Сюжеты

Годовщина Томоса

Полной независимости Православной церкви Украины исполнился год: влияние РПЦ угасает

Томос о даровании УПЦ автокефалии. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 2 от 13 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество

Александр Солдатовспециально для «Новой»

8
 

Несколько обязательных аббревиатур
 

ПЦУ — Православная церковь Украины — признанная Константинопольским и Александрийским патриархатами и Элладской архиепископией автокефальная церковь с центром в Киеве и во главе с митрополитом Епифанием (Думенко).

УПЦ КП — Украинская православная церковь Киевского патриархата — непризнанная мировым православием церковь, возникшая в начале 1990-х гг.после ухода из РПЦ митрополита Филарета (Денисенко). В декабре 2018 г. вошла в ПЦУ, однако в июне 2019 г. Филарет заявил о ее восстановлении вне ПЦУ.

УАПЦ — Украинская автокефальная православная церковь -  непризнанная мировым православием церковь, не признавшая создание УПЦ КП в 1990-е гг. В декабре 2018 г. целиком вошла в ПЦУ.

УПЦ МП — Украинская православная церковь Московского патриархата — часть РПЦ, обладающая ограниченной автономией на территории Украины. Предстоятель — митрополит Киевский Онуфрий (Березовский).

Международное признание

Никто и не скрывал, что проект «канонической украинской автокефалии» направлен против Москвы. Ослабляя ее влияние среди поместных православных церквей разных стран, «первый по чести» в православном мире Константинопольский (Вселенский) патриархат, ориентированный на США, стремится положить конец «двуполярности» этого мира, сложившейся еще в 1940-е гг., после восстановления Московской патриархии. По замыслу Сталина, инициировавшего этой восстановление, подобно СССР, окруженному поясом стран-сателлитов, Московская патриархия также стала во главе церквей стран «народной демократии» (Болгарии, Румынии, Югославии, Албании и т.д.) с перспективой подчинить своему (советскому) влиянию и весь христианский Восток — Грецию, Сирию, Палестину. По приказу диктатора на подарки восточным патриархам, согласившимся в 1945 г. приехать в Москву и признать новосформированную Московскую патриархию из госбюджета потратили сотни тысяч долларов...

Разумеется, после распада советского блока международное влияние Московской патриархии стало стремительно ослабевать. Но непосредственным поводом для цепной реакции, которая в конце концов привела к дарованию Томоса Украине, стал внезапный отказ патриарха Кирилла от участия во Всеправославном соборе на Крите в 2016 г. Примечательно, что РПЦ была одним из организаторов этого собора, согласовала проекты всех его документов и даже сформировала свою официальную делегацию. Но когда стало ясно, что в случае отказа Москвы от участия в соборе ее поддержит еще несколько поместных церквей, буквально за 10 дней до начала заседаний РПЦ вдруг решила не ехать на Крит. Туда также не поехали делегации Антиохийского, Болгарского и Грузинского патриархатов. В результате авторитет собора резко упал, а его решения не были приняты церквами, которые в нем не участвовали.

Столь неожиданный демарш Москвы вызвал гнев Вселенского патриархата, который с того момента и начал готовить церковное отторжение Украины от Москвы.

Конечно, одной обиды Константинопольского патриарха Варфоломея было бы недостаточно для решения вопроса об украинской автокефалии. Этому исключительно благоприятствовала политическая конъюнктура — как внутри Украины, так и в мире в целом: российская агрессия, сплотившая украинское гражданское общество вокруг национально-патриотической повестки, антироссийские санкции, беспрецедентное охлаждение отношений Москвы с США и вообще с Западом. Да, во многом автокефалия была «личным проектом» Петра Порошенко, который посвятил борьбе за Томос последний год своего президентства. Принято считать, что таким способом он пытался повысить свой рейтинг и избраться на второй срок. На самом же деле Порошенко умело использовал перспективу своего неизбрания для ускорения процесса: он постоянно напоминал своим церковным и светским партнерам в Константинополе и Вашингтоне, что в апреле 2019-го «окно возможностей» может закрыться, и тянуть больше не стоит.

Патриарх Кирилл долго не верил в реальность «константинопольской затеи» и полагал, что его просто пугают, склоняя к компромиссу. К активным действиям он приступил, когда было уже слишком поздно: 31 августа 2018 г. Кирилл нанес экспресс-визит Варфоломею, с которым ни о чем не договорился. И уже в октябре Константинополь официально отменил акт 1686 года о передаче Киевской митрополии под временное управление Москвы и снял церковные наказания с лидеров «украинского раскола» — бывшего митрополита РПЦ Филарета (Денисенко), ставшего в 1995 г. непризнанным патриархом Киевским, и главы УАПЦ Макария (Малетича). В конце ноября было принято принципиальное решение о даровании автокефалии, утвержден устав ПЦУ, а 15 декабря 2018 г. в Софии Киевской проведен Объединительный собор, в котором участвовали все епископы непризнанных УПЦ КП и УАПЦ и всего два епископа УПЦ МП. Председательствовал на соборе экзарх Вселенского патриарха митрополит Эммануил. Наконец, 5 января 2019 г. Томос об автокефалии был подписан, а 6 января — в Рождественский сочельник — торжественно дарован новой Украинской церкви.

Митрополит Эммануил. Фото: РИА Новости

Сначала РПЦ пыталась пойти по пути изоляции Константинопольского патриархата, «ушедшего в раскол», и объявила ПЦУ «сугубо политическим проектом, который закончится вместе с режимом Порошенко». Но ни одна поместная церковь мира не пошла вслед за РПЦ на разрыв канонического общения с Константинополем. Напротив, Элладская (Греческая) церковь признала автокефалию ПЦУ в октябре, а Александрийский патриархат (второй по чести в православном мире) — в ноябре прошлого года. С предстоятелем ПЦУ сослужил в Киеве епископ Православной церкви Чешских земель и Словакии, украинскую автокефалию поддержал один болгарский митрополит и часть епископата Кипрской архиепископии. Колебания по этому вопросу наблюдаются в Грузинской и Румынской церквах. Чтобы не идти на разрыв с большей половиной православного мира и не впадать в изоляцию, руководство РПЦ придумало невиданный в православной истории ход:

оно решило, что постановления Элладской и Александрийской церквей были «несоборными», поэтому разорвало общение только с частью их епископата в надежде, что остальная часть и дальше будет не признавать ПЦУ.

Православные каноны такой возможности не предусматривают: если даже в Греции и Африке есть епископы, не согласные со своими предстоятелями, но не разрывающие с ними общения, то эти епископы разделяют с предстоятелями всю ответственность за их «ошибки».

Автокефалия старше Порошенко

Украинские политические события 2019 года опровергли лозунг московской пропаганды о том, что украинская автокефалия рухнет вместе с властью Порошенко. Идея (и разные ее воплощения) украинской автокефалии существовала не только задолго до Порошенко, но и при советской власти (правда, в основном в эмиграции) и даже до революции. Все-таки включение Киевской митрополии в Московский патриархат в конце XVII века было не вполне добровольным, а украинские церковная традиция и народное благочестие очень сильно отличались от московских. Возможно, тот конкретный сценарий «ускоренного» получения автокефалии, который был реализован при Порошенко, кому-то и не нравится (например, его критикует патриарх Филарет (Денисенко)), но это не значит, что в украинском обществе нет глубокой почвы для церковной «самостийности».

Ее идея неотделима от украинской государственности — недаром предстоятель ПЦУ митрополит Епифаний (Думенко) уподобляет Томос акту о независимости Украины.

Каждая попытка построения украинской государственности — в 1918-19, в 1941-42 или при развале СССР — сопровождалась стихийным провозглашением автокефалии через «уход в раскол» частей Украинской церкви. И если РПЦ признает независимое украинское государство, ей самой стоило озаботиться вопросом украинской автокефалии, не дожидаясь, пока инициативу перехватят Константинополь и Вашингтон. Кстати, подпись нынешнего предстоятеля УПЦ МП митрополита Онуфрия (Березовского) стоит под обращением епископата этой церкви 1991 г. о даровании автокефалии Москвой.

Победа Владимира Зеленского на выборах президента притормозила процесс перехода общин из УПЦ МП в ПЦУ. Если за первые 4 месяца 2019 года перешло более 500 общин, то за оставшуюся часть года — около 100. Однако вспять этот процесс не пошел. Известно лишь 2 случая, когда общины, перешедшие в ПЦУ, вернулись обратно в УПЦ МП. Администрация Зеленского ведет себя «равноудаленно» от всех церковных юрисдикций, и какой-либо дискриминации ПЦУ или УПЦ МП не испытывают. Попытка же 90-летнего почетного патриарха Филарета (Денисенко) восстановить «под Зеленского» УПЦ КП, декларирующую свою независимость как от Москвы, так и от Константинополя, пока выглядит курьезом. Зеленскому она точно не интересна, а за Филаретом пошли лишь считанные приходы, статистически незаметные в масштабах Украины.

Единственным достижением Московского патриархата в период президентства Зеленского можно считать приостановку процесса переименования УПЦ МП Верховным судом Украины. В декабре 2018 года Верховная Рада приняла закон, по которому религиозные организации, центр которых расположен в государстве-агрессоре, должны внести упоминание об этом центре в свое официальное название. УПЦ МП, в частности, предлагалось переименовать в «РПЦ в Украине». Хотя УПЦ МП и не хочет собственной автокефалии, но называться «РПЦ» стесняется:

ее стратегическая задача — держать украинский православный народ и дальше в подчинении Московской патриархии, при этом не отпугивая его названием церкви, не приемлемым в условиях войны.

К началу 2020 года в Украине сложился такой юрисдикционный расклад: крупнейшей церковью остается УПЦ МП — более 13 тыс.приходов, на втором месте ПЦУ — около 8 тыс., далее — греко-католики с почти 4 тыс. приходов. Возрожденная Филаретом УПЦ КП едва ли имеет на территории Украины 20 общин.

Оптический Амман

В конце ноября минувшего года Москву посетил Иерусалимский патриарх Феофил III. Судя по тому, что в ходе своего краткого визита он встретился с президентом Владимиром Путиным, инициатива исходила от Кремля. Иерусалимский патриарх «владеет скрепой» — идейно значимым для российской власти чудом схождения Благодатного огня накануне Пасхи, который затем самолетами развозят по всем епархиям РПЦ. Многомиллионная российская телеаудитория наблюдает чудо в прямом эфире, причем комментаторы поясняют, что огонь посылается с неба только истинной церкви, а когда чудо закончится, наступит конец мира. Патриарх Феофил III лет 10 назад пытался скромно пояснить, что огонь не сходит прямо с неба, а является символической «репрезентацией» того, как свет Воскресения разлетелся по всему миру от Гроба Господня. Но патриарх остался неуслышанным в России.

Президент РФ Владимир Путин, патриарх Московский и всея Руси Кирилл и патриарх Иерусалимский Феофил III во время встречи. Фото: РИА Новости

Поскольку теперь Иерусалим посещает не меньше паломников из Украины, чем из России, а маленький греческий патриархат выживает в еврейском государстве только за счет паломников, сложилась реальная опасность признания ПЦУ и в Иерусалиме, что размывало бы телевизионный тезис о «схождении огня только к истинной церкви» (ведь ПЦУ - «раскольническая»). В Москве Феофилу III сделали ряд серьезных предложений, видимым знаком чего стало вручение ему в храме Христа Спасителя премии Фонда единства православных народов. В ответ Иерусалимский предстоятель пригласил всех своих коллег во главе с патриархами Варфоломеем и Кириллом на саммит в столицу Иордании Амман, где он хочет примирить их и найти какой-то выход из «украинского кризиса». Пока ни один предстоятель, кроме Кирилла, официально не подтвердил своего участия в саммите. Более того, патриарх Варфоломей написал свой отказ в категорической форме, а архиепископ Кипрский демонстративно не ответил на приглашение. Трудно понять, какие еще усилия может приложить Москва, чтобы саммит в Аммане состоялся...

***

Череда внешнеполитических поражений Московской патриархии отражается на влиятельности патриарха Кирилла во внутрироссийской политике. Личная встреча Путина с Иерусалимским патриархом показала, что Кремлю приходится брать на себя, в свое «ручное управление», даже сугубо церковную повестку. Конечно, для радикальных прогнозов пока нет оснований — никто не будет немедленно отправлять патриарха в отставку и заменять его «духовником президента» Тихоном (Шевкуновым). Но патриарху точно будет некомфортно и непривычно в той маргинальной политической нише, в которую его отправили не только внешнеполитические просчеты, но и периодически возникающие в российских медиа скандалы вокруг имени его и возглавляемой им структуры. Впрочем, такое его положение лишь отражает вполне естественную для цифровой эпохи тенденцию вытеснения религии из общественно-политического пространства в сокровенные глубины частной жизни человека. «Царство Мое не от мира сего», — предупреждал Иисус Христос.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera