Сюжеты

Препарат «убил» сотни людей?

Во Франции начался масштабный судебный процесс по делу о лекарстве для похудения

Фото: Zuma\TASS

Общество13 941

Юрий Сафроновобозреватель «Новой», журналист RFI, Париж

13 9413
 

Во Франции в течение десяти с лишним лет продолжали выписывать пациентам Mediator («МедиатОр») — лекарство, прием которого для многих людей был сопряжен со смертельным риском. Истцы (среди них — родственники умерших) уверены: причины того, что препарат, уже запрещенный в других странах, продолжали продавать во Франции, нужно искать в коммерческом сговоре между представителями государства и фармкомпанией.

Сама фармкомпания утверждает, что не было ни сговора, ни злого умысла, а она просто долго не знала о нежелательных эффектах «Медиатора». Процесс, который начался в понедельник, 23 сентября, в парижском Дворце правосудия — один из самых масштабных за всю историю страны.

Пострадавшими признаны уже 4981 человек (из них истцами стали почти 3 тысячи); на процессе работает почти четыреста адвокатов, намечено больше ста судебных заседаний.

Обвиняемые: 12 человек и 11 юридических лиц. Им вменяют: мошенничество, непреднамеренные убийства и нанесение вреда, незаконное получение выгоды, незаконное участие госслужащего в предприятии, которое он контролировал, «торговлю влиянием».

В центре внимания следствия взаимодействие Servier, второй по величине фармацевтической группы Франции и подчиняющегося минздраву Национального агентства по безопасности лекарственных средств (ANSM). Среди обвиняемых — несколько экспертов (врачей и фармакологов), которые работали и на фармкомпанию, и на эту структуру минздрава.

«С одной стороны, они были экспертами для госагентства, а с другой — оплачиваемыми консультантами Servier… И именно этим, по всей вероятности, объясняется невероятное пренебрежение» надзорных органов по отношению к «этому яду», — заявила в интервью RFI «звезда» этого процесса, пульмонолог Ирен Фрашон, автор книги «Mediator 150 mg: сколько смертей?». По этой книге уже успели снять художественный фильм, где, собственно, и рассказывается о борьбе Фрашон с «системой» — после того, как доктор «заподозрила связь» между тяжелыми сердечными заболеваниями, приводившими к смерти пациентов, и тем, что они принимали «Медиатор».

В докладе судебных экспертов отмечается, что лекарство может быть причиной смерти «от 1500 до 2100» человек во Франции.

Ирен Фрашон. Фото: EPA

«Активным веществом препарата для похудания Mediator служит бенфлуорекс, который близок по структуре к амфетамину. Наркотик амфетамин — одно из самых сильных средств для того, чтобы обуздать аппетит. О побочных эффектах на сердце группы препаратов, к которой относится бенфлюорекс, известно с конца 90-х годов», — говорит Ярослав Ашихмин, терапевт, кардиолог, кандидат медицинских наук, советник гендиректора Фонда международного медицинского кластера.

Ашихмин подчеркивает, что «родственный препарат фенфлурамин был изъят из оборота в США еще в 1997-м», следом «в большинстве стран Европы был запрещен и Mediator», поэтому «продолжение его применения во Франции аж до конца 2009 года не имеет рационального объяснения».

Среди подсудимых оказалась (теперь уже бывшая) сенатор Мари-Терез Эрманж. Ее подозревают в том, что она изменила финальную версию доклада, посвященного «Медиатору», после того как в Сенат «нанес визит» советник фармгруппы Servier, он же — бывший гендиректор Национального института здравоохранения и медицинских исследований Клод Гриселли. Господин Гриселли — тоже среди обвиняемых, по статье о «торговле влиянием».

Обвинения предъявлены и экс-генсеку компании Кристиану Базантэ, и бывшему «второму человеку» Servier Жан-Филиппу Сета, которых называли ближайшими приближенными создателя компании, Жака Сервье.

Le Monde цитирует слова следователей о «разветвленной сети контактов», сформированной под руководством г-на Сервье (1922-2014). Газета называет созданную им систему «тщательно организованным лоббированием». В «сети контактов» фигурировали очень влиятельные люди. В 2010-м Le Monde писала о давних связях Николя Саркози, который тогда занимал пост президента Франции, с фармгруппой.

Жак Сервье в здании суда ожидает начала слушаний по делу «Медиатора», Нантер, 2013 год. Процесс тогда был отложен по «процедурным причинам». Фото: EPA

Выше доктор Ашихмин отметил, что в США и большинстве стран Европы «Медиатор» и сходные лекарства были запрещены к началу 2000-х, но ведь и во Франции, вероятно, «был шанс» сделать это гораздо раньше. Потому что первый, связанный с «Медиатором», случай серьезной дисфункции сердечных клапанов был обнаружен кардиологом из Марселя еще в 1999 году, а еще раньше, в 1995-м упомянутое выше госагентство по безопасности лекарств начало расследование о возможных нежелательных эффектах действующего вещества «Медиатора» — бенфлюорекса. 

Но еще долгие годы «Медиатор» массово прописывали пациентам, и стоимость препарата возмещалась им по максимальной ставке за счет французской государственной системы медстрахования.

При этом, как отмечают и французские СМИ, и даже адвокаты Servier, в заключении следователей основная тяжесть ответственности возлагается именно на фармкомпанию, а действия государственного агентства и его сотрудников характеризуются как «долгая небрежность» и «пассивность», «инертность».

Инертность, надо признать, затянулась: лекарство было на рынке 33 года, его принимали почти 5 миллионов французов. И все эти годы, как утверждают следователи, лаборатория успешно выдавала властям «вводящую в заблуждение научную информацию».

«В течение 33 лет «Медиатор» был представлен органам здравоохранения как препарат против избыточного холестерина и триглицеридов, а также в качестве адъюванта для лечения диабета», — цитирует следователей RFI.

Но на самом деле «жертвами» препарата становились большей частью не страдавшие ничем подобным женщины, желавшие просто похудеть, подчеркивает Le Monde.

«А препарат давал похудательный эффект. И при этом, благодаря своему амфетаминоподобному воздействию, еще и настроение помогал поддерживать. Поэтому можно понять клиентов, которым «Медиатор» просто нравился. Но зачем его так долго сохраняли на рынке, когда уже давно появились более безопасные и более эффективные препараты…» — размышляет кардиолог Ашихмин.

Адвокаты фармкомпании в коммюнике, которое было опубликовано и на официальном сайте Servier, напоминают, что в 1995-м госагентство в результате исследования не обнаружило в бенфлюорекса «ничего, что вызвало бы беспокойство». «По существу», в наших действиях «нет обмана, а значит, нет и мошенничества» — заявил накануне суда нынешний президент компании Оливье Лоро, подчеркнув, что «решение об отзыве препарата с рынка не принималось до 2009 года» «с учетом материалов, которыми располагали власти и лаборатория Servier».

Фото из социальных сетей

Кроме того, многие пациенты уже согласились на компенсации. Оливье Лоро назвал самую свежую цифру: компания выделила более 17 миллионов евро для 3749 человек.

Адвокаты Servier обещают, что судебный процесс станет «моментом истины, который прольет свет на реальную ответственность всех заинтересованных сторон».

Будем ждать откровений. Все-таки подобные истории и для России не являются чем-то чуждым. Российский социальный организм не отторгает никакие формы «частно-государственного партнерства» — в том числе в сфере предоставления гражданам сомнительных или опасных лекарств.

«В России сейчас для контроля аппетита при ожирении активно используется еще одно производное амфетамина — сибутрамин. В странах Евросоюза его регистрация была отменена еще в 2010 году — после того как в клинических исследованиях было выявлено, что он тоже, как и «Медиатор», повышает риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний. Риск, который не «компенсируется» пользой от снижения массы тела», — говорит доктор Ашихмин.

В Париже слушания по делу «Медиатора» должны продлиться до конца апреля 2020 года.

В России подобных судебных процессов могло бы быть множество, подчеркивает медэксперт, не пожелавший назвать свое имя. И уточняет:

«У нас главное мошенничество связано с абсолютно бесполезной гомеопатией, которую выписывают в том числе для лечения тяжелых заболеваний. В итоге пациенты фатально упускают время.

И эту систему поддерживают некоторые ведущие ученые. Кроме гомеопатии в России активно применяются «уникальные» препараты — «противовирусные», «иммуномодулирующие», «сосудистые» — не известные нигде в мире, потому что эффективность их клинически не доказана».

«Ну а зачем доказывать эффективность «фуфломицинов», которые и так отлично продаются», — говорит другой эксперт, подчеркивая, что и дженерики, которые «заполонили российские аптеки на фоне кампании по импортозамещению» — в основном очень плохого качества и принимать их — «значит, всерьез рисковать жизнью».

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera