Комментарии

Ошибочка вышла?

Фигуранты «московского дела» могут рассчитывать только на мизерную компенсацию за незаконное уголовное преследование

Этот материал вышел в № 133 от 27 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

1
 
Алексей Миняйло. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Бывшие фигуранты «московского дела» Сергей Абаничев и Алексей Миняйло подали в Тверской суд Москвы иски о компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование. Дело в отношении них и еще нескольких человек СК, напомню, прекратил в сентябре, помариновав в СИЗО месяц-полтора, но так и не насобирав хоть каких-то доказательств, чтобы озвучить их на публике. Никто, конечно, перед ними не извинился (а когда у нас извиняются?!) — ни Бастрыкин, ни спикер СК Петренко, ни глава Мосгорсуда Ольга Егорова, чьи подчиненные арестовывали и оставляли аресты в силе без всяких законных оснований.

И вот Абаничев за такую ошибочку, стоившую ему и его семье месяц жизни, затребовал от Минфина 500 тысяч рублей, Миняйло, просидевший в СИЗО почти два месяца, — 1,5 миллиона рублей.

Новость здесь собственно только в том, что иски о реабилитации подали фигуранты «московского дела». В России граждане — известные и неизвестные — ежедневно подают такие иски в соответствии с Конституцией и Европейской конвенцией по правам человека. Иски в большинстве случаев российские суды, конечно, удовлетворяют (ведь если дело официально закрыто, против факта не попрешь),

только вот присуждают гражданам суммы мизерные и несоразмерные понесенным им страданиям в период нахождения их в СИЗО или колониях.

Свежий пример — ученый-химик Ольга Зеленина, которую вместе с еще 12 фигурантами громкого «макового дела» в прошлом году оправдали присяжные. За 7 лет уголовного преследования (а именно столько длилось расследование) Зеленина, рассчитав каждый день в соответствии с нормами и законами, потребовала от государства 6 миллионов рублей: за СИЗО, обыски, домашний арест, подорванное здоровье, потраченные деньги и смерть матери, с которой даже не дали попрощаться. Тверской суд Москвы присудил ей 700 тысяч рублей, не объяснив, из чего он складывал сумму.

Российские суды, конечно, признают, что граждане страдают от непрофессиональных следователей и судей и имеют право на компенсации, но абсолютно всегда запрошенные гражданами суммы судьи сильно урезают исходя из своих непонятных расценок и такс.

Вышестоящие суды в большинстве случаев с районными коллегами соглашаются. И тогда у граждан остается Верховный суд (иногда он встает на сторону пострадавших и обязывает им выплатить затребованную сумму полностью), а за ним — Европейский по правам человека.

И тут, конечно, ключевой вопрос — при чем здесь Минфин, когда неправосудные постановления выносят конкретные следователи и судьи. С их зарплат бы и надо удерживать. Вот, например, хорошо бы спросить с зарплаты следователя по особо важным делам Дмитрия Еремина, возглавляющего следствие по «московскому делу», а также с зарплат судьей Авдотьиной и Кириченко из Пресненского суда, послушавших следователя и арестовавших в свое время Миняйло и Абаничева.

О таком законе — снять ответственность с Минфина и переложить на конкретных должностных лиц — кстати, подумывают и в парламенте.

Но самое главное в том, что в любом случае компенсации никак не решают в стране проблему незаконного содержания людей под стражей. Для этого нужен независимый суд, а где ж его взять?

Что касается Абаничева и Миняйло, подождем решения суда. Но самое яркое здесь будет не в размере компенсаций, а в том, что решение будет выносить какой-нибудь условный судья Криворучко, который продолжает трудиться в Тверском суде, или его коллеги Сизинцева и Беляков, которые, как и Криворучко, отправляли этим летом участников митингов в СИЗО и колонии за один день судебного следствия. И этот лабиринт без выхода.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera