Комментарии

Обвинен? Значит, не виноват!

Драма Клинта Иствуда «Дело Ричарда Джуэлла» — о том, что может сделать с человеком система

Кадр из фильма «Дело Ричарда Джуэлла». Kinopoisk.ru

Этот материал вышел в № 3 от 15 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

2
 

Его прошлогодний «Наркокурьер» некоторые критики именовали последним фильмом 89-летнего классика. А неубиваемый ковбой снимает. Снимается. Продюсирует. И вместо того, чтобы отбыть в горние выси отвлеченных философствований, сочиняет кино высокого напряжения, подключенного к току современности. «Дело Ричарда Джуэлла» — повествование про национального героя, объявленного террористом. Реальная история, прогремевшая на весь мир, вначале превратилась в книгу Кента Александра и Кевина Салвена «Подозреваемый», по мотивам которой и сделана картина.

Лето 1996-го. Олимпийские игры в Атланте в разгаре. Смешной увалень охранник Ричард Джуэлл (Пол Уолтер Хаузер) дежурит в Парке Столетия на поп-концерте своей любимой группы «Jack Mack and the Heart Attack». Ночное дежурство не заладилось: у него болит живот, его дразнят отвязные подростки, размахивающие недопитыми бутылками. Но по обыкновению, он сдержан и бдителен. И обнаружив под скамейкой подозрительный рюкзак, следует инструкции: вызывает саперов и поднимает тревогу. Тем самым спасает тысячи жизней, спасает Олимпиаду. Бомба все равно взорвется, будут раненые и даже два убитых — но трагедия могла быть страшнее. На три дня Ричард превращается в национального героя. Его снимают главные новостные компании, ему даже предлагают написать книгу. Им так гордится мама (незабываемая Кёти Бейтс), с которой он душа в душу обитает в крошечной квартирке. Дальше начинается ад.

Спецслужбы, ищущие «взрывника», в череде других подозреваемых составляют и на Ричарда профайл, доказывающий, что он и есть террорист-одиночка. И не совсем на пустом месте. Посудите сами. 33-х летний белый, разочарованный в жизни толстяк неопределенной ориентации живет с мамой. Мечтает стать героем. Собрал гору оружия (дело происходит в штате Джоржиа, здесь разрешено приносить оружие даже в церкви и школы). С мутным прошлым. А тут еще на беду Ричарда к расследованию подключается пронырливая, амбициозная, циничная журналистка Кэти Скраггс (Оливия Уайлд), для которой эта история – тема первополосного скандала… Песенка безобидного рохли спета, и большой вопрос — поможет ли ему опекающий его адвокат Брайант (Сэм Рокуэлл).

В фильме два героя – маленький человек и государство. Над охранником, с маниакальным усердием, следующим инструкции, посмеиваются настоящие полицейские («Что ты прицепился к этому рюкзаку, там наверняка пиво!», его недолюбливают студенты (в Колледже Пьемонта не забудут ярого блюстителя нравственности, порядка и трезвого образа жизни).

Маленький человек мечтает верой и правдой служить государству, за что безжалостно наказан.

Государство олицетворяют агенты ФБР, масс-медиа и собственно народ, мнение которого формируют государство и масс-медиа. Спецслужбы влезают в частную жизнь Ричарда, грязными ногами топают по их комнатам («Они даже обувь не снимут?», — восклицает обескураженная миссис Бейтс), выносят все, включая дорогие сердцу мамаши Бейтс пластмассовые кухонные контейнеры… Потом их вернут, и на каждом будет номер — клеймо несмываемого позора. Джуеллов преследуют «органы» и толпы журналистов.

Избегая клише и однозначности, режиссер размышляет над непростой вечной проблемой взаимоотношений человека и власти. Возможно ли вообще сохранить себя и самоуважение в этих отношениях? Иствуд делает героем обжору, лузера, почти фрика, мечтающего, как о манне небесной, о службе в полиции. Верующего, как в Иисуса Христа, в справедливость закона и правоохранителей... Его доверчивость, похожая на стокгольмский синдром, на руку фэбээровцам.

Пользуясь его доверием, правоохранители устраивают театрализованные следственные эксперименты. Прослушивают. Обыскивают. Допрашивают. Записывают. Выжимают признательные показания… Ричард и его мать месяцами скрываются дома — осаду держат камеры и папарацци.

Кадр из фильма «Дело Ричарда Джуэлла». Kinopoisk.ru

Для Иствуда Ричард — герой, который не совершает подвига. Всего лишь делает то, что должен. И за это его превращают в участника популярного в нынешней Америке (да и не только Америке) шоу «сотвори себе террориста». Три дня славы и 88 дней расследования, которое разрушает его жизнь.

Из фильма в фильм режиссер рассказывают об обычных людях. О том, том, что они и есть настоящая Америка, а не фейковая страна, про которую вещают СМИ.

Это пилот, посадивший неисправный самолет («Чудо на Гудзоне)», десятилетний мальчик, потерявший в автокатастрофе брата-близнеца («Потустороннее»), туристы, предотвратившие атаку в поезде («Поезд на Париж»), «морской котик» Крис Кайл («Снайпер»), так и не выползший из войны, одинокий старик, вознамерившийся выползти из нужды с помощью кокаина («Наркокурьер»).

Кино «Дело Ричарда Джуэлла» об уязвимости каждого, кому не повезло оказаться на пути государственного танка. Об унижении и бесправии в свободном мире. И какие же нужны внутренние силы это колоссальное унижение пережить.

В роли Ричарда фантастически достоверный Пол Уолтер Хаузер. Известный больше по ролям негодяев актер создает трехмерный характер, в котором честность, простодушие доведены почти до абсолюта, до глупости. При этом герой вызывает сострадание и не выглядит идиотом. Во всяком случае, в бытовом значении слова.

Фильм, как случается с картинами Иствуда последних лет, обвиняют левые и правые. Правые за антиправительственный пафос. Левые — за пропаганду милитаризма. Кроме того, после премьеры вокруг картины разгорелся скандал, связанный с одной из его линий. По сюжету журналистка из The Atlanta Journal-Constitution Кэти Скраггс (Оливия Уайлд) соблазняет агента ФБР (Джон Хэмм, «Безумцы»), чтобы первой получить эксклюзивную информацию о подозреваемом террористе. Реальная Кэти Скраггс умерла в 2001-ом, и теперь ее работодатель и издатель утверждает, что имя честного корреспондента опорочено, требуя опровержений от режиссера и киностудии Warner Bros. В официальном ответе студии говорится:

«Печальная ирония состоит в том, что именно та газета, которая первой поспешила назначить Ричарда Джуэлла виновным, теперь пытается очернить нашу команду кинематографистов и актеров».

Иствуда не первый раз обвиняют в сексизме, крайнем консерватизме. Режиссер с пятидесятилетним стажем и безупречной репутацией в Голливуде не скрывает своих патриотических республиканских взглядов. Но сам не прочь посмеяться над расизмом, сексизмом и собственными твердокаменными взглядами. В «Наркокурьере» герой Иствуда, опрометчиво обзывает чернокожую семью «неграми» и немедленно исправляется, видя их обиду. Режиссер не боится откровенной сентиментальности, морализаторства. Не избегает показательной демонстрации унижения Молохом маленького человека. И все это складывается в пейзаж его любимой Америки. Впрочем, есть такая сцена в фильме. Русская секретарша адвоката Брайтона Надя заявляет: «У меня на родине если кого-то обвиняют, значит он невиновен». Откуда Иствуд все про нас знает?  

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera