Репортажи

«Поднимите руки те, кто приехал поддержать потерпевших!»

Даниил Конон — о суде над одним из первых фигурантов «московского дела» Самариддином Раджабовым

Фото: Георгий Малец — специально для «Новой»

Общество

Даниил КононСпециально для «Новой»

1
 

Депутата одного из районов Якутии оштрафовали на 30 тысяч рублей за то, что он избил инспектора ДПС лопатой. Его признали виновным по части 1 статьи 318 УК РФ — это именно та часть и статья, по которой судили фигуранта «московского дела» Самариддина Раджабова. За то, что он бросил пластиковую бутылку в сторону силовиков — не попал, но удар пластика о плитку напугал трех здоровенных бойцов 2-го оперативного полка полиции.

От броска Самариддином бутылки до рассмотрения дела по существу и вынесения приговора прошло почти полгода — все это время 21-летний рэпер провел в СИЗО. За прошедшие 5 месяцев я успел не только выйти из тюрьмы, но и стать судебным репортером «Новой».

Бывший фигурант дела освещает процесс действующего фигуранта — абсурднее этой ситуации, пожалуй, только предъявленное обвинение.

В деле Раджабова должно было быть четверо потерпевших, но один из силовиков, Виталий Максидов,  не только отказался считать себя потерпевшим, но и вовсе уволился со службы. Видимо, он все же шел работать в органы не для того, чтобы вздрагивать в ужасе от «грубого шуршания пластика».

На рассмотрение дела по существу пришло около сотни человек. Все они относились к обвинению с нескрываемым юмором  — в очередной раз лицезреть театр абсурда, ошибочно называемый судом.

Из всех фигурантов «московского дела» Самариддин Раджабов дольше всех находился под следствием и эти пять месяцев провел за решеткой. Адвокаты просили выпустить подсудимого из аквариума на время рассмотрения дела — суд отказал со ссылкой на острую необходимость изоляции Раджабова.

Допрос потерпевших вызывает нескрываемый смех. На протяжении нескольких часов трое физически крепких мужчин рассказывают с серьезными лицами, как были напуганы звуком падающей бутылки, как испытали неописуемый страх за свои жизни:

«Да, я испугался, — говорит первый,— решил, что это коктейль Молотова!»

«Испытал дискомфорт, испуг»?  — продолжает второй. — Мы не знали, на что готовы идти люди, которые были вокруг нас».

«Прибыли на площадь и стали задерживать наиболее агрессивных — тех, у кого плакаты были, — рассказывает третий. — Я испытал тревогу, в тот день и стеклянные бутылки вокруг бились».

Судья хоть и делает несколько замечаний в зал по поводу громкого смеха, но, кажется, и сама не в силах сдержать улыбку.

В перерыве один из слушателей случайно роняет бутылку с водой — тут же масса шуток, что в этот раз обошлось без происшествий, потерпевшие не испугались. Впрочем, аналогичная ситуация и на видеозаписях оперативной съемки. На кадрах потерпевший Линник после падения бутылки что-то говорит и указывает пальцем в сторону Раджабова. Еще трое сотрудников даже не заметили произошедшего, о чем и сообщали в своих первоначальных показаниях по делу. Агрессивного поведения толпы, антиправительственных лозунгов и оскорблений представителей правопорядка на видео тоже почему-то нет.

Это также подтверждается словами свидетеля защиты Краснопевцевой. Она описывает ситуацию так: люди не могли выйти из оцепления — мирно стояли, кто-то что-то ел, сотрудники полиции кричали в мегафон, призывали расходиться, попутно беспорядочно задерживали людей. Громкого хлопка, которого  испугались экипированные в броню сотрудники силовых ведомств девушка почему-то не заметила, хоть и стояла от места падения, судя по видео, на точно таком же расстоянии.

В зал для дачи характеристики подсудимого вызывают родственников. Отец Раджабова говорит, что гордится своим сыном и его гражданской позицией. Гордится тем, что тот не уехал, несмотря на его уговоры. Называет любое политическое преследование в 2019 году позором для России. Благодарит всех, кто пришел на митинг 29 сентября и продолжает вести борьбу против политически мотивированных дел.

Сам Раджабов давать показания по делу отказывается и на вопрос суда о возможности завершения следствия отвечает:

— Да, давно пора.

Фото: Георгий Малец — специально для «Новой»

В прениях прокурор говорит о доказанной вине подсудимого  и запрашивает для него за трех испуганных полицейских наказание в виде 3 с половиной лет колонии общего режима. Адвокаты требуют оправдания, обращая внимание суда на тот факт, что реальность угрозы пришла в момент обсуждения с руководством, а не в момент «происшествия», и изначально двое из трёх потерпевших ничего об упавшей бутылке не знали.

«В случае избрания наказания в виде реального лишения свободы вы можете разрушить все то светлое, что есть в этом человеке» — сказал адвокат Анри Цискаришвили, срывая овации зала.

Адвокат Сергей Бадамшин заранее просит не аплодировать и подробно разбирает абсурдность предъявленного обвинения, заканчивая свое выступление словами: «Обида полицейских не должна выливаться в унижение всех органов». Несмотря на просьбу, кто-то все-таки не выдерживает — раздаются аплодисменты.

Раджабов в прениях обращается к залу: «Поднимите руки те, кто приехал поддержать потерпевших?» — зал неподвижен, тогда Самариддин разводит руками и добавляет: «У меня все, ваша честь».

В своем «последнем слове» он вновь читает рэп, посвященный его сложному пути в качестве фигуранта «московского дела» — судебные приставы, собравшиеся в коридоре у двери в зал, незаметно отбивают ритм.

На следующий день,  во вторник, на оглашение приговора поддержать Раджабова пришли несколько сотен человек: активисты, политики, экс-фигуранты и просто неравнодушные граждане. Люди не расходились даже тогда, когда приставы перестали пускать в здание суда, все терпеливо ожидали финала. В том же здании чуть раньше вынесли приговор Сергею Суровцеву — два с половиной года колонии.

Самариддина Раджабова хоть и признали виновным, но постановили ограничить наказание штрафом в 100 000 рублей, который зачли в счет проведенного в СИЗО времени. Пусть и формально, но справедливость восторжествовала — еще один невиновный человек оказался на свободе.

Самариддина освободили в зале суда.

Фигуранты «московского дела» Даниил Конон, Дэнни Кулинич (свидетель), Самариддин Раджабов, Валерий Костенок и Владислав Барабанов (слева направо). Фото из социальных сетей

— Добро пожаловать в свободную Россию, — крикнул кто-то из толпы, протягивая ставшую символом освобождения белую розу.

— Нет, это не свобода, — ответил Раджабов, — когда невиновные парни из «ростовского дела» получают по 6 с половиной лет, это не свобода.

На вопрос о том, чем он намерен заниматься дальше, Самариддин уверенно ответил, что молчать не намерен и считает своим долгом «освещать происходящий в стране беспредел».

Видео: Глеб Лиманский / «Новая газета»

 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera