Сюжеты

Конфликт ценностей?

Как праворадикальная «АдГ» тестирует границы академической свободы в Германии

Фото: EPA

Этот материал вышел в № 137 от 6 декабря 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ЗамищакЖурнал DOXA

 

Пространство академических свобод в российских университетах продолжает сужаться. Цензура часто проходит под лозунгом о необходимости «политической нейтральности» университета. Ирина Замищак разобралась, как обстоят дела с академическими свободами у немецких профессоров, которые имеют отношение к праворадикальной партии «Альтернатива для Германии» («АдГ»). Как в стенах немецких и британских университетов уживаются члены АдГ и студенты-активисты, которые протестуют против их лекций?

Может ли ученый заниматься публичной деятельностью без привязки к академической аффилиации? Academic Freedom Monitoring Project свидетельствует о том, что именно конфликт действий или точки зрения ученого с позицией его образовательного учреждения может стать источником ограничения академической свободы — как в демократических, так и в авторитарных странах.

В России этот конфликт особенно обострился в период московских муниципальных выборов лета 2019 года, которые мотивировали многих преподавателей и студентов открыто выразить свою точку зрения или присоединиться к протестам. Для администрации вузов нежелание обострять отношения с государством воплощается в идее «университет вне политики», которую они реализуют различными способами: от избирательности в том, какие политические деятели могут быть приглашены на мероприятия вуза (подробнее — в данном интервью DOXA), до угрозы применения санкций против студентов и сотрудников университета.

С другой стороны, университеты вовлечены в публичную политику — и действия администрации тоже могут быть расценены как злоупотребление статусом вуза во имя политических целей (одним из таких примеров явилось выдвижение проректора Высшей школы экономики Валерии Касамары в качестве депутата Мосгордумы летом 2019 года).

Как решается данный конфликт в Германии — стране с активной публичной политикой и, соответственно, общественной дискуссией? Гарантированная государством свобода исследования не распространяется на действия академиков вне стен институций, а их неоднозначные политические взгляды могут поднять вопрос о том, действительно ли они достойны представлять академию. Так произошло и с героями статьи, связанными с «АдГ» — правопопулистской партией, которая приобретает популярность за счет антимигрантской риторики и неудовлетворенности населения ролью Германии в ЕС. По итогам парламентских выборов 2017 года «АдГ» стала крупнейшей оппозиционной партией в немецком парламенте.

1. Бернд Лукке: лекции под оцеплением полиции

Бернд Лукке. Фото: EPA

В конце октября профессор Бернд Лукке наконец беспрепятственно прочитал третью по счету лекцию по макроэкономике в университете Гамбурга — под охраной служб безопасности и с пропускным контролем на входе.

Первая лекция была сорвана криками и оскорблениями в адрес преподавателя со стороны студентов и активистов. Вторая лекция не состоялась из-за ложного сообщения об угрозе взрыва.

Возвращению Лукке в академию после пятилетней паузы предшествовали неудачные выборы в Европарламент в 2019 году и основание либерально-консервативной партии в 2015-м. В 2013 году Лукке стоял у истоков праворадикальной «Альтернативы для Германии», которая начинала как умеренная партия евроскептиков. В 2015 году борьба умеренного и радикального крыла партии привела к победе последних — «[партия] сдвинулась в сторону антиисламской линии… Начали ставить под сомнение связи Германии с Западом — особенно членство в НАТО, а также в Евросоюзе». Лукке был вынужден уйти из партии, но общественность до сих вменяет ему в вину открытие ящика Пандоры.

На начало семестра курс Лукке по макроэкономике выбрали 300 студентов — им и коллегам профессор разослал свое несогласие с критикой студенческого представительства, не желавшего видеть дискредитированного профессора в университете, и приложил около 100 документов (писем, статей в СМИ и т.д.) о его размежевании с «АдГ». После первой сорванной лекции Лукке отказался от предложения проводить свой курс в онлайн-формате — и университет пошел на обеспечение его свободы преподавания со всеми вытекающими затратами на полицейский конвой. Одновременно университет включил в расписание аналогичный курс другого преподавателя.

2. Гуннар Бек: правовед с иммунитетом

Гуннар Бек. Фото: DPA / TASS

Лондонская Школа восточных и африканских исследований (School of Oriental and African Studies, SOAS) — один из ведущих вузов Европы в области антропологии, востоковедения и африканских исследований. С 2005 года в SOAS работает Гуннар Бек, преподаватель европейского права и автор статей и монографий по философии и принципах европейского и британского права. По результатам июньских выборов он также действующий депутат Европарламента, где является членом Комитета по экономическим и валютным вопросам, а также Делегации Комитета парламентского сотрудничества ЕС и России. В Европарламенте Бек представляет партию АдГ, членом которой является с 2014 года.

В Германии, откуда депутат избирался в Европарламент, против Бека была инициирована процедура проверки за несанкционированное указание профессорского титула (Seniorprofessur — должность, которую имеет право получить профессор, достигший пенсионного возраста (в Германии — 65 лет) и внесший значительный вклад в развитие университетаприм.) Рассмотрение производится университетом после подачи заявления аппликантом. Хотя Бек настаивал на том, что причиной является некорректный перевод англоязычного термина reader (эквивалент позиции старшего преподавателя (senior lecturer) в британской системе образования — с той разницей, что reader больше сфокусирован на исследовании, чем на преподавании прим.), а сам он использовал в заявке лишь имя и фамилию, на партийном съезде «АдГ» в Марбурге он действительно представился как профессор. Тем не менее случайная или намеренная ошибка, которая могла повлиять на отношение избирателей к кандидату, не привела к уголовному делу — теперь Бека защищает депутатская неприкосновенность.

Выдвижение Бека в депутаты было встречено протестами со стороны студентов и открытой позицией со стороны правоведов SOAS, согласно которой они не считают возможным присутствие в мультикультурном университете представителя антиисламской и «ультранациональной» партии. Официальный представитель SOAS также подтвердил несоответствие членства «АдГ» ценностям университета, но призвал «решать данные проблемы путем… обсуждения». За право высказывать свою точку зрения высказался и сам Гуннар Бек, хотя и не согласился с тем, что «АдГ» является партией «нацистов и исламофобов».

3. Вернер Патцельт: консультант двух фронтов

Вернер Патцельт. Фото: DPA / TASS

В декабре 2019 года Технический университет Дрездена отклонил заявление профессора Вернера Патцельта на должность почетного профессора и не продлил его контракт, прекративший действие в марте. Факультет философии, где работал Патцельт, обосновал это тем, что тот «неоднократно смешивал политику с наукой, что причинило вред репутации факультета и института».

65-летний профессор преподавал в университете с 1991-го по март 2019-го. К его профессиональным интересам относятся политическая коммуникация, сравнительные исследования политических систем и парламентаризма. Также Патцельт с 1994 года является членом консервативного Христианско-Демократического Союза (ХДС) — доминирующей коалиционной партии послевоенной Германии. Свои знания он применяет в роли партийного консультанта, о чем пишет в личном блоге: «Никто не удивляется, когда профессора юридического факультета проводят юридическую экспертизу… или составляют доклад… для заинтересованных лиц. Тем более не должно удивлять, когда компетенции профессора политологии находят применение на практике».

Вопрос о том, должны ли существующие партии пытаться выстроить отношения с праворадикальной партией, в Германии является предметом горячих дискуссий — в особенности на фоне роста популярности «АдГ» в восточногерманских землях.

Для большинства партий сама идея вступления в коалицию с данной партией является неприемлемой, противоречащей программным ценностям и чреватой потерей избирателей.

Позиция Патцельта резко отличается на этом фоне: с 2014 года он призывает не исключать правопопулистские партии и движения из дискурса, а вступать с ними в дебаты относительно содержания их программной повестки. Его точка зрения поляризовала ситуацию на факультете: преподаватели публично дистанцировались от непопулярного коллеги. Однако спусковым крючком стала новость, что Патцельт будет консультировать в составлении программ одновременно две партии — как умеренно консервативную «ХДС», так и праворадикальную «АдГ» в региональной земле Саксония. Встречное предложение Патцельта вынести его политические взгляды и академические заслуги для обсуждения в формате публичных дебатов не было принято факультетом. Патцельт продолжает свою публичную и консультационную деятельность — но без аффилиации с университетом.

***

Как видно из данных примеров, в Германии участие представителей университета в публичной или политической жизни не представляет из себя проблемы. Однако кейс «Альтернативы для Германии» испытывает на прочность готовность общества признать за академиками право на неоднозначную или радикальную позицию и в принципе взгляды, противоречащие ценностям либерально-демократического общества. В то же время растущая популярность праворадикальной партии на региональном уровне делает ее представителем все большего числа людей, мнение которых становится не так-то просто исключить из общественного дискурса на основании «маргинальности» или «радикальности» их взглядов.

В России же схема «университет вне политики» фактически подменяет собой стремление университета навязать преподавателям и студентам свое видение политического спектра, в рамках которого их взгляды или участие в общественной жизни будут «правильными». Способ, которым это достигается, зависит от внутреннего устройства самого университета: можно признать, что угрозы ректора РГГУ о увольнении/исключении из вуза участников «московских протестов» и требование Этической комиссии ВШЭ к профессору извиниться за пост в фейсбуке сильно отличаются по степени применяемых санкций. Однако это не меняет сути вопроса: мерилом того, что «правильно» думать или выражать в университете и за его стенами, является не достигнутый в обществе консенсус — результат живой публичной дискуссии, а тревога университетского руководства — «как бы чего не вышло».

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera