Колумнисты

Дневник? А чем его заполнят?

Обязательное чтение, походы в музеи и театры не кажутся притеснением народа. Вопрос в содержании

Этот материал вышел в № 18 от 18 февраля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена Дьяковаобозреватель

29
 

Школьные культпоходы в театр (или в музей) — ​не худшее, что делала с народом советская власть. Глянешь в ее резюме за семьдесят лет службы: есть там вещи пострашней.

И миллионные тиражи сказок Киплинга, «Детей капитана Гранта», журнала «Юный техник» (1,8 млн в 1981 году — ​против 18 тыс. в 2008-м) или «Юный натуралист» (до 4 млн экз. в «позднесоветские» годы — ​против 20 тыс. ныне) не кажутся мне притеснением народа.

Меня куда больше пугают данные из интервью Бориса Дубина, блестящего социолога чтения и образования в России. В 2010-м Борис Владимирович сообщал «Новой газете»:

«В 2008-м 34% респондентов с высшим образованием вообще не читали книг. Никаких, никогда. Книги по специальности читали 18–19% «дипломированных». Книги о науке — ​3–6% из них. Об IT-технологиях — ​4–6%, об истории — ​5–8%. Словари нужны 2–4% выпускников российских вузов. На иностранных языках в 2008 году систематически читал 1% населения РФ».

Так было 10 лет назад. Сегодня — ​видела в ФБ пост замечательного критика, главреда «Знамени» Сергея Чупринина о некоем новом романе: «Тираж 300 экземпляров. Никак не привыкну».

Разрыв в культурном капитале населения РФ в постсоветский период стал таким же жестким и грозным, как разрыв в финансовом капитале. Только он менее заметен. Пока. Так было и в Российской империи 1910-х: 4% блестяще образованных — ​против 66% совсем неграмотных.

Напомнить, к чему привело? Как проявилось? И зачем после ХХ века (худо-бедно, приведшего к «общей десятилетке» в СССР конца 1970-х) рассеянно тянуться вновь за теми же граблями?

Кстати: в старых почтенных московских школах, ведущих родословие от гимназий 1900-х, самым тоталитарным образом водят первоклашек на елку в Российскую государственную детскую библиотеку. Мини-лекции им на елке читают: что такое публичная библиотека, зачем она детям?

Даже не дожидаясь введения федерального стандарта «культурных дневников». Как-то сами…

Так что: я, пожалуй, за такие дневники. И именно «накрывающие» все школы страны.

Я бы только добавила: в них обязательно должен быть раздел научно-популярной книги. И музеи — ​не только исторические и художественные, но и политехнические, естественно-научные.

Кстати: и ныне не жалуются на отсутствие малолетней публики музей Дарвина, Планетарий, «Экспериментаниум». Запись на школьные экскурсии в «Экспериментаниуме» — ​за два месяца.

Но боюсь я: сегодня — ​это те же школы и те же семьи. Те же 4%. Тем более, что детский билет в «Экспериментаниум» стоит 550 руб. Взрослый — ​650 руб. Планетарий держит сходную планку.

Вот если б Держава Российская сама оплачивала школам походы в музеи и театры. Не перекладывая этот оброк ни на семьи, ни на музеи. И вовсе цены б этой инициативе не было.

…Теперь о театрах. С ними сложнее. И министр Васильева сразу оговорилась: нет, детей из малых городов и сельских школ возить в областные центры не предполагается. Инициатива на местах поддерживается морально. Где нет инициативы — ​дети будут смотреть «Чайку» на видео.

…Видео спектакля — ​значительно лучше, чем полное отсутствие театра в жизни школьника. Честно говоря: возможно, видео «Горя от ума» Товстоногова с Сергеем Юрским или телеверсия «Маленьких трагедий» — ​лучше и питательней для души, чем вывоз детей в облцентр для галочки.

Но — ​и при наших расстояниях (и в европейской части страны автобус «из райцентра в область» часто идет часа два-три… о Сибири и думать боязно) — ​система школьных автобусных экскурсий из малых городов в театры и музеи «центра» была бы разумным и гражданским проектом.

…И в столицах, я боюсь, классный культпоход в лучшие театры окажется утопией. Скромную планку цен держат немногие. Во МТЮЗе можно увидеть «Даму с собачкой» и «К.И. из «Преступления» Камы Гинкаса за 1500–2000 руб. за билет. В РАМТе билеты — ​скажем, на «Алые Паруса» Алексея Бородина — ​от 200 руб. (самая галерка) до 2500 руб. (самый партер).

«Поход классом» на блистательного «Евгения Онегина» в Вахтан­говский театр или на очень нужный старшеклассникам «Крутой маршрут» в «Современник» видится плохо. И цены на билеты немалые (те же 4% гимназий смогут справиться), и распроданы те билеты за недели и месяцы.

К слову: в театрах Европы есть система ощутимых скидок на студенческие и школьные билеты. На «билеты для компаний» молодых людей. Есть «Школьные дни» — ​с обсуждением спектаклей. Лицеистов Прованса (летом, замечу) привозят автобусами на Авиньонский фестиваль.

И они ходят на встречи с постановщиками! Помню, как такая Гермиона лет пятнадцати из школьного автобуса, сверкая очками, нападала на Томаса Остермайера: как жестоко вы показали иммигрантское предместье в «Войцеке»! Христианин ли вы, господин режиссер?!

Идея «школьного культминимума» кажется не худшей в нашей практике. Она — ​в замысле — ​работает на социальную справедливость, прежде всего. На развитие потенциала тех детей, которым труднее полагаться на семьи, чем их сверстникам.
Чем заполнят этот культминимум? Вот главный вопрос. «Занимательной математикой» — ​или новым «Мальчиком из Уржума» в патриотической косоворотке? Геологическим музеем — ​или передвижными выставками Военно-исторического общества?

Так что, если «культдневники» и отчеты введут в жизнь, — ​выводы высветятся через год.

а что думают читатели «Новой»?
 

Вы согласны с Ириной Лукьяновой, что из принуждения детей к искусству — вряд ли выйдет что-то путное? Или вы на стороне Елены Дьяковой, которая находит в этом благо? Ждем реакции в комментариях!

Топ 6

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera