Репортажи · Общество

Трещины на витрине

Жизнь Восточного Крыма в преддверии открытия Керченского моста

Этот материал вышел в № 41 от 18 апреля 2018
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 41 от 18 апреля 2018

23:04, 17 апреля 2018Иван Жилин, спецкор

39550

23:04, 17 апреля 2018Иван Жилин, спецкор

39550

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

«Интересный объект, мощный. И все получается у вас, даже раньше срока, насколько я понимаю. Хотелось бы, конечно, чтобы люди могли в летний сезон воспользоваться», — наставлял президент Путин строителей моста через Керченский пролив во время своего визита в Крым в марте. Восточный Крым станет новыми воротами полуострова. Ранее он находился на отшибе и был обделен вниманием: туристы стремились скорее попасть на южный берег — в Ялту или Алушту. Инвесторы также предпочитали вкладываться в южнобережье и крупные города: Симферополь и Севастополь. И вот теперь шанс выпал востоку. Что он собой представляет?

У моста

В рабочем городке, где живут строители Крымского моста, суетно. Шныряют туда-сюда автобусы и спецтехника, рабочие носят арматуру.

Двое мужчин выходят за территорию и направляются в магазин.

— Когда мост откроют? — подбегаю я к одному из них.

Рабочий поднимает бровь и ухмыляется.

— Говорят, к 9 мая надо сделать. Чтоб в День Победы все было как положено. Торжественно. Ленточку перерезать. Пока справляемся, в три смены работаем.

Юрий — сварщик. Работает на строительстве моста второй год. Сам из Белогорска (165 километров от Керчи).

— Я лично от стройки жду, что она никогда не закончится, — смеется он. — Здесь платят 45 000 рублей в месяц. Такой зарплаты в Крыму не бывает.

Керченский мост действительно дал людям возможность неплохо заработать. Минимальная зарплата здесь — 25–30 тысяч рублей. Выше средней крымской. Крымчан, правда, на стройке не так много.

— Менталитет такой, — объясняет Юрий. — Мы привыкли работать в сфере услуг. Гостиницы, кафе, автосервис. В моей бригаде из Крыма три человека. Остальные — с Урала, из Нижнего Новгорода, северных регионов. Там люди работают руками, и эта стройка для них идеальна: деньги дают хорошие, тепло, море — пожалуйста.

Над рабочим городком возвышаются два двухэтажных дома советской постройки. Один из них наполовину разрушен. Раньше здесь был целый микрорайон — Цементная слободка. Из-за строительства моста он попал под снос: оказался в санитарной зоне объекта. Расселение жителей проходило со скандалом: новые квартиры им не давали в собственность, предлагали взять лишь «на хранение». После шума в СМИ люди получили права собственности. Однако выехали не все.

Светлана Галкина. Фото автора

Светлана Галкина до сих пор обитает в однокомнатной квартире в заброшенном бараке.

— До расселения мы жили здесь с мамой и сыном, — рассказывает она. — С 1994 года я, как малоимущая мать-одиночка, стояла в общегородской очереди на получение отдельной квартиры. Когда Цементную слободку начали расселять, выяснилось, что отдельной жилплощади для меня не предусмотрели. Вместо этого моей маме в доме для переселенцев дали квартиру на 14 квадратных метров больше, и мне сказали селиться туда. При этом из очереди на получение отдельного жилья вычеркнули.

В декабре в доме Светланы отключили электричество и водоснабжение. Из всех удобств осталась только печка.

Живет она на пенсию по инвалидности — 7000 рублей.

Жизнь в Цементной слободке скоро станет и вовсе невыносимой: барак Светланы отделяет от города четырехполосный автомобильный подъезд к Крымскому мосту. По ту сторону дороги — не только магазины, больницы и вся инфраструктура, но даже колонка с водой. Когда мост откроют, Светлана окажется отрезанной от мира.

И не только она. За Цементной слободкой лежит еще один бывший микрорайон — Энергогородок. Здесь тоже живут всего две женщины (одной 61 год, другой 86 лет). И они, говорит Галкина, просили о переселении, но в программу не попали — санитарная зона Крымского моста Энергогородка не коснулась. Как сюда в случае чего будет добираться скорая — вопрос риторический.

Вообще, в самой Керчи к открытию моста относятся без эйфории.

— Город у нас не туристический. Несмотря на то что здесь сливаются два моря, Азовское и Черное, нормальных пляжей нет. Побережье занято портами, — говорит менеджер в гостинице. — Большого притока туристов не ждем. Может быть, спасет транзит. До [курортной] Феодосии еще 100 километров, и если кто-то уставший решит остановиться в Керчи — это будет наш клиент.

Строительство Крымского моста. Фото автора

«Это уже не земля Волошина»

Курортные доминанты Восточного Крыма — Феодосия и Коктебель. Население последнего летом возрастает в разы: с четырех тысяч до 30–35 тысяч человек.

Максимилиан Волошин, проживший в Коктебеле 25 лет, писал о поселке так: «Огнь древних недр и дождевая влага // Двойным резцом ваяли облик твой, — // И сих холмов однообразный строй, // И напряженный пафос Карадага, // Сосредоточенность и теснота // Зубчатых скал, а рядом широта // Степных равнин и мреющие дали».

Современный Коктебель — уже не тот. Широту степных равнин заслонила советская и современная застройка. На улицах мусор, а сами улицы — сплошной лабиринт торговых рядов. Былое величие хранят только горы.

С лидером «Гражданского актива Коктебеля» Борисом Яремко встречаемся в кафе.

— Это уже не Коктебель Волошина, — с ходу заявляет он. — Теперь это самый проблемный поселок Крыма. Те же шалманы на набережной. Не всем туристам нравится, но для поселка это важная инфраструктура: оплата аренды за землю, налог на прибыль, да и просто рабочие места для местных. Осенью прошлого года приехали люди из Министерства экономического развития Крыма. Провели большое совещание с участием предпринимателей. Сказали, что есть проект реконструкции набережной Коктебеля, но для его реализации нужно все торговые точки снести. Останутся только бывшая столовая Дома творчества писателей, дом Волошина и дельфинарий. А что делать людям? У них права собственности на руках, все документы. Значит, нужно предоставить альтернативу. А ее нет, потому что нет свободной земли. В 2016 году активисты ОНФ хотели поставить в Коктебеле детскую площадку на 30 квадратных метров. И ничего у них не получилось — не нашли участок.

Но основная проблема поселка, по словам Яремко, не шалманы, а отсутствие канализации.

— Канализация есть только у двух туристических объектов — пансионата «Залив» и турбазы «Приморье». Остальной Коктебель решает вопрос отходов своими силами. Кто-то заказывает ассенизаторные машины, кто-то сливает свои стоки в канализации «Залива» и «Приморья». Но большая часть жителей, к сожалению, прокладывает трубы и ливневки к местным речкам. Оттуда все отходы жизнедеятельности текут прямо в море. Если вы пройдетесь по набережной в летний сезон, то увидите, что четырьмя ручейками это все стекает прямо по пляжу.

Построить очистные сооружения в Коктебеле в 2013 году взялся предприниматель Валерий Рукавшиников. Над проектом работала его компания MiaProject, зарегистрированная в США. Однако в 2014 году Крым перешел в состав России, отношения Москвы и Вашингтона охладели, а Коктебель остался без канализации. Теперь ее ждут аж к 2021 году — в рамках Федеральной целевой программы развития полуострова.

В августе прошлого года на Коктебель свалилась новая беда: телеведущий Дмитрий Киселев предложил застроить Тихую бухту — место отдыха жителей поселка. Здесь директор «России сегодня» видит гольф-поле.

«Что происходит в Тихой бухте? Это дикий туризм, который не отличается экологической чистотой. Мне кажется, что все это нужно осваивать. Мне кажется, что в Тихой бухте прекрасный ландшафт для гольф-поля. Гольф-поле — это 60 гектаров, это сохранение зеленого ландшафта. Это спорт и здоровый образ жизни. Мне кажется, что это ответственное отношение к природе», — сказал Киселев на открытии организованного им фестиваля Koktebel Jazz Party.

Против этого предложения выступил поселок. Люди добились встречи с телеведущим в администрации Коктебеля и заявили, что ни при каких условиях не согласны на освоение бухты.

— Если это произойдет, то мы, простые жители поселка, потеряем доступ в Тихую бухту, потому что в рамках антитеррористических мер там обязательно установят забор, — говорит Борис Яремко. — Кроме того, есть большие сомнения, что на этом месте появится именно гольф-поле. Зимой в Тихой бухте дуют сильные ветра, из-за которых мяч будет лететь в неизвестном направлении. Летом жара под 45°C — в такую погоду тоже никто не играет. Пригодны для игры только май, сентябрь и октябрь. И из-за этого у нас отнимут бухту? Мы предполагаем, что в итоге там будет построено не гольф-поле, а вырастут элитные гостиницы и коттеджи.

К открытию Крымского моста в Коктебеле относятся с воодушевлением. В некоторых гостиницах уже сейчас забронировано 60% мест.

Море — депутатам

Азовское побережье Крыма также находится на востоке полуострова. Главный местный курорт — 10-тысячный город Щелкино. Строился он, правда, совсем не ради массового отдыха — здесь в 1978 году планировали возвести Крымскую АЭС. Но проект до конца не довели: в 1987 году участок застройки признали геологически нестабильным. И от большой идеи осталась сотня многоэтажек в степи.

Люди начали разъезжаться. Те, что остались, занялись добычей рыбы: Азовское море до нулевых было богато осетром. Однако со временем его популяция в Азове сократилась. Сейчас даже одна пойманная рыба — успех.

Иван Шевелев. Фото автора

У Ивана Шевелева — своя база отдыха в селе Мысовое, в четырех километрах от города.

— Азовское побережье ориентировано на отдых с детьми, — говорит Иван. — Само море мелкое. Поэтому родители не хватаются за сердце, когда их ребенок заходит в воду. Молодежь, правда, к нам не едет, потому что заняться ей здесь нечем — ни клубов, ни боулинга, ни экскурсий.

До 2013 года молодежь в Щелкино все же приезжала — на музыкальный фестиваль «KaZaнтип». Но с приходом России фестиваль запретили из-за «многочисленных нарушений норм противопожарного и антитеррористического законодательства».

— Туристов после перехода в Россию вообще стало меньше, — говорит Иван. — У нас раньше соотношение было 50 на 50: украинцы и русские. Теперь украинцы не ездят. Изменит ли что-то крымский мост? Думаю, не сразу. В первый год особого эффекта не ожидаю. В последующие, особенно после открытия железнодорожного сообщения, — да. Но для того чтобы турпоток вырос, Азовское побережье надо раскручивать: многие же вообще не знают, что в Крыму есть не только Черное море. Но пока на южном берегу Крыма есть хоть мизерный, но незастроенный клочок земли, вкладываться будут именно туда.

С землей в Щелкино тоже проблемы. Весной 2016 года по городу прошел шум: самые лакомые участки на побережье получили в собственность местные депутаты. Причем бесплатно: воспользовавшись еще украинскими положениями земельного кодекса, согласно которым каждый гражданин Украины имеет право на 10 бесплатных соток земли. Землю на себя и своих родственников оформили единороссы Андрей Аржанцев, Надежда Белевитина, Виктор Буйновский, Александр Давыдов, Юрий Кашпур, Сергей Коляка, депутат от КПРФ Нина Пустоветова и председатель Щелкинской гордумы Сергей Варавин.

Проведенная прокуратурой проверка подтвердила: депутаты действительно завладели побережьем. Но — совершенно законно, потому что все решения были приняты до 21 марта 2014 года, то есть до официального установления в Крыму российской власти.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#крым

важно

6 часов назад

Российские фигуристы Синицина и Кацалапов стали чемпионами мира в танцах на льду

Slide 1 of 7

выпуск

№ 32 от 26 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Расследования

Крым их Как поделили полуостров друзья Владимира Путина и местные чиновники. И чем этот «дележ» обернулся для обычных жителей

496836

2.
Сюжеты

«Заткните это животное!» В Находке структуры, которые были связаны с Ротенбергом, строят завод по производству метанола для Китая. Он нравится всем, кроме местных жителей

186782

3.
Колонка

Масочный режим для фуфловира Главу «Биотек» Шпигеля арестовали потому, что госструктуры не простили частникам конкуренции в ковид-пандемию. А губернатор пошел довеском

183602

4.
Сюжеты

«Умирать я буду одинокой» Пройти девяностые и штурмовать Грозный, биться на ринге и прыгать с парашютом. Ничто не сделает мужчину — мужчиной, если внутри него живет женщина

166604

5.
Репортажи

Миллиардер. Из Пензы Как выживает один из беднейших регионов России, где губернатор арестован за взятки. Репортаж «Новой»

144679

6.
Новости

«Я кричал от боли»: похищенные чеченские юноши подали заявление в СК по факту пыток со стороны силовиков в 2020–2021 годах

87615

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera