Сюжеты

«Если Россия — угрожающая, она должна быть и угрожаемой»

Что думает прежнее и нынешнее руководство Франции по поводу действий Кремля в Сирии

Фото: EPA

Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

6
 

«Если Россия — угрожающая, она должна быть и угрожаемой» — с таким заголовком вышло в понедельник, 12 марта, интервью предыдущего французского президента Франсуа Олланда газете Monde. Олланд заявил о необходимости применения новых методов давления на Кремль и еще раз выразил сожаление в связи с решением Обамы, который в 2013-м, поддавшись на уговоры Путина, отказался от проведения совместной американо-французской операции против Асада. В результате, как считает Олланд, Запад не только упустил шанс урегулировать ситуацию в Сирии, но и позволил Путину, поверившему в свою безнаказанность, «дестабилизировать ситуацию на востоке Украины и аннексировать Крым».

Олланд выступил инициатором интервью, подчеркнув, что не может молча смотреть на то, что происходит в Сирии. Несмотря на то, что экс-президент сейчас не имеет возможностей для претворения своих пожеланий в жизнь, его интервью представляет большой интерес, так как в нем затронуты главные вопросы, связанные с политикой ведущих западных держав в сирийской войне.

Первый вопрос касается пресловутой «красной линии» в Сирии, которую в 2012 году «нарисовал» Барак Обама. Тогда он заявил, что в случае применения Асадом химического оружия, последует жесткий ответ. В 2013 году западные наблюдатели зафиксировали, как минимум, два случая использования химоружия — в результате французы и американцы договорились в конце августа нанести удар по «позициям Асада». Удар, как известно, не был нанесен, так как в итоге Обама поверил Путину, который пообещал, что сирийский режим более не перейдет «красную линию» и уничтожит все свои запасы химического оружия. Но «инциденты» повторились и позднее, что позволило уже президенту Макрону заявить 31.05.2017 в лицо Путину в ходе их совместной пресс-конференции в Версале, о том, что что на «любое применение химоружия» в Сирии будет дан ответ, — «во всяком случае, со стороны Франции».

22 января 2018 года глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил, что сирийский режим до сих пор «обладает запасами химического оружия». 23 января в Париже прошла «конференция по расследованию преступлений, связанных с применением химического оружия». На конференции глава Госдепа США Тиллерсон сказал: «Вчера в Восточной Гуте более двадцати человек стали жертвами химической атаки с использованием хлора», и подчеркнул, что ответственным за это преступление, вероятно, является, режим Асада, а российские власти, не выполнившие свои обязательства, взятые в 2013 году, несут за это главную ответственность. То есть, получается, что сирийский режим — при поддержке России — продолжает переходить «красную линию», и делает это уже много лет, а единственным «жестким ответом» на эти преступные действия стал удар американцев по сирийской авиабазе 07.04.2017. Что не помешало сирийскому режиму — если верить Тиллерсону — и дальше убивать мирное население газом.

В своем интервью Олланд говорит о том, что «если красную линию (постоянно) переходят без всяких последствий», это дает «нарушителям» основания верить в свою безнаказанность.

На минувшей неделе мне довелось услышать заявления нескольких представителей Елисейского дворца (пожелавших сохранить анонимность) относительно ситуации в Сирии. Эти «анонимные источники» так и не смогли дать прямого ответа на вопрос, когда же наступит время «жесткой реакции» на переход «красной линии».

И когда уже, наконец, на «любое применение химоружия» в Сирии будет дан ответ, — «во всяком случае, со стороны Франции».

Второй вопрос — почему «красной линией» являются химические атаки, в которых, по заявлениям западных наблюдателей, гибнут десятки людей (исключение — август 2013 года, когда в результате химатаки в Восточной Гуте погибли 1429 человек), и в то же время ковровые бомбардировки и артиллерийские обстрелы сирийских городов не удостаиваются такого пристального дипломатического внимания. При том, что в сирийской войне уже погибли около 500 тысяч человек.

И потом, как постоянные «переходы красной линии» и массовое уничтожение кровавым тираном Асадом мирного населения может сочетаться с заявлениями президента Макрона о том, что врагом Франции является ИГ (террористическая организация, запрещенная в России), а Башар Асад — только «враг сирийского народа»? Позицию Олланда, который последовательно отказывался от переговоров с Асадом, можно было объяснить хотя бы желанием соблюдать «моральные принципы» (впрочем, это еще вопрос, что моральнее — провести переговоры с убийцей и закончить войну или, бездействуя, позволить ему продолжать).

Сейчас Олланд, обращаясь к «демократическим державам» предлагает расширить понятие «красная линия»: «Если мы считаем переходом «красной линии» только применение зарина, мы закрываем себе возможность вмешиваться, когда происходят массовые убийства с применением другого оружия. А преднамеренные бомбардировки гражданского населения (…), создают недопустимую гуманитарную и политическую ситуацию».

Еще один вопрос, затронутый Олландом: почему Запад позволяет Турции проводить «военную операцию» против курдов на севере Сирии

— против тех самых курдов, которым США и Франция помогали, тех самых курдов, которые внести чуть ли не главный вклад в победу над ИГ на сирийской территории. А теперь самое большее, на что сподобились, например, французские власти после начала (20 января) турецкой массированной атаки на позиции курдов, это обращенные к Эрдогану ничего не значащие призывы «действовать со всей предусмотрительностью». МИД Франции и Елисейский дворец заявляют, что у Турции есть «легитимное право на защиту своих границ». При этом сирийские курды не угрожали турецким границам, напоминает Олланд. Турецкие власти, в то же время, утверждают, что сирийские курды связаны с Рабочей партией Курдистана, а значит, являются «террористами». Теперь получается, что Запад де-факто одобряет эту позицию, а значит, ранее союзничал с курдскими «террористами» для борьбы с террористами ИГ. Впрочем, Олланд утверждает, что сейчас турки воюют с курдами «при поддержке джихадистских группировок» (о том, что Анкара может использовать «джихадистов» для борьбы с курдами ранее неоднократно писали и независимые турецкие СМИ).

При этом Турция — член НАТО и участник западной антитеррористической коалиции, созданной  в Париже осенью 2014 года. Сегодняшнее бездействие Запада, наблюдающего, как Турция расправляется с курдами, приведет к тому, дискредитирует завтрашние попытки поиска союзников в разных частях света, подчеркивает Олланд.

А сотрудничество турецких сил с «джихадистами», о котором говорит Олланд, не может не дискредитировать НАТО и западную антитеррористическую коалицию. Которая, кроме того, пока ничего не может противопоставить Асаду и тем, кто его поддерживает.

В конце февраля — после начала массированного наступления проасадовских сил — с применением бомбардировок — на Восточную Гуту (пригороды Дамаска) Совбезе ООН принял резолюцию 2401, которая предусматривала, помимо прочего, 30-дневное прекращение огня. «За» проголосовала и Россия. Но резолюция до сих пор не выполняется — точнее, выполняется по «донбасскому сценарию»: то прекратят огонь на несколько часов, то допустят гуманитарный конвой, то снова возобновят бомбардировки. И все это, несмотря на то, что после принятия резолюции Макрон несколько раз разговаривал с влиятельными «акторами» сирийской войны — Путиным, Эрдоганом, Роухани, а глава МИД Франции слетал на переговоры в Москву и Тегеран.

На прошлой неделе упомянутые выше анонимные источники Елисейского дворца не скрывали своего раздражения позицией Владимира Путина, который, по их данным, в разговорах с Макроном (последний разговор был 5 марта) «признает разумность» упомянутых в резолюции требований, но в то же время заявляет: « в том, что они не выполнены, нет вины сирийских властей».

При этом сам Асад 4 марта выступил с телеобращением и заявил, что собирается атаковать Восточную Гуту до «победного конца». Наступление на этот 400-тысячный пригород Дамаска, который французские СМИ сейчас называют «адом на земле», началось 18 февраля, и его жертвами, по данным Сирийского центра мониторинга за соблюдением прав человека, стали уже 1144 мирных жителя.

Анонимные представители Елисейского дворца заявили «Новой», что собираются продолжать оказывать «максимальное давление на всех, кто имеет возможность давить на Асада» — с тем, чтобы сирийский диктатор, наконец, остановил бойню. Представители Макрона заявили, что «в первую очередь, речь идет об оказании давления на Кремль». Какие именно «рычаги давления» будут применяться, они не уточнили.

Олланд в своем интервью предлагает «оказать давление в виде (новых) санкций, торговых правил, и по вопросам нефти и газа». Но это слова Олланда, а Макрон пока не заявлял об отмене своего визита в Россию, запланированного на конец мая.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera