Сюжеты

Вернули костыли и таблетки

После публикации «Новой» заключенные колонии под Мурманском получили лекарства

Фото: Евгений Епанчинцев/ТАСС

Этот материал вышел в № 90 от 16 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество1 616

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

1 616
 

В колонии особого режима № 16 под Мурманском — проверка Генпрокуратуры. Об этом сообщили осужденные, отбывающие там наказание. Они связывают проверку с публикациями «Новой газеты», в которых мы рассказали о жалобах заключенных на фактическое отсутствие медицинской помощи. До сих пор их жалобы до прокуроров не доходили.

Напомню, зэки рассказали, что в здравпункте при колонии отсутствуют жизненно важные лекарства, назначенные осужденным к ежедневному приему, а также обезболивающие препараты. Последнее приводит к тому, что для купирования болевого синдрома приходится вызывать скорую помощь. Также они рассказали о дефиците медиков в здравпункте и о том, что такая система организации здравоохранения ведет к физическим страданиям, которые можно сравнить с пыткой. По словам адвоката одного из осужденных, после его активных жалоб к нему пришли отбирать костыли, якобы не предусмотренные его программой реабилитации. Сейчас костыли вернули.

— Мы такого не помним, пришел прокурор прямо в наш барак — и признал его непригодным для жилья. Он смотрит — а у нас дыра в стене, плесень на стенах. Спросил: где душ? В 500 метрах. Где туалет? Заглянул — и, видно, все понял. Спрашивает: «Как же тут инвалиды живут?» — пересказывает разговор осужденный Денис Мунин, инвалид 3-й группы. По его словам, проверяющий выслушал все аргументы недовольных, в том числе о том, что жалобы заключенных не передаются адресатам. Также сразу после начала проверки зекам стали выдавать все назначенные им врачами лекарства, которые до этого получить было возможно только через родственников:

— Теперь, правда, за каждой таблеткой надо отдельно ходить, на костылях трудновато, но костыли не отбирают больше, а главное, теперь все лекарства есть. Все, что прописано, все, про что всегда говорили, что нет в наличии. Уж не знаю, откуда они их взяли, но теперь, надеюсь, всегда так будет.

Не могу разделить, к сожалению, уверенность Мунина.

Не только в зоне, но в ней — закрытой от внешнего мира особенно — умеют жить по закону только во время проверки, и возвращать жизнь в привычное русло после ее окончания.

В УФСИН России по Мурманской области «Новой» подтвердили проверку фактов, изложенных в наших материалах, уточнив, что проверка эта — внутренняя, и она еще не закончена. По поводу прокурорской проверки в ведомстве от комментариев воздержались.

Однако это как раз не секрет — Генпрокуратура только что прошлась по зонам России, проверяя именно вопросы оказания медицинской помощи. Выявлено более 1,5 тысячи нарушений. Практически во всех проверенных регионах в СИЗО и колониях не соблюдают порядок и стандарты оказания медицинской помощи, недостает препаратов, их закупки проводятся с нарушениями, не хватает помещений для оказания медпомощи, отсутствует медоборудование в кабинетах врачей. По совокупности директору ФСИН Геннадию Корниенко внесено прокурорское представление.

Впору говорить о перестройке системы медпомощи в зоне — тем паче все больше бывших зэков жалуются в ЕСПЧ на тюремную медицину. Система действительно может перестроиться, вот только легче сидельцам от этого не станет.

Минюст разработал приказ о паллиативной помощи в местах лишения свободы. Если он будет подписан, людей, которых раньше отпускали умирать домой (кому-то даже везло настолько, что отпускали лечиться), не выпустят почти ни при каких обстоятельствах. В проекте документа указано:

«Осужденные, страдающие болезнями, включенными в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, и лица, заключенные под стражу, страдающие заболеваниями, препятствующими содержанию под стражей, подлежат медицинскому освидетельствованию. При наличии показаний осужденным и лицам, заключенным под стражу, в медицинских организациях УИС организуется оказание паллиативной медицинской помощи».

Это означает: тех, против освобождения которых в суде не протестовала раньше даже администрация зоны, людей в терминальной стадии, смогут законно оставлять в тюрьме — под предлогом наличия там гарантий паллиативной помощи. Какой она будет — можете представить сами. Особенно любопытно, как будет организовано обращение с наркотическими препаратами, которые назначаются для облегчения боли умирающим. А вот бюджет системы, который и так больше бюджета всего российского Минздрава, может еще больше распухнуть. Но это вряд ли как-то благоприятно скажется на состоянии неизлечимо больных.

Страданий меньше не станет. А вот число свидетельств о них вполне может уменьшиться. Свидетели просто не будут выходить на свободу — никогда.

Впрочем, только что в отдельно взятой колонии № 16 поселка Мурмаши инвалиды получили, наконец, лекарства. И это прекрасно. Другой вопрос, что радикально изменить систему ФСИН пока не удавалось ни одной проверке. Ту же самую зону № 16 проверяли два года назад, нашли, как до сих пор указано на сайте областной прокуратуры, «многочисленные нарушения бытовых условий, не отвечающих требованиям гигиены, санитарии и пожарной безопасности». Их устранение прокуратура тогда брала под контроль.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera