Репортажи

«Его забрали — и все»

Новые рекорды Следственного комитета: расследование в отношении нового фигуранта «московского дела» заняло полтора дня

Этот материал вышел в № 135 от 2 декабря 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Каревкорреспондент судебного отдела

1
 

В пятницу, 29 ноября, Басманный суд Москвы арестовал 30-летнего программиста Сергея Суровцева, обвиненного в применении насилия к сотруднику Росгвардии. О его задержании стало известно 28 ноября, а на следующий день следствие уже было официально завершено. Как говорит адвокат, в понедельник начнется ознакомление с материалами дела, и в ближайшее время дело будет передано в суд для рассмотрения по существу.

Сергей Суровцев. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Утром, в день задержания, к Суровцеву пришли с обыском. По словам матери обвиняемого — Людмилы Суровцевой, соседи сына рассказали, что дверь хотели вскрывать, внутри все было перевернуто, шкафы вынуты, техника изъята.

Вскоре Следственный комитет РФ подтвердил информацию о задержании Суровцева в качестве нового подозреваемого по «московскому делу». Напомним, фигурантами уголовных дел о нападении на полицейских после летних протестов в Москве стали больше 20 человек. Сейчас под следствием находятся 12 обвиняемых, шестеро уже осуждены.

Суровцеву вменяют, что на акции 27 июля он, находясь на улице Тверской, схватил металлическое ограждение, нанес удар сотруднику Росгвардии по пальцам обеих рук, а затем пытался блокировать передвижение других правоохранителей. Ведомство также опубликовало фотографию, на которой похожий на Суровцева мужчина держит в руках металлическое ограждение. Как рассказал адвокат обвиняемого Василий Кушнир, сотрудничающий с «ОВД-Инфо», его подзащитный не признает вину и отказался давать показания, сославшись на 51-ю статью Конституции.

Одной из первой к зданию Басманного суда пришла мама Суровцева, она долго не решалась зайти внутрь, волновалась, звонила кому-то. Когда появился адвокат, решилась зайти. Поддержать Суровцева пришел бывший фигурант «московского дела» Владислав Барабанов.

— Влад, расскажи, Сережа там один сидит? Его доставили? Как он там? — нервничает мама.

— Нет, в камере несколько человек сидят. Пока неизвестно, привезли ли его в суд.

Пока адвокат знакомился с материалами дела, Людмила вспоминала, как узнала о задержании сына: «Мне позвонили, когда была на работе. Его забрали — и все… Я села и не знала, что делать».

Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Она рассказала, что Сергей — выпускник МАИ, работал программистом на фрилансе, говорил ей, что «не хочет работать на дядю и платить налоги». Интересуется ли он политикой и зачем ходил на митинги, она не знает. По сведениям «МБХ Медиа», Суровцев работал в компании «Островок» и занимался IT-бизнесом и стартапами.

Сам Суровцев сообщил суду, что родился в Москве, холост, имеет высшее образование, на момент задержания не работал. Следователь попросил назначить обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу на два месяца. В обосновании своего ходатайства указал, что обвиняемый «не обладает социально-полезными связями», иначе говоря, холост и без детей, а значит, может скрыться, оказать давление на свидетелей или уничтожить доказательства по делу. По данным следствия, вина Суровцева подтверждается показаниями потерпевшего и свидетелей, видеозаписями и результатом оперативно-разыскной деятельности.

«Преступление относится к категории средней тяжести, а значит, за него может быть назначено наказание в виде лишения свободы», — объяснил следователь. Его позицию полностью поддержала прокурор.

Адвокат Кушнир полагал, что для избрания такой жесткой меры пресечения необходимы неоспоримые доказательства вины. Арест не может назначаться только из-за тяжести совершенного преступления, отмечал защитник.

«В материалах дела я не нашел видеозаписи, о которой говорит следователь. Основное доказательство отсутствует. Имеется распечатка раскадровки и комментарий следователя. Хочу, чтобы суд критически отнесся к этим материалам», — предложил защитник.

По его мнению, материалы следствия не доказывают наличие обоснованного подозрения. «Ходатайство следователя на 123 листах, из них 50 листов посвящены созданию следственной группы и не имеют никакого отношения к доказательству вины», — заметил адвокат. Он попросил, чтобы его подзащитного не отправляли в СИЗО и избрали меру пресечения, не связанную с лишением свободы.

Суровцев был немногословен: заявил, что вину не признает, и попросил о домашнем аресте.

Судья Наталия Дударь эту просьбу не услышала и удовлетворила ходатайство следствия. Суровцева отправили в СИЗО как минимум до 27 января 2020 года.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera