Комментарии

Эффект Бивиса и Батхеда

Итог хакасских выборов не вписывается в рассуждения о грядущем транзите власти. Поэтому и переписывают выбор Хакасии

Этот материал вышел в № 114 от 15 октября 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей ТарасовОбозреватель

 
Работа избирательной комиссии Республики Хакасия. Фото: Александр Колбасов / ТАСС

Год 2028. В Хакасии продолжались выборы губернатора. Второй тур традиционно переносится на две недели. Сразу три красноярские типографии, печатающие бюллетени для Хакасии, провели накануне IPO в Гонконге. Война петиций. Зюганов — Путину, народ — Change.org. Кандидата Коновалова на этот раз снимают за ковыряние в носу. А кандидата Зимина, снявшегося с выборов 10 лет назад, пытаются вынести за ограду в сто десятый раз.

Вроде не такое сложное дело — дать народу проголосовать. Нет, мы простых путей не ищем. В обход привычней. Верховный суд Хакасии в пятницу перенес на понедельник, 15 октября, рассмотрение двух исков о снятии с выборов Валентина Коновалова. В одном суд просят сковырнуть кандидата от КПРФ из-за незаконной агитации в роликах, в другом — из-за проблем орфографического и стилистического свойства (ошибок в документах).

В регистрационных документах Коновалова вместо «Хакасское региональное отделение политической партии КПРФ» записано «Коммунистическая партия РФ — Хакасское региональное отделение КПРФ», что, конечно, недопустимо и нарушает конституционные права граждан. На их охрану встали прокуратура и ресизбирком (ранее благополучно принявший этот документ). Зюганов шлет гневные филиппики Путину и Чайке, Памфилова язвит над избиркомом, подающим в суд на самого себя.

Можно еще подать иск о введении избирателей в заблуждение: юрист Коновалов повсюду говорит о 9 годах правления Зимина, тогда как если б он умел считать, выяснилось бы, что Зимин правил 10 лет (без малого).

Нет особого смысла комментировать, почему наши выборы кривей турецкой сабли, всякий тут в курсе. Но, собственно, почему Хакасия вдруг так взволновала Кремль, что он там потерял, что он с ней так носится?

Наверное, интересы друзей Кремля и их друзей. Здесь их периферические нервные узлы. Дерипаски (РУСАЛ), Сечина («Роснефть»), Худайнатова («Коулстар», «Нефтегазхолдинг»). Вотчина Шойгу (Минобороны).

Но все они друг с другом могут договориться, и люди от всех них, кстати, работали в предвыборных штабах Зимина. Что им кто-то другой в кресле губернатора? Но куда деться от стойкого, непреходящего знания, что обделались, что пацан, спойлер Зимина, несмотря на все их деньги и таланты, их нахлобучил?

Кому недостаточно этого простого объяснения, могут забавляться сложными. Например, вот конспирологическая версия. Коммунистическая ось Хакасия–Приангарье–Приморье (среднее звено уже прочно окрашено в красный) нужна как прикрытие угольному бизнесу. Хакасия — добыча. Иркутск — Транссиб, БАМ, логистика. Владивосток — выход на страны АТР. Это огромные деньги. Кузбасс и Хакасия давно бьются за расширение пропускной/провозной мощности БАМ и Транссиба к восточным портам, инфраструктура тормозит вскрытие новых угольных пластов. Президент и РЖД идут навстречу, закладывают деньги под расширение магистралей, но этого не хватает, этого мало, а тут и интересы Evraz Абрамовича, Абрамова и Фролова, УГМК Махмудова и Бокарева, СУЭК Мельниченко, «Мечела» Зюзина. И при этом, например, вот только что на Транссибе находят нелегальные поставки угля в полмиллиарда из Кузбасса, добытого за границами горного отвода. В угледобыче, перевозке и отгрузке есть масса способов уйти в тень.

В Хакасии именно сейчас угольщики пытаются перевести огромные площади сельхозназначения под свои нужды, на публичных слушаниях люди бросаются друг на друга, кипят страсти.

Версия культурологическая. Вот эти отношения двух спойлеров, оставшихся после снятия Зимина и теперь подменяющихся, двух ритуальных клоунов, мифологических трикстеров призваны развлекать и отвлекать от главных вопросов сегодняшней безрадостной действительности. «Два очень похожих друг на друга человеческих лица, ничуть не смешных порознь, кажутся смешными, когда они рядом» (Паскаль).

Были Фома и Ерема, Тарапунька и Штепсель, Бивис и Батхед. Теперь Петров и Боширов, Кокорин и Мамаев, мы же почему-то именно эти сюжеты жадно выделяем. Вот и в Хакасии смена партнеров во втором туре не дает соскучиться.

Просто поразительно, как неглупые люди бесконечно обсуждают эти парочки. И никому уже не интересно, почему в угольной республике нет угля в котельных и куда девался российский федерализм.

Счета ряда муниципалитетов заблокированы с 2016-го, и свет дают выборочно, веерно (и так уже много лет), детсады и школы то и дело закрывают, чтоб детей не заморозить.

Хакасия — богата. Здесь две ГЭС, одна — крупнейшая в России. О Бейском угольном кластере говорят как о самом перспективном в стране. Два алюминиевых завода. Четверть запасов российского молибдена, еще больше — барита. Разведаны месторождения меди, фосфоритов, свинца, цинка, нефрита. Есть углеводороды. При этом достойных всех этих богатств социальных программ, приемлемой по российским меркам бюджетной обеспеченности — нет. Республика наглухо дотационна, а сейчас и вовсе в предбанкротном состоянии, врио Развожаев говорит об угрозе дефолта.

Добыча угля на Аршановском разрезе. Фото: Колбасов Александр / TASS

И со сломанной Хакасией носятся, видимо, исключительно из врожденной вежливости кремлевских вершителей судеб — они ведь в курсе, что красиво живут на деньги Сибири, дающей 70% доходов бюджета и ту же долю экспортной выручки, тогда как сама она живет крайне бедно; и в Хакасии вот эта базовая несправедливость выражена ярчайше.

Итог хакасских выборов, чем бы они ни закончились, ясен: народ голосует уже не за стабильность, а за перемены. «Тухляк достал» — вот итог. А российская власть как раз рассуждает о транзите себя с окончанием конституционного срока полномочий Путина. Поэтому и ломают Приморье с Хакасией. Чтобы показать: выборы — не для перемен, а для сохранения.

По волеизъявлению Красноярского края раньше, как по Нью-Хемпширу, замеряли среднюю температуру по стране. Хакасия — осколок от края.

Поэтому нам и предлагают обсудить пять раз сделанную опечатку в слове «российский» в «тугаменте» о выдвижении Коновалова.

Но почему в Хакасии вся система на это безропотно ведется? Почему это издевательство над человеческим рассудком находит столь живой отклик? Важный вопрос.

Замечу, что ранее Коновалов на теледебатах с Зиминым потешался над соперником: «Имею очное высшее образование — в отличие от некоторых». Так вот и прилетела ответочка. Коновалов действительно закончил с красным дипломом Хакасский госуниверситет, но чем он принципиально отличается от сельхозтехникума Зимина, не очень ясно (это не столько моя оценка, сколько преподавателей этого университета, которых в Абакане я встретил, кстати, в штабе самого Коновалова). Во всяком случае, уж так гордиться уровнем своего образования на фоне «остальных тут» — не стоит.

Валентин Коновалов. Фото: РИА Новости

Не стоит и гадать, мина ли это замедленного действия, заложенная в документы изначально, учитывая, что Коновалова двигали техническим кандидатом (муниципальный фильтр преодолен с помощью более двух десятков подписей депутатов-единороссов).

Я о другом: это уже в крови, это сложившиеся традиции манипуляций и несамостоятельности, «чего изволите». В начале 2011 года «Новая» проводила расследование, есть ли у Зимина, тогда новенького губернатора, какое-то образование помимо сельхозтехникума, и обнаружила массу интересного — от поддельных дипломов до фальсификации избирательных документов. Не хотелось бы преувеличивать значение вузовского диплома, может, и правы были в Кремле, решив, что для Хакасии сойдет и так, но вопрос в том, нарушали ли Зимин и люди, обязанные его проверять, законы — многочисленные (о госслужбе, о выборах) и неоднократно? Нарушали. (Недавно это подтвердил и экс-глава Хакасии Алексей Лебедь.)

Например, хакасское отделение «ЕР» в 2004 году представило сфальсифицированный список кандидатов в Верховный совет Хакасии (с этого и начинался путь в политику Зимина), госорганы проверили его и одобрили, избирком всю эту лажу зарегистрировал. Все это — люди с разносторонними и разнонаправленными бизнес-интересами. И это прекрасные рычаги для управления ими, это масса крючков и ниток, за какие можно дергать. Ведь все всё знали, и никакой реакции на нарушения законов не последовало, никто не только не сел, никого даже не сняли. Так какая проблема теперь на виду у всех: посчитать грамматические ошибки и похерить народное волеизъявление?

Алексей Тарасов, «Новая»

Давыдов.Индекс
Андрей Бузин
Сопредседатель движения «Голос»

— Это нарушение (даже если считать неправильное название избирательного объединения нарушением) избирательная комиссия должна была обнаружить в тот момент, когда она регистрировала кандидата. Она этого нарушения не обнаружила. Если бы комиссия его увидела, то должна была бы связаться с кандидатом и в соответствии с законом указать на это нарушение, чтобы тот его исправил.

Раз избирательная комиссия заметила ошибку только сейчас, это говорит о том, что действие со стороны прокуратуры носит политический, а не юридический характер.

Есть и процедурный вопрос: можно ли вообще сейчас отменять регистрацию кандидата? Но это вопрос спорный: с одной стороны, на это дается 10 дней с момента регистрации, а с другой — сами итоги выборов могут быть отменены, если обнаружено, что какой-то кандидат неправильно зарегистрирован. Другое дело, что избирателю все равно, написано ли в документах «региональное отделение» или просто КПРФ — это никак не повлияло на его волеизъявление. Такого рода разночтения не являются реальным основанием для того, чтобы сейчас отменить регистрацию. Если это будет сделано, то в таком случае можно говорить о сугубо политическом намерении снять Коновалова с выборов. Подобные действия Хакасской избирательной комиссии свидетельствуют о том, что это несамостоятельная организация, она действует под чьим-то управлением — видимо, исполнительной власти, администрации.

Лилит Саркисян — специально для «Новой»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera