Колумнисты

Заговорчики в строю

Силовики хотят запугать власть даже больше, чем общество. Почему разваливается дело о «массовых беспорядках» в Москве

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 98 от 4 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

38
 
Петр Саруханов / «Новая газета»

В первые дни сентября 2019 года историческое время ускорилось и перешло в режим онлайна. В судах, следственных отделах и в кулуарах решались судьбы людей, карьер, погон. Вместе они составляют судьбу страны, вектор которой бешено колеблется вместе с линией, разделяющей две партии. Нет, это не силовики и либералы. Это силовики и все остальные, начиная со «школоты Навального» и заканчивая политическим руководством страны.

В какой-то момент, когда завязывалось «московское дело», силовики решили, что могут диктовать свою волю всем остальным. Используя свой классический инструментарий — страх. Власть они хотели испугать несуществующим заговором против нее, столь удачно разоблаченным людьми-с-чистыми-руками. Прочих — несоразмерным и немотивированным насилием от лица и во имя той самой власти.

Такое прокатывало много раз. Но не сейчас. Сейчас, кажется, не испугался никто. Народ только озлобился.

По свежим данным «Левады», в политических акциях протеста готов участвовать каждый пятый, а одобряет такое поведение — каждый третий.

А политическое руководство, кажется, возвращает себе контроль над ситуацией. Потому что силовики провалили все, к чему прикоснулись.

Дела о массовых беспорядках 27 июля 2019 года разваливаются на глазах. Следственный комитет официально прекратил уголовное преследование Сергея Абаничева, Даниила Конона, Валерия Костенка и Владислава Барабанова. Им инкриминировали только 212-ю статью. Это значит, что они не участвовали в массовых беспорядках, которых не было. Под суд идут те фигуранты, кто обвиняется в насилии в отношении полицейских. Но это уже не политическая статья.

Московские суды не решились разрушить семьи Проказовых и Хомских за то, что родители находились с детьми на месте проведения несогласованных акций.

Съемка: Глеб Лиманский, Влад Докшин, Дарья Козлова, монтаж: Александр Лавренов, Глеб Лиманский / «Новая газета»

Сотрудники Центра «Э» и их старшие товарищи, напротив, решились забрать в отделение журналиста «Новой» и муниципального депутата Илью Азара. Поздним вечером, с собственной лестничной площадки, в домашних тапочках. А в квартире осталась дочка возрастом год и восемь месяцев — совсем одна. Наверное, так Азар должен был стать сговорчивее в отделении, куда его забрали для составления административного протокола за участие в мирном шествии 31 августа, которое впервые за восемь недель обошлось вообще без задержаний. Однако Азар вышел из отделения спустя три часа. Протокол был составлен так криво, что его постеснялись предъявить в суд и попросили на работу над ошибками целых 20 дней.

На контрасте — нелепый по жестокости приговор блогеру Владиславу Синице за твит, якобы призывающий к расправе над детьми силовиков. Пять лет за несколько слов с лихвой компенсируют грандиозную «декриминализацию статьи 282». Ну теперь она 280-й называется, и что?

Только на этой статье держится пока дело Егора Жукова. Обвинение по 212-й было построено на фальсификации — фото- и видеодоказательства уже предъявлены «Новой газетой» (и разбили бы позицию обвинения даже в послушном суде).

Возможно, Егор Жуков сейчас вышел бы на свободу, как Абаничев, Конон, Костенок и Барабанов. Но в его поддержку была раскручена мощная общественная кампания, ядром которой стали студенты и преподаватели Высшей школы экономики. Если действие рождает противодействие, то противодействие в наших реалиях рождает обратку.

а что я могу сделать?
 

Закрыть уголовное дело о «массовых беспорядках», которое Следственный комитет РФ завел после мирных уличных акций 27 июля и 3 августа, потребовали больше 150 тысяч человек.

Петиция

Егор Жуков в суде. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Уголовное дело против Егора Жукова за призывы к экстремистской деятельности — это именно обратка. Процессуального смысла в нем никакого, в чистом виде — политика. Но тем важнее разбить его именно процессуально. Как это было сделано с обвинением Жукова по 212-й статье. Вслед за доказательством фальсификаций массовых беспорядков нужно доказать, что и никакого экстремизма в мирном политическом протесте нет.

Егор Жуков уже защитил собой право людей выходить на улицу. Теперь речь идет о праве говорить и писать вещи, неприятные власти.

Ни одна из сторон не близка к победе, но, кажется, прямо сейчас силовики как никогда близки к поражению. Сконструированный и «разоблаченный» ими заговор получился настолько неубедительным, что «товарищ майор» предстал перед публикой и начальством в первозданном и неприглядном виде. А мирный гражданский протест оказался на поверку мирным гражданским протестом — и ничем больше.

Ход времени ускорился, но конец этой истории еще не наступил.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera