Колумнисты

Бастрыкин и Киров

Что думает председатель Следственного комитета России об убийстве 85-летней давности

Этот материал вышел в № 134 от 29 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Павел Гутионтовобозреватель

9
 

Сергей Миронович Киров вернулся из Москвы и пришел в Смольный, хотя, вроде бы, и не собирался. Охранник почему-то отстал, и встретившемуся с ним человеку никто помешать не смог. Человек (опрометчиво пущенный в здание обкома некто Николаев) вышел из туалета именно в ту минуту, когда мимо проходил Киров, вынул револьвер и выстрелил Кирову в голову.

Убийство Кирова. Рисунок

Следствием руководил лично приехавший в Ленинград Сталин. Он тут же разоблачил самый широкий заговор, четырнадцать человек были расстреляны практически сразу. Потом на Ленинград обрушились новые массовые репрессии, потом еще и еще. Непосредственно в день убийства был принят новый чрезвычайный закон, согласно которому врагов народа можно было отныне судить по максимально упрощенной процедуре; так и судили, причем процедура и дальше упрощалась. Пока не упростилась окончательно.

При Хрущеве к убийству Кирова вернулись еще раз.

Прозвучала версия, что убийство организовал лично Сталин. Потом дело опять засекретили.

Вновь к нему вернулись при Горбачеве. В 2001-м вышла книга «Тени исчезают в Смольном», в которой авторы тщательно проанализировали все обнародованные к тому времени версии преступления и охарактеризовали их как неубедительные. Призвали расставить все точки над  i.

Вот эту книгу я сейчас и листаю.

Обложка книги «Тени исчезают в Смольном» авторства Ольги Громцевой и Александра Бастрыкина

А зачем? Не все ли равно, что там было-происходило, когда главное любому нормальному человеку давно и предельно ясно. Убийство члена политбюро, кто бы там его ни совершил, было цинично использовано для того, чтобы подавить даже еще не родившуюся оппозицию, устранить раз и навсегда даже тех потенциальных конкурентов, которые еще и сами за собой таких возможностей не подозревали. Сталин ли сам лично организовал убийство друга, или позволил его организовать, или не упустил шанса, коль скоро таковой представился — тысячам, десяткам, сотням тысяч безвинно превращенных в лагерную пыль наших сограждан это уже без разницы.

Все расстрелянные когда-то по кировскому делу давно реабилитированы (за исключением непосредственно нажавшего на спусковой крючок Николаева). А те, кто до сих пор полагает Сталина великим государственным деятелем, а не серийным убийцей-маньяком, отбросившим страну в средневековье, развратившим и лишившим ее достойного будущего, принципиально неисправимы. Их надо просто жалеть и из общих принципов гуманности не допускать к исправлению каких бы то ни было общественных функций.

Так что давайте жить, наконец, сегодняшним днем. Хватит копаться в позорном прошлом. У нас и непозорного прошлого вполне достаточно, на любой учебник истории с запасом хватит.

И все-таки.

Сергей Киров выступает с трибуны на съезде ВКП(б), 1933 год. Фото: РИ АНовости

Книга, которую я упомянул, заканчивается тем, что ее авторы как раз настаивают на том, чтобы дело об убийстве Кирова было рассекречено и — впервые за все эти десятилетия — пересмотрено тщательно и беспристрастно. Чтобы на все вопросы были, наконец, даны ответы (а они, считают авторы, есть, эти ответы). Авторам как раз это представляется принципиально важным, и они даже объясняют — почему.

Вот как они пишут, заканчивая книгу. «В «Памфлетах» знаменитого английского писателя Т. Карлейля есть замечательная фраза, которую Короленко приводил как аргумент в своих письмах к Луначарскому: «Правительства чаще всего гибнут от лжи».

Можно, оказывается, попирать закон, право, процессуальные кодексы; можно арестовывать и людей, и документы; лгать десятилетиями — все это так. Но нельзя чьим-то волеизъявлением отменить необратимые процессы: превращение уголовного деяния в политическое неизбежно приводит к тому, что политика обретает черты уголовщины, делая, тем самым, шаг к своей гибели.

Сегодня нередко еще звучит осторожное мнение: неизвестно, что лучше — расследовать дело или забыть о нем, ведь Киров тоже, вроде как «не весь в белом»? — Ответом может служить древнее правило, которое полезно помнить не только юристам: не знаешь, как поступить — поступи по закону». Молодцы, авторы. Хорошо сказали, точно.

Кстати, кто они? Из «Мемориала», какого-нибудь, агенты иностранные? Ольга Громцева, питерский журналист, и профессор-юрист Александр Бастрыкин, тот самый, что учился на одном курсе с Владимиром Владимировичем Путиным, слушал с ним одни и те же лекции (про Карлейля?), руководил в начале этого века Северо-Западным филиалом Российской правовой академии министерства юстиции РФ, а в 2007 году был назначен первым заместителем Генерального прокурора Российской Федерации и главой Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации (затем — самостоятельного и прославленного многочисленными подвигами учреждения).

В этом-то, как мне кажется, и заключается вся фишка.

Профессор Бастрыкин все, оказывается, понимает, и безо всяких подсказок. Он знает, почему надо знать правду о нашем прошлом, в том числе и «неудобную» правду.

И более того, профессор Бастрыкин с 2007 года имеет уникальную возможность претворить свои недавно чисто теоретические воззрения на практике.

Догадываюсь, что объем текущей работы не позволил ему заняться этим делом вплотную. Но интереса к нему автор, как оказалось, не оставил.

Так, два года назад он издал новую книгу — «Убийство С.М.Кирова. Новая версия старого преступления».

Александр Бастрыкин не бросил изучать тайну убийства Кирова, став главой СК. Но в ней те же самые вопросы, что и 20 лет назад...

Оказывается, ФСБ России рассекретила некоторые документы из 58-томного дела об убийстве секретаря ЦК, и генерал Бастрыкин, убрав сомнительные по нынешним временам цитаты из английских памфлетистов, все антисталинские инвективы из прошлого издания (а заодно и фамилию своего соавтора и даже упоминание о своей прежней книге в длиннющем списке использованной литературы), привел факсимильные страницы первых допросов свидетелей убийства. В качестве наглядной демонстрации вопиющих (и почему-то так никого и не заинтересовавших) противоречий в них. Он задается все теми же, что и два десятилетия назад, вопросами: почему, скажем, так непрофессионально был составлен акт судмедэкспертизы? Отчего, например, с такой легкостью менял свои показания электромонтер Сильвестр Платоч, первым оказавшийся на месте преступления, и куда он в результате пропал? Отчего никто из десятков следователей не заинтересовался таинственным военным в форме ОГПУ, якобы сбившим молодецким ударом с ног убийцу Николаева (на этого военного обратили внимание многие сотрудники обкома, но почему-то его никто не искал)?

На приеме у главы СК Александра Бастрыкина. Фото: СК РФ

И много-много других вопросов.

«В деле об убийстве Кирова, — пишет Бастрыкин, — столько неточностей, противоречий, следственных недоработок, которые криминалистической тактике раскрытия преступлений просто не соответствуют. Я повторяю, что если бы требовалось четкое выполнение всех постулатов криминалистики, дело об убийстве Кирова было бы завершено в 1934 году».

Но он не пишет главного: почему вообще остается строго засекреченным это дело? Что скрывает ФСБ все эти годы? Какие государственные тайны уже давно не существующего государства хранит в своих «особых папках»? Почему, на основании каких законов она это делает?

Да и сам генерал Бастрыкин забыл, что уже давно не является рядовым любознательным профессором из Петербурга, который может, если захочет, задавать любые вопросы.

Когда-то он мог вполне безответственно ставить свою подпись под словами: «Правительства чаще всего гибнут от лжи», «Превращение уголовного деяния в политическое неизбежно приводит к тому, что политика обретает черты уголовщины, делая, тем самым, шаг к своей гибели».

…Собственно говоря, народ ни секунды ни в чем не сомневался. Во всяком случае, эта частушка появилась задолго до «рассекреченных» ФСБ документов:

Огурчики,
Помидорчики.
Сталин Кирова убил
В коридорчике…

Но мне, например, не очень интересно, кто именно убил Сергея Мироновича. Зачем мне знать это? После него стольких замечательных людей поубивали и даже реабилитировали. А что по-прежнему лгут и скрывают, так это, к сведению генерала Бастрыкина, просто — чтобы не потерять квалификации.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera