Репортажи

Девочке сказали: «Пожалуйста»

История любви, в которой поступок одного человека привел к убийству, трем уголовным делам и искалечил жизнь ребенка

Этот материал вышел в № 140 от 13 декабря 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинспецкор

13
 
Фото: mapio.net

Недавно ко мне в фейсбук постучался Роман Радыванюк. «Вот уже 4 года я пытаюсь добиться справедливости, но безуспешно. Меня оговорили в преступлении, которого не было. Все доказательства, экспертизы, показания свидетелей и два полиграфа, пройденные в МВД и СК, об этом говорят. Я готов ответить на все вопросы».

Никаких вопросов я задавать не стал. Решил навести справки.

Оказалось, что Романа еще в 2016 году приговорили к 12 годам лишения свободы за изнасилование. Речь, страшно сказать, шла о четырехлетнем ребенке.

Мне удалось ознакомиться с материалами дела: показаниями свидетелей, экспертизами, приговором и — главное — письмами матери девочки Юлии Ивановой, адресованными Радыванюку уже после того, как он отправился в тюрьму.

Прочитав сотню страниц документов, я понял, что передо мной — история любви, в которой глупый поступок одного человека привел к убийству и трем уголовным делам, а попутно искалечил жизнь маленького ребенка.

Посторонняя женщина

27-летняя Юлия Иванова и 25-летний Роман Радыванюк познакомились весной 2015 года в подмосковном Серпухове.

— Мы познакомились через социальные сети. Переписывались, затем начали встречаться. Довольно быстро, к середине мая, съехались, — рассказывает Роман.

Юлия Иванова. Фото из личного архива

Иванова до этой встречи дважды была замужем. От обоих браков остались дети: от первого — сын, от второго — дочка Лиза (имя изменено). Второй муж, уходя, оставил Юлии и детям однокомнатную квартиру на улице Горького, у серпуховского ж/д вокзала.

После второго развода Юлия встретила нового молодого человека — Романа Романова. Отношения были недолгими: его посадили в тюрьму за участие в разбойном нападении. «Помогать» Ивановой по хозяйству вызвалась мать Романа Елена.

— Когда мы решили съезжаться, я ничего не знал о Елене Романовой. Даже о ее существовании, — говорит Роман Радыванюк. — Познакомился с ней, когда утром кто-то начал открывать дверь в Юлину квартиру своим ключом.

С Романовой, по словам Радыванюка, отношения не сложились сразу.

— Романова рассказывала Юле про меня всякие гадости. Чаще всего говорила, что я нахлебник: живу в Юлиной квартире, не работаю.

Роман с Юлией договорились, что пока нет работы, он будет присматривать за четырехлетней Лизой (старший сын Юлии в это время жил с бабушкой в Костромской области). Сама Юлия ездила на заработки в Москву, занималась сетевым маркетингом. Бывало, что уезжала на целую неделю, а домой возвращалась только на выходные.

Елена Романова работала продавцом в супермаркете.

— Она брала ночные смены. Днем сидела дома, — вспоминает Радыванюк. — Мы постоянно ссорились, и я часто уводил Лизу подальше от нее, на прогулку. Мы подолгу гуляли. Так было и 27 сентября [2015 года].

В тот день, по воспоминаниям Радыванюка, они с Лизой проснулись около 10 утра. Елена Романова вернулась с работы и начала попрекать его тем, что он ходит по дому в трусах. Роман в ответ заявил, что скоро Елена «жить в этом доме не будет».

— У нас с Юлей была идея: продать ее и мою квартиры в Серпухове и купить квартиру в Москве, — говорит Радыванюк. — Юля и раньше намекала Романовой, что той пора собирать вещи, но делала это вежливо, обходительно. Я сказал прямо.

Роман с маленькой Лизой ушли гулять. На прогулке к ним присоединился друг Александр Лобков со своими детьми. Взрослые взяли по пиву, а детям купили мороженое и газировку.

— Когда пришло время обедать, Саша пригласил нас к себе. Мне не хотелось возвращаться домой, и я согласился, — вспоминает Радыванюк. — Внезапно позвонила Юля. Она была очень раздражена и сказала, чтобы я немедленно вел Лизу домой. Мы поругались, но я не понимал, в чем дело. Я отвел Лизу, еще раз позвонил Юле. Она сказала, чтобы я собирал свои вещи и уходил.

Радыванюк направился к другу. По пути Юлия позвонила Роману еще раз.

— Она кричала в трубку: «Что ты делал с ребенком?» Но конкретных претензий сформулировать не могла. Я сказал, что ничего не делал. Разозлился и отключил телефон.

Роман Радыванюк. Фото из личного архива

Признания

Следствие установило: Елена Романова и Юлия Иванова в тот день созванивались минимум дважды. В ходе первого разговора, после которого Юлия потребовала от Радыванюка привести дочь домой и убираться, Елена нажаловалась ей, что молодой человек «плохо кормит» ребенка, что они с Лизой «пропадают неизвестно где».

Иванова вспоминала в суде, что услышанное ее разозлило. Она попросила Романову забрать у Радыванюка ключи от квартиры.

Дальше ситуация, по словам Елены Романовой, развивалась так: «Я передала Радыванюку слова Ивановой, забрала ключи, и он ушел. После этого я пошла купать Лизу, а когда стала ее вытирать, Лиза зажала ножки. Я увидела у нее потертости в области половых органов. Спросила, откуда они. Лиза ответила, что они с дядей Ромой играли, и дядя Рома водил пальчиками по ее писе. Я сразу позвонила Ивановой и сказала об этом. Юля приехала из Москвы, поговорила с Лизой и затем ушла. После этого Юлю искала полиция».

Из Москвы в Серпухов Иванова приехала не одна, а в компании своего друга Виталия Мина. Поговорив с Лизой, они направилась в квартиру Радыванюка — «разбираться». Романа дома не было. После того, как Иванова прогнала его, он пошел к другу, у которого и решил заночевать.

Дверь Мину и Ивановой открыл отец Романа Олег Радыванюк.

— Они стали спрашивать отца, где я нахожусь. Но он этого не знал. Они начали его бить. Мой отец был инвалидом (пережил тяжелую аварию), он не смог сопротивляться.

Они связали папу, долго его пытали. Потом Юля достала нож и убила его, — говорит Роман. — Его тело я обнаружил на следующее утро, когда пришел от друга.

Увидев труп отца, Радыванюк вызвал полицию, которая… заподозрила в убийстве его самого.

— Меня отвезли в отдел на Калужской улице, — вспоминает Роман. — Сначала потребовали, чтобы я дал признательные показания, я отказался. Тогда меня повели в кабинет № 220, где посадили на стул, завели руки за спину и зафиксировали их наручниками. После этого один из сотрудников принес черную коробку с двумя проводами и кольцами на концах. Спросил: «Знаешь, что это?» Кольца мне надели на безымянные пальцы и начали подавать ток. Пропускали заряд, потом спрашивали, дам ли я явку с повинной. Так продолжалось три часа. Уж не знаю, каким образом, но я вытерпел. Ни в чем не «сознался». Ночь я провел в отделении. На следующий день меня внезапно отпустили.

Роман Радыванюк. Фото из личного архива

О пытках Радыванюк никому не рассказывал — боялся. Почти месяц его никто не тревожил, а в конце октября вызвали в Следственный комитет.

— 31 октября 2015 года позвонил знакомый следователь Кирилл Ковалев, мы с детства дружим с его супругой. Он сказал, что убийцу моего отца нашли. Я поехал в отдел. Оказалось, что Юля дала признательные показания. Но одновременно — написала в отношении меня заявление о сексуальных домогательствах по отношению ее дочери. Я пытался объяснить Кириллу, что ничего не совершал, он ответил, что верит мне как другу, но по этой статье «закрывают всех», и если я хочу получить по минимуму восемь лет лишения свободы, то должен написать явку с повинной.

Роман писать явку не стал. После недолгих уговоров Кирилл вышел из кабинета, а на смену ему пришли трое полицейских, двое из которых пытали Радыванюка месяц назад.

— Один из них рассказал, что Юля, перед тем, как сдаться, отвезла Лизу к своей маме в Костромскую область. И что он сам съездил туда и поговорил с Лизой. И что Лиза подтвердила, что я ее трогал, — вспоминает Роман. —

Мне сказали: если я во всем не признаюсь, то меня снова «познакомят» с коробкой с током, а потом будут избивать, и, наконец, посадят на 15 лет. Честно — я испугался. Я больше не хотел пыток.

  Роман дал признательные показания.

***

Юлию Иванову и ее подельника Виталия Мина осудили в особом порядке. Мин отделался тремя годами условно, Иванову приговорили к семи годам (при возможных двадцати). Юлия говорила своей матери, что следователь предложил ей дать показания против Радыванюка (обвинить его в развратных действиях по отношению к дочери) в обмен на мягкий приговор. Она согласилась.

Иванова долго была уверена, что Радыванюк действительно «приставал» к маленькой Лизе.

До тех пор, пока, уже находясь СИЗО, не поговорила с дочерью обстоятельно. «Тетя Лена попросила сказать, что дядя Рома меня трогал», — призналась девочка.

В распоряжении «Новой газеты» есть письмо, которое Юлия отправила Роману после разговора с дочерью: «Звонила ляльке с д.р. поздравить. Она сказала, что ты не трогал ее. Что они с тетей договорились так сказать. Прости, что я не верила тебе. И ляльку прости. 29-го еду на продленку, там следователю все расскажу».

Иванова не только дала объяснения следователю, в которых просила снять с Радыванюка обвинения в изнасиловании дочери, но и выступила на суде в его защиту. Не помогло: 20 декабря 2016 года Роману дали 12 лет лишения свободы. Суд, вынося приговор, сослался не на выступление Ивановой в ходе заседания, а на ее заявление о преступлении, на признательные показания самого Радыванюка и на свидетельства Елены Романовой, которая на процессе заявила, что «не понимает, почему Лиза говорит, будто это она, Романова, попросила ее рассказать о приставаниях «дяди Ромы».

Волшебное слово

Интересный факт: после того, как Юлия Иванова сообщила об изменении показаний дочери, следователи всерьез изучили версию о непричастности Радыванюка к преступлению. В материалах дела есть допрос маленькой Лизы, в котором она подтверждает: сказать о приставаниях ее попросила «тетя Лена». В Сети также имеется запись разговора Лизы и журналистов серпуховского портала «Ока.инфо»:

— Трогал ли он тебя? — спрашивает журналист.

— Нет, он ничего не делал.

— Правда ли, что тетя Лена просила тебя сказать?

— Да.

— И зачем ты это сделала?

— Потому что она сказала волшебное слово: «пожалуйста».

Проверялась непричастность Радыванюка к «преступлению» и другими способами: он прошел психолого-сексолого-психиатрическую экспертизу, которая установила, что он не склонен к педофилии.

Затем — два полиграфа: в МВД и СК. Оба исследования показали, что Роман говорит правду: он не трогал девочку.

Московский областной суд внял доводам защиты. Апелляционным определением приговор Радыванюку был отменен, дело направили на новое рассмотрение в Серпухов.

И тут случилось странное: председатель Серпуховского городского суда Александра Шичкова де-факто повторила решение своей подчиненной Ирины Пантелы. Она тоже приняла к сведению не новые показания Ивановой и других свидетелей, а прежние, данные на следствии. И напомнила о признании Радыванюком своей вины. Романа вновь приговорили к 12 годам лишения свободы.

Роман Радыванюк. Фото из личного архива

Юлия Иванова подала обращение в Московский областной суд в надежде, что дело против Радыванюка прекратят:

«Я совершила преступление, так как меня обманула Елена Романова, мать моего бывшего молодого человека. Она, зная о том, что меня насиловали, и что я очень боюсь в этом плане за своих детей, надавила именно на это. Она оклеветала Радыванюка в изнасиловании моей дочери. <…>

Моя дочь говорит, что Радыванюк ее не трогал, что они с тетей Леной договорились так сказать. Следователю при первой даче показаний она тоже говорила: «Меня тетя заставила сказать». Но эти слова не внесли в протокол.

Успокоившись и все обдумав, я ужасаюсь от того, что произошло. Убит невиновный человек. Не виноватый ни в чем мужчина, потерявший отца, — за решеткой. Мои дети остались без матери».

Где сейчас сама Елена Романова — неизвестно.

В последнем разговоре со мной Роман Радыванюк сказал, что у него больше нет денег на адвоката. Как защитить себя, он не знает.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera