Колумнисты

Как женский вопрос выпал из пакета

И разделил общество

Этот материал вышел в № 129 от 18 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Культура16 370

Анна Наринскаяспециально для «Новой газеты»

16 3705
 

Еще несколько лет назад мне казалось, что большинству думающих людей в России свойственно так называемое пакетное мышление.

Смысл этого понятия состоит в том, что наши ценности идеологически связаны друг с другом. Так что, чтобы понимать идейно-культурные (и, соответственно, электоральные) предпочтения человека совершенно необязательно глубоко его изучать. Достаточно знать про него какую-нибудь одну, но симптоматичную вещь. Например, по тому, как человек отвечает на вопрос, могут ли отцы, а не матери выходить в декретный отпуск, можно понять практически много другого: что он думает по поводу запрета гей-парадов, как относится к радикальному современному искусству. И за кого он проголосует на очередных выборах.

В России еще каких-нибудь лет семь назад эти «пакеты», казалось мне, были сформированы даже более отчетливо, чем в США, где об этом феномене впервые заговорили. Их вообще-то было два: пакет архаического мышления и пакет прогрессивного мышления.

Скажи мне, что ты думаешь по поводу перформансов Павленского, и я скажу, что ты думаешь по поводу российского «особого пути» и загнивания/не загнивания Запада.

И, да, за кого голосуешь, тоже скажу.

Сегодня же мне приходится признать эту теорию не работающей. И дело не только в очевидном факте, что нынешние власти умудрились доказать свою непригодность даже тем, кого принято называть «охранителями», так что цепочка — «все ваши инсталляции это не искусство; свобода слова может простираться только до определенных пределов; нечего свою ориентацию выставлять на показ» — совсем не всегда заканчивается: «Путин — наш рулевой».

Кризис правительственной идеологии (попробуйте ответить на вопрос, что конкретно поддерживает тот, кто поддерживает путинизм, кроме российских прав на известный полуостров) наложился на слом нормы во всем мире, на период утверждения новых этических правил. Результат — набор прогрессивных ценностей десятилетней давности совсем не равен такому набору сегодняшнего дня.

«Пакеты» рассыпаются, логические цепочки больше не работают. Сколько отечественных сторонников свободы слова сломалось на том, что главная героиня новых «Звездных войн» — девушка! Ну невозможно, оказывается, это принять.

Не может слабый пол подменять нашего Люка Скайвокера. Ну никак.

А сколько рьяных противников агрессивной российской внешней политики изо дня в день делятся в соцсетях соображениями типа «ну если она вошла в его гостиничный номер, значит, она ответственна за то, что потом произошло».

Важно: практически главной точкой пересечения (она же точка неразличения) консервативного и прогрессивного пакетов стал женский вопрос. По самым разнообразным, связанным с ним, поводам (от нужно ли запрещать молодым мамам кормить грудью, прикрывшись в музейном зале, до самых разных вариаций на тему «сама виновата») происходит идеологическая перегруппировка общества. Именно на этом месте объединяются представители диаметрально противоположных политических взглядов. (Пол тут, кстати, не имеет значения — совсем не все женщины поборницы женского равноправия).

У того, почему женский вопрос стал точкой бифуркации нашей общественной и нашей интеллектуальной системы, есть множество объяснений. Приведу два самых для меня очевидных.

Первое: для старшего поколения «женское равноправие» звучит отголоском советской фальши — когда это самое равноправие выражалась в доведенных до изнеможения непосильным трудом рельсоукладчицах и освобожденных партийных секретарях с прической типа «хала» на голове.

Второе: интернет и другие технологии делают всех нас живущими как бы в «большом» мире. Американская повестка — от той же героини «Звездных войн» до краха многих карьер из-за обвинений в домогательствах — становится будто бы и нашей повесткой тоже.

И складывается обманчивая, но убедительная картина: мы живем в мире победившего metoo и квот на представительство женщин в самых разных организациях,

а не в конкретной стране, где сенатор Слуцкий лапает девушек-интервьюеров и не только остается на своем месте, но и получает повышение.

Не в стране, где в одной из лучших школ столицы на занятиях мальчикам дают молотки, а девочкам — тряпки со словами «вы же будущие хозяюшки», будто бы программируя их роли. Не в стране, где декриминализировано домашнее насилие.

Именно поэтому вопрос отношения к самоопределению, равноправию и безопасности женщины России — это вопрос определяющий. Определяющий страну и нас, живущих в ней. Это, во многом — вопрос осознанности и понимания реальности, то есть того, без чего никакие изменения невозможны.

Нет, мы живем не в советской симуляции равноправия и не в мире американской обязательной к исполнению политкорректности. Мы живем в этом здесь и в этом сейчас.

И ничто не демонстрирует нашу полную непонимания этого «варева вокруг нас», чем наше отношение к так называемому женскому вопросу.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera