Интервью

Все-таки «обезьяна с гранатой»

Инженер-разработчик РЛС Андрей Горбачевский: невероятную ошибку иранских ракетчиков можно объяснить только страхом перед нападением США

Фото: Ahmad Halabisaz / Imago-images.de

Этот материал вышел в № 2 от 13 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина Тумаковаспецкор «Новой газеты»

14
 

На третьи сутки после крушения «Боинга» под Тегераном Иран признал, что сбил пассажирский лайнер ракетой, выпущенной из ЗРК «Тор», потому что принял его за крылатую ракету. Накануне разработчик РЛС Андрей Горбачевский говорил «Новой», что данные, попавшие в открытый доступ, свидетельствуют как раз о ракетной атаке. Он оказался прав. И теперь объясняет, как иранская ПВО могла допустить такую ошибку.

карточка эксперта
 

Инженер, разработчик РЛС Андрей Горбачевский

Андрей Горбачевский, инженер, разработчик РЛС. После окончания Физтеха (1973 год) всю жизнь работал в оборонке. Разрабатывал радиолокаторы зенитно-ракетных комплексов, начинал с корабельных, потом перешел в НИИ Авиационных систем (сейчас — ГосНИИАС). Заведовал сектором обороны стратегической авиации

— Андрей Алексеевич, Иран фактически возложил вину за сбитый самолет на «американский авантюризм»: дескать, готовились отражать удар. Какая связь между ожиданием удара и атакой на гражданский самолет Украины?

— Это чисто политическое заявление: Иран хочет скрыть степень развала своей ПВО. Потому что более грубой ошибки в истории ПВО я не припомню.

Рейс «Украинских авиалиний» из Тегерана был регулярным. Все регулярные рейсы в системе ПВО страны записаны. Командир экипажа ЗРК сравнивает полученную отметку цели с отметками, которые должны идти по расписанию. В определенное время самолет вылетает из аэропорта — и командир экипажа ЗРК знает: это такой-то рейс.

— Украинский самолет вылетел с задержкой примерно на час.

— Это неважно, сообщение командиру все равно должно было поступить. Но дело даже не в расписании. Самолет взлетел с гражданского аэродрома и пошел по стандартной трассе. Пассажирский самолет не может лететь абы как, он идет по выделенному коридору. Командир экипажа ЗРК должен видеть, что цель идет в коридоре, выделенном под пассажирские самолеты. Уже это одно должно ему показать: перед ним не какой-то американский беспилотник, а гражданский лайнер.

Дальше — самолет взлетел. На определенной высоте он набирает определенную скорость. Командир экипажа сразу соотносит: если цель идет на такой высоте и с такой скоростью, то она, скорее всего, гражданская.


— Кроме того, на пассажирских самолетах стоят транспондеры.

— Обязательно. А на ЗРК стоит система госопознавания — такой «запросчик» данных с этого транспондера. И она должна была распознать самолет как гражданский. Но в Иране может быть своя система госопознавания, отличная от стандартной натовской. То есть Иран мог создать для себя особую систему, которая по частотам с натовской не совпадает.

— Зачем?

— Чтобы в их систему не мог вмешаться противник с помехами.

— Как раз одна из версий — что они не распознали пассажирский самолет из-за помех. Получается, что помех не могло быть?

— Я не могу точно сказать, какая система госопознавания стоит в Иране. Но, например, в России такая система для военных самолетов отличается от натовской. Поэтому у нас дополнительно к собственной системе ставят вторую, которая считывает данные гражданских самолетов. Так было принято еще в Советском Союзе, когда мы все делали не так, как в НАТО. И что там было с системой госопознавания, когда мы поставляли Ирану ЗРК «Тор»? Иранцы вполне могли поставить какую-то свою.

— Но вы уже назвали другие степени защиты, помимо системы госопознавания.

— Совершенно верно. Поэтому я могу только повторить, что ошибка грубейшая. Невероятная.

— И все-таки, раз они до сих пор не палили по каждому самолету, какая-то система у иранцев стоит. Почему она не блокировала запуск ракеты?

— Это может говорить о какой-то неисправности. Значит, у иранцев нет обслуживающего персонала, который бы следил за состоянием всех систем ЗРК.

— Но там же наверняка есть российские инструкторы?

— Как работают российские инструкторы — это вы видели, когда сирийцы сбили Ил-20. Это тоже была грубейшая ошибка, хотя все-таки менее грубая, чем в этом случае.

— Иран утверждает, что пассажирский «Боинг» приняли за крылатую ракету США. Их вообще можно перепутать?

— Перепутать пассажирский самолет с крылатой ракетой не мог бы никто и ни при каких обстоятельствах. Разве что это была не просто «обезьяна с гранатой», а пьяная обезьяна с гранатой.

Это значит, что Иран уже не знает, что соврать.

Разбор фрагментов рухнувшего украинского «боинга» под Тегераном. Фото: Ebrahim Noroozi / AP/TASS

На ЗРК «Тор», как я вам говорил в прошлый раз, стоит два локатора. Один — обзорный, который непрерывно вращается и фиксирует все, что вокруг взлетает. Когда самолет взлетел с аэродрома, обзорный локатор видел его секунд через двадцать. И дальше все время, пока самолет летел, все шесть минут, на экране обзорного радара шла трасса. То есть с самого начала полета было ясно, откуда вылетела цель.

— Они видели, что «крылатая ракета» запущена с гражданского аэродрома?

— Конечно. Пока работал только обзорный локатор, еще можно было подумать, что рядом с гражданским самолетом летит что-то военное. Но дальше включается локатор наведения ракеты. Ракета наводится на цель очень узким лучом, порядка одного градуса шириной. Он настолько хорошо все различает, что тут ошибки уже быть не может. Вероятность, что в этот луч попадет не только гражданский самолет, но и еще что-то военное, равна нулю.

Командир экипажа оценивает еще и мощность сигнала от цели по величине метки: большая цель или маленькая. На индикаторах отображается яркая отметка или тусклая. Проще говоря, командир должен был видеть, что летит что-то большое. От большого пассажирского самолета метка будет раз в десять ярче, чем от военной цели. А размер крылатой ракеты — с маленький самолетик. И у нее очень низкая мощность отраженного сигнала. Яркость этой точки уже не в десять, а в сто раз меньше, чем у самолета. И летит ракета, чтоб ее не заметили, на очень малой высоте, это десятки метров. А иранцы сбили громадный самолет, летевший на высоте 2400 метров. Как это можно спутать? Разница — куда наводить луч: вверх к небу или вниз вдоль земли.

— Вы перечислили столько степеней защиты от дурака, что я повторю вопрос, на который вы отвечали в прошлый раз. Может быть, самолет сбили все-таки умышленно?

— Это невозможно. Слишком велика вероятность, что это очень быстро будет установлено. Помимо спутниковых данных и прочего, есть же обломки самолета. И по ним «почерк» будет установлен на 100 процентов: у каждой ракеты свои поражающие элементы. На бомбе делаются насечки, чтобы при взрыве она разлеталась на куски. И из-за этих насечек все куски одинаковые.

Делегация украинских экспертов была допущена Ираном к месту трагедии и после официального признания Ираном уничтожения «боинга» были обнародованы кадры с характерными повреждениями корпуса лайнера поражающими элементами ракеты. Фото: Офис президента Украины

— В истории с MH17 именно так идентифицировали «Бук».

— И здесь точно так же по обломкам определили бы «Тор».

— Может быть, Иран рассчитывал, что не пустит никого к обломкам?

— Поначалу у них и была такая тактика. Более того: они объявили, что и «черные ящики» будут сами расшифровывать.

Но дело даже не только в обломках. Они запустили две ракеты. Насколько я знаю, так поступают только в случае, когда надо гарантированно поразить военную цель.

По гражданскому самолету две ракеты никто запускать не будет, его бы и одна уничтожила. Потому что военный самолет меньше, к тому же он маневрирует, может уклониться, по нему проще промахнуться. А гражданский летит как утюг, тут не промахнешься. И две ракеты — значит, больше вероятности, что кто-то обнаружит пуск.

И потом, как вы объясните, что сбили именно украинский самолет? Украина вообще ни при чем. Она даже, можно сказать, в чем-то потихоньку помогала Ирану, продавая старое советское оружие. И почти все пассажиры этого самолета были иранцы. Даже граждане Канады — это были иранские студенты с гражданством Канады. Нет, иранцы просто были так напуганы возможным американским налетом, что ничего не увидели, а просто взяли и ударили.

Место крушения украинского «боинга» после расчистки иранскими военными. Фото: ТАСС

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera