Колумнисты

Подрывные работы

Что случилось в Магнитогорске?

Фото: РИА Новости

Общество

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

10
 

В 6.02 минуты утра 31 декабря 2018 г. в Магнитогорске произошел взрыв. Взорвалась квартира, расположенная прямо над аркой в 7-м подъезде громадного многоквартирного дома. Арка не выдержала, подъезд рухнул, погибли 39 человек.

Уже вечером 31 декабря следователи пришли к жене одного из местных магнитогорских исламистов — Альмира Абитова. Утром 1 января они прямо заявили ей, что тело ее мужа находится под завалами.

Тем же утром 1 января дворник нашел в мусорной урне возле ТЦ «Континент» пакет со взрывчаткой и присоединенным к нему телефоном.

Это было более чем странное место для теракта: ведь 1 января ТЦ был закрыт, и если бы пакет взорвался, то количество жертв было бы минимально.

Однако пакет не взорвался вообще. Он был так плохо сделан, что дворник обезвредил его, просто сорвав телефон.

В тот же день в ночь на 2 января в Магниторгоске была расстреляна маршрутка, в которой находились три члена местной исламистской ячейки: Махмуд Джумаев, Альмир Абитов и Алишер Каимов (судя по всему, крыша у всех троих уехала на почве вражды с неверными далеко и всерьез.) Сразу после расстрела один из его участников или кураторов позвонил журналистке Znak.сom и сообщил, что они ликвидировали террористов, взорвавших дом в Магнитогорске и планировавших новые теракты.

В квартире, которую снимали исламисты, прошел обыск: демонстративный, с оцеплением и эвакуацией всего дома — так, чтобы гарантировать максимальный публичный эффект. В город спешно приехал Владимир Путин, и СК объявил, что расследует «все версии» взрыва.

Казалось бы, все шло к тому, что ФСБ вот-вот объявит о раскрытии теракта, но ничего такого не последовало. Власти продолжали настаивать на первой версии: взрыв газа. Население им доверяло мало (у нас население только голосует за власть, но доверять не доверяет), и это недоверие подогревалось многочисленными публикациями Znak.com, BAZA, и пр., содержавшими подробные и явно слитые органами детали.

Например, одна из публикаций Znak.сom рисовала нам совершенно невероятную, фантастическую картину беспримерной активности магнитогорских силовиков. Согласно ей, эти мудрые и стойкие люди отсмотрели все камеры и увидели «мужчину, выходящего утром 31 декабря без вещей из дома незадолго до взрыва». После этого «путем оперативных мероприятий» в кратчайший срок удалось установить причастность этого мужчины к экстремизму. Кроме этого, силовики отсмотрели видеокамеры возле всех торговых центров, увидели на камере возле ТЦ «Континент» бомжа, который что-то достает из урны, умудрились распознать, что он достал взрывчатку. «В результате силовики недалеко от ТЦ «Континент» выходят на частную «Газель», следует перестрелка, пожар, и еще «четвертого подозреваемого убили при задержании на съемной квартире только днем 2 января». 

Можно только поздравить авторов этого рассказа с готовым сценарием для сериала, который покажут по зомбоящику в день чекиста.

В этом рассказе наши силовики предстают в виде гибрида Шерлока Холмса и Джеймса Бонда, способного за день отсмотреть десятки тысяч часов видеосъемки и мгновенно распознать экстремиста по зернистому изображению, на котором обыкновенно не видно не то, что черт лица, но и деталей одежды. «Мужчина вышел из двери дома». Подозрительное событие, что и говорить! Из дверей многоквартирных домов, ясен пень, никто не выходит, кроме экстремистов. Все нормальные люди, как известно, покидают эти дома другим способом.

Фото: РИА Новости

Как связаны между собой все эти три события: взрыв дома, бомба у ТЦ и расстрел маршрутки?

Есть три варианта их объяснения.

Первый.
 

Исламисты Джумаев, Абитов и Каимов взорвали дом и оставили на остановке бомбу. Бойцы невидимого фронта, чудо-следователи и пр. (см. статью Znak.сom) меньше чем через 12 часов установили, что случилось. На следующий день они ликвидировали террористов и предотвратили новые теракты.

Возможен ли такой вариант? Несомненно.

Однако в таком случае у меня вопрос: почему наше ФСБ, которое обожает изобретать несуществующие заговоры и предотвращать несуществующие теракты, не объявляет официально об этом своем грандиозном успехе?

При этом, заметьте, ФСБ не молчит. Она подмигивает, течет из всех щелей, всячески намекает: это мы! Это мы! 

Много ли вы знаете случаев, когда сразу после ликвидации террористов ее участники звонили журналистам со словами: «мы тут расстреляли террористов»?

Вариант второй.
 

В доме взорвался газ. Как только это случилось, сотрудники местного ФСБ, которых хлебом не корми, дай раскрыть теракт, немедленно решили, что это сделали известные им исламисты, и расстреляли, а потом попытались доказать, что они ликвидировали террористов, достойны повышения и пр.

Но доказать это не удалось, просто потому, что это было не так. И поэтому, несмотря на все усилия наших героев, уже примерявших новые звездочки, им оставалось только художественно врать прессе. В таком случае остается очень нехороший вопрос: а кто же оставил в мусорной урне сверток со взрывчаткой, который не взорвался и не мог причинить большого вреда, но зато нагнал паники?

И, наконец, есть и еще и

Третий вариант.
 

В раскрытии нашего «теракта» обращает на себя внимание необыкновенная быстрота. В 6 утра взорвался дом, а уже вечером того же дня к жене Абитова пришли.

Обычно наши спецслужбы не замечены в такой выдающейся работе. К примеру, взрывы в Московском метро произошли 29 марта 2010 г., а имя одной из террористок, Марьям Шариповой, было установлено только 3 апреля, причем из-за того, что ее отец обратился в местную прокуратуру с заявлением о пропаже дочери.

Имена организаторов взрыва на вокзале в Волгограде 29 декабря 2013 г. были установлены и объявлены только 30 января 2014 г.

Быстро раскрыли теракт только в питерском метро. 3 апреля взорвался смертник, а 4 апреля СК уже назвал его имя. Но это потому, что спецслужбы знали о подготовке теракта и даже слушали телефоны террористов, — просто их информация была неполной.

Как же спецслужбам с такой невероятной быстротой удалось раскрыть теракт в Магнитогорске? Не имея ни улик, ни отпечатков пальцев, ни следов взрывчатки, ни ДНК, они уже на следующий день уверенно сообщали жене Абитова, что его труп лежит под развалинами дома, — и, как мы знаем, ошиблись, потому что никакого Абитова под развалинами не было, и его расстреляли потом в маршрутке?

Эта невероятная быстрота, скорее всего, означала, что среди исламистов был осведомитель или даже провокатор.

А теперь представьте себе. Вы — майор или полковник ФСБ, и вы внедрили к исламистам в Магнитогорске агента, и он каждый день вам отчитывается, как они там паяют, режут обрезки труб, закупают симки, и вы уже потираете руки в предвкушении громкого предотвращения масштабного теракта (вполне настоящего, вероятно), — и тут утром 31 декабря на воздух взлетает дом.

Какая ваша первая реакция? Животный ужас: обманули! Какая ваша вторая реакция? Замочить всех, с концами, и особенно вместе с осведомителем, потому что если будут аресты и допросы, то вам, майору (полковнику, подполковнику, генералу), не сносить погон, вы заигрались, готовили процесс, а получился теракт. Вот после этого-то вы и будете расстреливать «маршруточников», а не арестовывать их, вот после этого-то вы и будете звонить с места расстрела журналистам со словами «мы тут ликвидировали террористов». Потому что иначе вы наворотили вагон и маленькую тележку, и вам за это отвечать.

Как узнать, какая из версий правильная?

Очень просто.

Для этого СК надо всего лишь публично объявить, кто именно арендовал в ту ночь на 31 декабря ту злосчастную взорвавшуюся квартиру номер 164, сдававшуюся посуточно.

Согласно сливам от спецслужб, квартира была сдана одному из «маршруточников» . Если это так, то в Магнитогорске действительно произошел теракт, и остается только догадываться, почему наше ФСБ скрывает свое геройство.

Однако согласно официальной информации, взорвавшаяся квартира была арендована жительницей этого же дома на Новый год для своего сына. «Не подтвердилась информация о том, что квартиру № 315 в доме на Карла Маркса за день до взрыва сдали мигрантам, которые якобы и могли устроить теракт. На самом деле ее сняла для своего сына жительница этого же дома Наталья», — писала «Новая» спустя пять месяцев после теракта. 

Если квартира была снята Натальей, то вопрос об Абитове, который ее снял, отпадает. Вместо этого возникает другой вопрос: как получилось, что силовики меньше чем через сутки вышли на группу исламистов, которые, я совершенно согласна, были очень нехорошие люди, но которых ничего со взрывом дома не связывало и на которых невозможно было выйти путем расследования взрыва?

Нам говорят, что о теракте официально не объявляют потому, что власти не любят, когда в стране происходят теракты, — вот, мол, поэтому и врут. Это правда. Например, когда 24 августа 2004 — перед Бесланом — в небе взорвались сразу два самолета, власти несколько дней пытались отрицать очевидное. Но тут просто не тот случай. Если все, что нам сливают силовики, правда, то пиар-минусы от теракта многократно перевешиваются поразительной, мгновенной, безупречной работой спецслужб. Чего ж не похвастаться-то?

На мой взгляд, силовики действительно многое скрывают в истории с Магнитогорском.

Но что они скрывают — тот факт, что они героически и в кратчайшие сроки вычислили и замочили взорвавших Магниторгорск террористов? Или они скрывают, что с перепугу замочили группу исламистов, которая находилась под их контролем, и, может быть, даже готовила теракты, — но дома в Магнитогорске не взрывала.

Что они скрывают — собственную доблесть? Или скрывают собственную паранойю, заговоростроительство и некомпетентность?

В любом случае одну вещь я нахожу забавной. А именно — что те же самые люди, которые не верят ни единому слову пропаганды, сказанной официально, оказываются легко подвержены той же самой пропаганде, когда она имеет неофициальный характер. Бьюсь об заклад — арестуй силовики Джумаева, Абитова и Каимова и предъяви им обвинение — и половина людей, которые сейчас пускают сопли по поводу кровавого ФСБ, нагло скрывшего от общества исламистский теракт, — изо всей силы защищали бы этих «невинных» людей от кровавого ФСБ, которое якобы само взорвало дом в Магнитогорске, чтобы обвинить мирный ислам и пр.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera