Сюжеты · Политика

Павел КЛИМКИН: Мир? Российская сторона должна быть в нем кошмарно заинтересована

Глава МИД Украины — о введении на территорию страны международного миротворческого контингента

Этот материал вышел в № 37 от 10 апреля 2015
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 37 от 10 апреля 2015

04:21, 9 апреля 2015Юрий Сафронов, обозреватель «Новой», журналист RFI, Париж

40196

04:21, 9 апреля 2015Юрий Сафронов, обозреватель «Новой», журналист RFI, Париж

40196

Фото: «Новая газета»

Глава МИД Украины — о введении на территорию страны международного миротворческого контингента


Фото: РИА Новости

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин в среду был в Париже. Программа неожиданно изменилась — между встречей с Элизабет Гигу (главой международного комитета Национального собрания), презентацией недели украинского кино и разговором с Фабиусом министра пригласили в Елисейский дворец на беседу с советником Олланда по международным делам.

Поэтому интервью сократилось до развернутого ответа на один важный вопрос. Мы поговорили о введении на территорию Украины международного миротворческого контингента.

Эта инициатива украинской стороны почему-то вызывает резкую реакцию российского МИДа. Трудно все-таки поверить в то, что российский МИД не хочет мира.

И даже Климкин в это не верит.

 

— Павел Анатольевич, российская сторона обвиняет Украину в нарушении нескольких пунктов минских соглашений. Например, министр Лавров 6 апреля заявил в интервью «России сегодня» о том, что «откладывание выборов отодвигает и вступление в силу закона о порядке местного самоуправления» в «ДНР» и «ЛНР». И что поправки, которые 17 марта внес в парламент Порошенко, «изменили порядок и закон вступит в силу лишь после выборов»…

— На самом деле нет никакой смены очередности. А есть какое-то мистическое понимание некоторыми этой очередности. Во-первых, этой очередности аж никак нет в самом договоре Минск-2.

В Минске-2 прописаны временн ы е рамки. И логика очень четко прописана. Сейчас мы действуем точно в логике Минска-2: сначала — прекращение огня, отведение тяжелой артиллерии и полный контроль за этим процессом. Естественно, мы должны достигнуть окончательного прогресса по обмену заложниками — для меня это выходит за рамки политики и является, в конце концов, вопросом морали.

И дальше пойдет дискуссия о проведении свободных и честных выборов. В минских соглашениях четко прописано, что они должны быть проведены по нормам Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ.

И как только выборы состоятся, полностью заработает и закон (о местном самоуправлении — Прим. Ред. ). В законе, например, есть положение о том, что в этих районах будет создаваться народная милиция и так далее. А вот представьте себе — хотя я еще раз подчеркиваю, что этой последовательности нет в минских соглашениях — что этот закон заработал бы прямо сейчас… Таким образом, незаконные вооруженные формирования были бы просто переименованы в народную милицию. Причем, этот процесс никто не мог бы объективно контролировать. Вот кто это сегодня может сделать? Миссия ОБСЕ? Она следит за прекращением огня и отводом вооружений. Поэтому я и говорю, что нам нужна какая-то международная миротворческая миссия.

Некоторые утверждают, что она «выходит за рамки» минских договоренностей. Как раз наоборот — она нужна для поддержки мирного процесса. Например, она поможет проведению тех самых честных и свободных выборов. Они же не могут быть проведены, когда вокруг бегают наёмники с оружием.

А политический процесс должен начаться, и это должно произойти под чьим-то независимым контролем. Вот мои доводы, которые понимают и тут во Франции и в Германии. И признают, что мы действуем в логике минских соглашений (в среду Лоран Фабиус еще раз подтвердил это, выйдя к журналистам вместе с Климкиным — Ю.С. ). Вот это я пытаюсь всем объяснить.

Извините, что так долго (отвечал на первый вопрос, когда времени так мало — Ю.С. )…

Не удалось отобразить 667

— Как вы практически видите процесс введения миротворцев, особенно учитывая резкую позицию российской стороны…

— А почему резкая позиция? Российская сторона, наоборот, должна быть кошмарно заинтересована.

Пока российская позиция совпадает с нашей, немецкой и французской только в том, что прямо сейчас надо усилить миссию ОБСЕ. Но вот, например, большинство обстрелов происходит ночью. Миссия ОБСЕ ночью не работает. У нее технических возможностей не хватает. Еще много чего не хватает. А мы должны дальше сопровождать этот минский процесс, мирный процесс. Кто его будет сопровождать? Для этого нужна миротворческая миссия. Такие миссии существовали во многих случаях, начиная с конфликта на Балканах.

— Это должны быть силы ООН?

— Это могут быть силы ООН, это могут быть европейские силы…

— Но в Совете безопасности ООН Россия может заблокировать это решение…

— Так почему?! Вот я, например, считаю, что в интересах России поддержать это решение. В понедельник 13 апреля мы соберемся в Берлине в нормандском формате (Климкин-Лавров-Фабиус-Штайнмайер —  Прим. Ред. ) и будем об этом говорить. Если российская сторона это заблокирует, пусть объяснит, кто будет не просто наблюдать за развитием миротворческого процесса (этим занимается ОБСЕ), а способствовать его развитию? Кто будет организовывать процесс установления и утверждения порядка? Кто будет работать с этой так называемой народной милицией, с новыми структурами? Вот на Балканах этим занимались именно миротворцы. Почему это должно быть не так в этом случае?

Поэтому, если Россия заинтересована в исполнении минских договоренностей, она как раз такую миротворческую миссию должна поддержать. И я говорю это на всех углах. Это логично. И пусть мне кто-нибудь объяснит, почему моя логика неправильная.

— Но если российские власти все же не поддержат эту инициативу, что можно будет сделать?

— Если… Давайте поговорим об этом после «нормандской» встречи 13 апреля… Будут еще соответствующие телефонные разговоры на уровне глав государств… Если появится другое предложение, давайте обсуждать другое… Если кто-то мне скажет, как еще можно сопровождать дальнейший процесс деэскалации… Пока мне никто этого не говорит.

Париж

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#война #донбасс #минские соглашения #обсе #сепаратизм #украина

важно

2 часа назад

Что произошло за ночь 6 мая. Коротко

Slide 1 of 6

выпуск

№ 47 от 30 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 47 от 30 апреля 2021

Топ 6

1.
Репортажи

Интернат В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

414695

2.
Комментарий

Есть вещи пострашнее SWIFT Евросоюз угрожает отказаться от российской нефти и газа — и на этот раз вполне серьезно. Объясняет Максим Авербух

370221

3.
Интервью

Девочка, которая потеряла Конституцию 11 мая студентке МГУ Ольге Мисик выносят приговор за «осквернение будки» Генпрокуратуры

228815

4.
Репортажи

«Считаю вас всех предателями и оккупантами» Алексей Навальный проиграл суд по делу о клевете на ветерана и выступил с еще одним последним словом

195623

5.
Расследования

Чайки по именам ЛСДУЗ и ЙФЯУ9 Чем занимаются зашифрованные для Росреестра сыновья Юрия Чайки

157641

6.
Комментарий

Патриарх обличал не ту тиранию Как оппозиция на Пасху решила, что глава РПЦ вдруг перешел в ее стан

149288

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera