, до сих пор нет.

Правительство, спецслужбы и МЧС молчат, на сайтах госучреждений, ведомств и экстренных служб проблема телефонного терроризма не упоминается даже в разделах новостей.

Массовые эвакуации по-прежнему парализуют жизнь по всей стране. Вот как это происходит.

мурманск


В Мурманске на фоне массовой рассылки писем о заложенных бомбах чекисты рапортовали об «украинском следе»

В Мурманской области волна минирований началась в сентябре и держала в напряжении силовиков вплоть до Нового года.

19 сентября в городе оцепили сразу 11 зданий, в том числе областное правительство. Последнее до конца года успеют «заминировать» еще 4 раза. Во второй раз — 5 декабря, в третий — 16, когда на сайт Арбитражного суда Мурманской области пришли анонимные сообщения о заложенных в самом суде, а также еще нескольких зданиях в Мурманске и Архангельске бомбах. Взорвать обещали также аэропорт, впрочем, на графике вылетов это не отразилось: саперы обследовали территорию максимально быстро.

Кроме суда, правительства, вокзала и аэропорта, в тот день эвакуировали мурманский клинический комплекс, в народе — горбольницу. Пациентам велели взять с собой документы и покинуть здание.

Еще одну больницу, Мурманский многопрофильный центр имени Пирогова, эвакуировали через 4 дня, пациентов на больничном транспорте перевезли в соседний корпус.

В тот же день снова «заминировали» Арбитражный суд, и,по традиции, правительство области. Еще раз саперы приходили в правительство 27 декабря, но, как сообщало ИА «СеверПост», чиновники от пятой по счету и четвертой за месяц эвакуации отказались и остались в кабинетах.

Всего, по подсчетам тревожных служб, за год из-за ложных угроз взрыва и обнаружения боеприпасов времен войны в Мурманской области эвакуации проводились 236 раз. Телефонные террористы беспокоили северян 47 раз, 41 подозреваемый установлен, возбуждено 16 уголовных дел. Один человек приговорен к реальному сроку лишения свободы — это житель поселка Междуречье, который 17 апреля сообщил в полицию о подготовке взрыва в сельсовете. При задержании он пояснил, что сделал это, чтоб наказать чиновников, не выделивших ему жилья. Мужчине назначили 3 года колонии строгого режима.

На фоне массы сообщений о фейковых бомбах особняком смотрится странная история, случившаяся в Мурманске 10 декабря. В тот день ФСБ сообщила о задержании в промзоне областного центра якобы сторонника запрещенного в РФ «Правого сектора», готовившего теракт. Причем с реальной бомбой в руках. Громкое задержание под Новый год было очевидно карьерно выгодно новому начальнику регионального ФСБ Александру Каширскому, который назначен на должность лишь 15 апреля. Но в истории «проукраинского террориста» слишком многое вызывает сомнения. Во-первых, пресс-секретарь украинской организации Артем Скоропадский заявление чекистов сразу назвал «чушью и бредом», заметив, что «Правый сектор» не видит смысла в проведении каких-либо акций на территории Мурманска, а в России вообще нет действующих участников организации.

Во-вторых, сама легенда, предъявленная в пресс-релизе секретной службы, вызывает, мягко говоря, недоумение: по версии следствия, 36-летний мужчина планировал взорвать здание администрации Первомайского округа Мурманска, чтобы таким образом вынудить Россию, ни много ни мало, вернуть Крым Украине.

Как выяснил сайт bloger51, задержанный ранее был связан с похоронным бизнесом, а также занимался реставрацией воинских захоронений. Мужчина заключен под стражу до 9 февраля 2020 года.

Татьяна Брицкая, «Новая»

Эвакуация Кунцевского районного суда в Москве. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Санкт-Петербург


«Минировали» метро, больницы, суды, школы, торговые центры и службу судебных приставов

Северная столица с конца прошлого года получила небольшую «передышку» от лжеминеров: многочисленные тревожные сигналы о готовящихся взрывах резко прекратились 27 декабря.

После новогодних праздников новая волна минирований с новой силой накрыла город 9 января — всего в первый рабочий день 2020 года по тревоге пришлось эвакуировать около 10 тысяч человек.

С 08:57 по 11:10 с четырех электронных адресов (zakupilsya-nahajah@startmail.com, startuem@startmail.com, kubangoieev@startmail.com, vintovka.etoprazdnik@startmail.com — все почтовые ящики зарегистрированы в Нидерландах) непрерывно поступали сообщения о заминированиях.

По информации от интернет-террористов, взрывные устройства якобы были заложены на десяти станциях петербургского метрополитена, в 18 районных судах города, в аэропорту «Пулково», на шести железнодорожных и двух морских вокзалах, в 103 детских садах (видимо, по причине зимних каникул остались нетронутыми школы), в 35 лечебных учреждениях, в том числе — в четырех городских родильных домах, в 42 торговых центрах и 30 магазинах (преимущественно — в сетевых супермаркетах «Магнит» и «Пятерочка»), в 29 отелях и гостиницах, а также в Государственном Эрмитаже. Всего 9 января взрывотехникам пришлось проверить на предмет взрывоопасности 267 объектов в Северной столице. Нигде взрывчатых веществ и взрывных устройств не нашли. Для проверок, которые продлились до 15:30 — более шести часов, привлекли 238 сотрудников правоохранительных органов на 48 машинах. Всего за это время эвакуировали 9 729 человек.

Ситуация повторилась 10 января: в этот день в Петербурге «заминировали» более 280 объектов.

Под удар, как и прежде, попали станции метро, вокзалы, больницы, торговые центры, магазины и детские сады.

Эвакуация школы в Петербурге. Фото из соцсетей

В выходные в городе воцарилось спокойствие, а в первый рабочий понедельник, 13 января, с 9 утра, по сигналу неизвестных, подозрительные предметы и устройства специалисты вновь начали искать в семи районных судах: Василеостровском, Приморском, Сестрорецком, Куйбышевском, Дзержинском, Красногвардейском и Октябрьском. Ничего не обнаружили.

14 января лжеминеры выгнали на улицу судебных приставов и сотрудников судов в Адмиралтейском, Василеостровском, Калининском, Кировском, Кронштадтском, Красногвардейском, Курортном, Невском, Петроградском и Центральном районах, а также в Петродворце.

К 15 числу интернет-террористы уже не ограничились судами. С 08:28 до 12:12 они разослали угрожающие письма на адреса электронных почтовых ящиков 23 петербургских больниц, 63 школ, 96 детских садов, 41 торгового комплекса, 411 магазинов. Всего за два часа из зданий по всему городу было выведено почти 15 тысяч человек. 16 января, с 9 до 10 утра, анонимы «заминировали» семь районных судов: Колпинский, Куйбышевский, Ленинский, Октябрьский, Петродворцовый, Приморский и Сестрорецкий.

Злодеи — кем бы они ни были — остаются верны себе: в 2019 году они тоже держали под прицелом метро, суды, больницы, магазины, детсады и школы. Однако тогда учреждения образования и здравоохранения «минировали» поштучно, а сейчас — десятками.

Как прокомментировали «Новой» в ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти, лжеминеры набрали темпы, уже превышающие прошлогодние. При этом реальных возможностей вычислить интернет-злоумышленников и привлечь к ответственности у петербургской полиции сегодня нет. Правоохранителям до сих пор не удалось даже установить владельцев почтовых ящиков, с которых регулярно поступают угрозы о готовящихся терактах.

Нина Петлянова, «Новая» 

архангельск


В Архангельске целый год «минируют» школы, больницы и аэропорт. Год назад в городе произошел реальный теракт прямо в здании ФСБ.

8 января возвращавшиеся с новогодних каникул пассажиры поезда Санкт-Петербург — Архангельск почувствовали на себе все прелести «телефонного терроризма». В полтретьего ночи на станции Сухона весь состав эвакуировали из-за угрозы минирования. Маленький вокзал всех не вместил, многие два часа провели на улице. Часть пассажиров с детьми пустили погреться в полицейские машины.

Причиной происшествия стал звонок в экстренные службы женщины, которая сообщила, что поезд заминирован.

Как сообщает портал 29.ru, со слов участников событий, звонившей просто приснилось, что этот поезд взорвется.

Сон это или бред — неважно, понятно, что паранойя, охватившая многих на Севере, результат волны ложных минирований, которая накрыла Архангельск почти год назад.

30 января эвакуировали все школы Архангельска.

Письма о заложенных бомбах пришли на электронную почту учреждений.

Детям сказали, что занятия отменяются по техническим причинам, но велели ближе, чем на 300 метров к школам не подходить.

Также были эвакуированы почтовое отделение на Троицком проспекте и администрация Приморского района. В детской поликлинике имени Семашко сотрудников попросили самим поискать подозрительные пакеты, что вызвало возмущение у персонала. Кинологи работали на территории областной больницы, плановые госпитализации были отменены. Письма с угрозами получили также в Первой городской больнице имени Е. Е. Волосевич, детской больнице имени П.Г. Выжлецова, областной станции скорой медицинской помощи, Архангельской офтальмологической больнице, городской больнице № 6, Северодвинской станции скорой помощи и Северодвинской городской больнице № 1.

Следующее обострение телефонного терроризма пришлось на середину мая. 16 числа эвакуировали аэропорт Талаги, а также торговые центры «Титан Арена», «Престиж», «Сафари», «Вертикаль», «Петромост» и «Полюс». На следующий день пришла информация о минировании двух школ в поселке Катунино.

Спустя месяц в аэропорт Талаги вновь пришло электронное письмо об эвакуации — 21 июня он был вновь эвакуирован. В третий раз это произошло 7 августа.

4 сентября в Архангельске также из-за ложной угрозы эвакуировали 500 учеников и преподавателей Архангельского политехнического техникума.

Наконец, самая массовая эвакуация произошла 27 декабря — тогда прервали работу мэрия, городские больницы № 1, 4, 7, 6, железнодорожный и автовокзалы. Причина — электронное письмо с угрозами взорвать эти здания, поступившее в соседний регион — на почту мурманского Арбитражного суда.

Угрозы взрыва в Архангельске воспринимаются острее и серьезнее, чем в том же Мурманске, по понятной причине. Годом ранее , 31 октября 2018 года в центре города произошел вполне реальный теракт: 17-летний учащийся Архангельского политехнического техникума Михаил Жлобицкий подорвал себя в здании регионального ФСБ. Жлобицкий погиб, взрывом также ранило троих сотрудников ведомства.

Татьяна Брицкая, «Новая газета»

Эвакуация школы в подмосковном Зеленограде. Фото из соцсетей

Екатеринбург


Год в Екатеринбурге начался спокойно, никто отдыхающих горожан из-за звонков «о бомбе» из торговых центров не выгонял. Но как только начались рабочие будни — атаковали лжеминеры.

15 января по электронной почте в детские сады и школы пришли анонимные сообщения о минировании. Также в очередной раз был заминирован Арбитражный суд Свердловской области. Письма от злоумышленников поступили во время ежегодного послания президента. Многие школы к этому времени уже закончили уроки, поэтому правоохранители эвакуировали суд и детские сады. Угрозы оказались ложными.

На следующий день, 16 января, гулять по улице пришлось сотрудникам и посетителям Главпочтамта и Администрации Екатеринбурга. Их эвакуировали в связи со звонком анонима, сообщившем о заложенной в зданиях взрывчатке. После многочасовой проверки минеры подтвердили, что угроза была ложной, и люди смогли вернуться на рабочие места.

Сообщения о минированиях сегодня никого уже не удивляют. Прошлый год лжеминеры тоже проверяли нервную систему екатеринбуржцев на прочность, а правоохранительные органы — на быстроту реакций и профессионализм.

Страда 2019 года для саперов началась с массового минирования 29 января. Тогда угрожающие сообщения поступили на электронные почты учреждений Екатеринбурга и городов-спутников: Верхней Пышмы и Арамиля. Были эвакуированы больницы, торговые центры и одно студенческое общежитие.

31 января ситуация повторилась, только размах стал больше. Людей эвакуировали из административного здания вблизи Уралмашзавода, из многоквартирных домов, на первых этажах которых расположены магазины и офисы, торгового центра Nebo и шести школ. В этот же день эвакурировали больницу в Березовском и здание городской администрации в Арамиле. Во всех случаях сообщение о минировании пришло на электронную почту.

1 февраля сообщение о готовящемся теракте поступило в Железнодорожном районе Екатеринбурга. «Террористы» были задержаны в этот же вечер. Два пьяных мужчины неудачно сыграли роли телефонных шутников. В тот же день был задержан лжеминер торгового центра в Краснотурьинске Свердловской области. Он «мстил» сотовой компании, чей офис располагался в данном ТЦ, за «незаконно снятые» с его счета 200 рублей. Злоумышленник также был пьян.

18 февраля были эвакуированы 1250 человек из всех ТЦ, где расположены магазины «Эльдорадо». Сообщения о минированиях поступали в течение часа с короткими промежутками на телефон 112. Конкретного адреса злоумышленник не называл, поэтому пришлось эвакуировать все магазины торговой сети. На следующий день телефонный террорист был задержан.

13 марта из-за сообщения о минировании и задымлении был эвакуирован ТЦ «Мегаполис».

Вечером 6 апреля был эвакурирован крупный торговый центр «Карнавал». Информация о заложенной взрывчатке, к счастью, не подтвердилась.

13 апреля на общие телефоны торговых центров поступили сообщения о минирования. На улицу вывели посетителей и сотрудников девяти торговых центров Екатеринбурга в разных административных районах города. Правоохранительные органы проверяли и три крупных рынка.

15 апреля была «заминирована» школа №119 в Железнодорожном районе. В этот же день в соседнем Первоуральске саперы проверяли администрацию города и управление образования.

25 апреля оказался «заминирован» Ельцин Центр. Сообщение об этом поступило через 10 минут после начала мероприятия, проводимого ЛГБТ-сообществом. Незадолго до этого ЕЦ пикетировали представители Уральского родительского комитета.

В ночь с 1 на 2 мая из-за сообщения о заложенной бомбе эвакуировали ТЦ «Гринвич».

6 мая в бизнес-центре «Квартал» был обнаружен предмет, похожий на снаряд. В пресс-службе ФСБ информацию об обнаружении предмета подтвердили, но впоследствии оказалось, что взрывчатых веществ в нем не было.

8 мая по электронной почте поступили сообщения о заложенных бомбах в разных зданиях в Екатеринбурге. Были эвакуированы девять ТЦ, два бизнес-центра и два городских рынка.

13 мая были «заминированы» пять отделений «Сбербанка».

14 мая из-за сообщения о бомбе эвакуированы сотрудники и посетители Екатеринбургской епархии, всего около ста человек. Сообщение поступило на электронную почту.

14 июня было «заминировано» здание налоговой инспекции по Верх-Исетскому району.

9 июля во время визита преззидента Владимира Путина в Екатеринбург двое мужчин выставили муляж взрывного устройства на трассе в аэропорт Кольцово, по которой должен был проехать президент. Для создания муляжа подозреваемые использовали обувную коробку, бутылку, камни, провода и изоленту. Позже они были задержаны. Свои действия злоумышленники объяснили раздражением от количества полицейских автомобилей на пути следования главы государства, мол, таким образом они решили проверить, умеют ли правоохранители работать по-настоящему.

16 июля из-за электронного письма анонима, сообщившего о заложенной бомбе, были эвакуированы учащиеся и сотрудники из всех корпусов Уральского университета и студенческих общежитий.

19 июля из-за звонка психически нездорового человека был эвакуирован Шарташский рынок. Лжеминер задежан и отправлен в психиатрическую больницу.

Вечером этого же дня был «заминирован» алкомаркет вблизи завода «Химмаш». Злоумышленником оказался рецидивист, трижды судимый за лжеминирования. Под воздействием алкоголя он таким образом хотел насолить своей возлюбленной, работающей в данном алкомаркете.

31 октября поступило сообщение о минировании самолета в аэропорту Кольцово. Борт совершал рейс «Екатеринбург-Сургут». Шутника задержали через пару часов. Он находился в состоянии алкогольного опьянения. Как объяснил злоумышленник, таким образом он хотел задержать рейс, на который опаздывала его знакомая.

Эвакуация школы после лжеминирования в Екатеринбурге. Фото: Вова Жабриков / URA.RU / TASS

Утром 9 ноября аэропорт Кольцово был эвакуирован снова. Поступил звонок о минировании, которое после многочасовой проверки силовиками было опровергнуто.

25 ноября из-за сообщения о заложенной бомбе были эвакуированы все мечети Екатеринбурга.

16 декабря по уральской столице снова прошла массовая волна «минирований». Эвакуировали железнодорожный вокзал, арбитражный суд, городскую администрацию и одну из больниц. Сообщения «минеры» прислали по электронной почте.

17 декабря снова был «заминирован» арбитражный суд.

И напоследок, 27 декабря, была «заминирована» школа №93. Ну, а после этого и горожане, и злоумышленники с головой ушли в предновогоднюю суету.

Все минирования в течение 2019 года, на счастье екатеринбуржцев, оказались ложными.

— Как мы видим за прошедший год, лжеминирования были двух типов: массовые и единичные, — поделился наблюдением источник «Новой» в силовых структурах. — Единичные практически все раскрыты. Обычно их совершают люди в алкогольном опьянении, чем-то расстроенные, либо психически неуравновешенные. А вот массовые минирования остаются, в большинстве своем, нераскрытыми. Это один из косвенных признаков причастности самих правоохранителей к этим минированиям. Обратите внимание, как только появились первые массовые минирования в стране, начались высказывания об ужесточении контроля за разного рода средствами коммуникации и связи. Значит, стоит ждать новый, еще более «закручивающий гайки», законопроект.

Изольда Дробина, «Новая на Урале»

Читайте также

Эвакуация — главное слово месяца. Некоторые школы «минируют» несколько раз в неделю

 

Красноярск


В прошлом году — четыре волны ложных минирований. В новом — пока ни одной. И никаких данных о расследовании прежних эпизодов.

Первые две волны случились 28 и 31 января 2019 года. 25 января задело города Дальнего Востока и Забайкалья, рассылка сообщений о бомбах остановилась в Иркутской области на Ангарске, 28-го она возобновилась, двинувшись далее на запад и покрыв Сибирь уже полностью; в тот день в Красноярском крае на электронные адреса различных административных объектов поступило 45 сообщений (44 в Красноярске и одно в Минусинске). Таковы данные антитеррористической комиссии, но, по всей видимости, писем рассылали больше — не все из них вовремя открыли, многие попали в спам. Эвакуированы более двух десятков школ, а также больницы, поликлиники, психоневрологический диспансер, крупные торговые и офисные центры, банк, несколько министерств, располагающихся в отдельных зданиях, а также основные резиденции правительства и Закса. В тот день было минус 20 и сильный ветер, в некоторых школах дети не успели одеться. Грелись в соседних крупных магазинах, банковских отделениях, театрах или бежали до соседних школ. В ряде учебных заведений к эвакуации готовились заранее: брали в кабинеты куртки и переобувались.

Во вторую волну, 31-го, некоторые школы попали повторно, но появилось и с десяток новых, эвакуировали также детсады, ТЦ, снова Закс, гостиницы, офтальмологическую клинику.

Третья волна снова накрыла все крупные города Сибири, но была пониже и растянутой — в Красноярске с 13 по 15 апреля 30 сообщений. Четвертая — 7-8 мая (захватило также Новосибирск, Омск, Самару, Нижний), в Красноярске в первый день эвакуировали 9 ТЦ, и на следующий день еще два.

В наступившем году пока — ни массовой рассылки писем, ни звонков. О результатах расследования прежних эпизодов — ничего; изначально силовики лишь говорили, что сообщения приходят из-за рубежа и началось это в сентябре 2017 года.

В феврале и марте поступали единичные сигналы о минировании нескольких объектов, в т.ч. Красноярской ГЭС. Эти, не имеющие отношения к серийным, инциденты расследуются получше. Например, в марте прошлого года после эвакуации железнодорожного вокзала Красноярска задержали 58-летнего жителя Рыбинского района. До этого на него составили протокол о распитии на вокзале, а когда выгнали на примыкающую площадь, он тут же со своего сотового позвонил о минировании вокзала и двух автовокзалов. И только что взята подписка с 15-летнего подростка: подозревается в том, что сообщил о бомбе в спорткомплексе, не желая идти на урок физкультуры. Это происходит в закрытом АТО Солнечном (Ужур-4).

Алексей Тарасов, «Новая»

P. S. К слову: в Ужуре-4 размещается 62-я дивизия РВСН, готовящаяся к переоснащению в 2021 году взамен «Воевод» («Сатаны») оружием судного дня — новыми ракетами «Сармат». «Ведомости» писали, что летно-конструкторские испытания «Сармата» начнутся в январе 2020 года, и после отработки трассы Плесецк — Кура военные впервые с 1987 года проведут испытательный пуск из позиционного района в Красноярском крае, где дислоцирована 62-я дивизия.

Фото: Сергей Ермохин / ТАСС

дальний восток


После праздников эвакуировали все школы города.

В Хабаровске к «минированию» преступили сразу же после окончания новогодних праздников, и приступили масштабно. 13 января стало известно, что на почту спортивного комплекса «Арена Ерофей» пришло письмо о заложенных там и в других школах города пороховых зарядах. Номера учебных заведений указаны не были, в ФСБ приняли решение эвакуировать все школы города, где учатся около 49 тысяч детей.

Эвакуация прошла быстро. Учеников начальных классов отвели в здания культуры и офисы рядом со школами, детям пришлось дожидаться родителей. Старшеклассников отпустили домой, потому что продолжить учебный день было невозможно: экипажей полиции, скорой и пожарных оказалось меньше, чем эвакуированных учреждений. Они проверяли школы до вечера. Ни в одной школе взрывное устройство не обнаружили.

«Нам письмо не приходило, а в школу №44 из нашего района пришло письмо с угрозами, причем от физического лица. Текст был примерно такой: «Мы подкинем вам и еще нескольким школам фугас, и будем смотреть, как вы будете подыхать», — рассказала «Новой газете» директор школы «Успех» имени маршала Блюхера Татьяна Худякова.

По словам Худяковой, сначала городская администрация сказала руководителям учебных заведений проверить электронную почту, а затем пришло указание эвакуировать все школы города.

Собеседница «Новой» отметила, что это была первая эвакуация в ее школе, однако администрация заранее договорилась с ближайшим домом культуры и с торговым центре о том, что в экстренном случае детей отправят туда. Худякова рассказала, что дети, особенно ученики начальной школы, были очень напуганы, первоклассники рыдали.

Хабаровск и соседний Комсомольск-на-Амуре стали одними из лидеров по количествам эвакуаций в прошлом году. Чаще всего в двух городах Хабаровского края угрозы о минировании поступали в торговую сеть «Самбери», в детские сады и школы. Также эвакуации затронули здание администрации Хабаровска, а сегодня сообщение о минировании пришло и в Драматический театр Комсомольска-на-Амуре. Ни одна угроза не подтвердилась.

А в Комсомольске-на-Амуре 9 января из-за сообщения о бомбе  пришлось эвакуировать целый судостроительный завод — три тысячи человек.

Около 12:00 по местному времени в Комсомольске-на-Амуре началась эвакуация всех цехов и подразделений «Амурского судостроительного завода». Свои рабочие места покинули около 3500 человек, сообщает местное издание Fluger. Анонимное сообщение о взрывном устройстве пришло на электронную почту завода.

Из-за экстренной эвакуации многие выбежали на улицу в легкой спецодежде и обуви. Люди заходили греться в ближайшие здания и офисы. Большинство сотрудников успели взять свои личные вещи, им руководство завода разрешило закончить рабочий день и вернуться домой. Те, кто оставил ключи от дома на рабочем месте, остался во Дворце культуры судостроителей ждать окончания проверки.

Из-за огромной территории завода проверка на Амурском судостроительном заводе завершилась в начале пятого вечера по местному времени. В проверке принимали участие отрудники МЧС и пожарные: взрывчатых устройств не было обнаружено.

В Комсомольске-на-Амуре за последние месяцы сообщения о минированиях и эвакуации стали регулярными. Сначала сообщения приходили в местную торговую сеть «Самбери» — за прошлый год их эвакуировали 32 раза. В декабре эвакуации происходили каждую неделю из школ и детских садов. Письма о минировании приходили на электронную почту сразу десятков учреждений. Ни одно сообщение не подтвердилось.

Виктория Микиша, «Новая»

а что я могу сделать?
 

ФСБ обязана объяснить эпидемию лжеминирований в России и устранить их причину. Петиция «Новой газеты»

расскажи свою историю!


Присылайте нам на 2020@novayagazeta.ru фотографии эвакуаций и их последствий (с пометкой «история эвакуаций»). Расскажите, как это было. Мы будем добиваться от «силовиков» ответа на вопрос, почему они, такие крутые, оставили страну на растерзание.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera