Репортажи

Предлагаем импрессионистов из частных коллекций

Посмотреть и выбрать понравившиеся работы можно прямо здесь

Культура

Юрий Сафроновсобкор в Париже

 

Мане, Моризо, Дега, Моне, Ренуар, Кайботт, Сислей… Сто работ, каких мир не видывал. В парижском музее Мармоттан-Моне выставили импрессионистов из частных коллекций. Выставка исторического значения: многие работы буржуазный интернационал прятал от народа десятки лет. И еще на десятки может спрятать. Так что смотрите пока не поздно — сегодня, с согласия музея, мы показываем пятьдесят шедевров.

Выставка идет уже месяц, а на входе все еще толпа, а в толпе в основном — респектабельные граждане из хороших районов Парижа («beaux quartiers»). От 60 и старше. Люди, определяющие сегодня эстетику и статистику во всех отраслях народного хозяйствования.

Эти сливки видели все краски жизни, но и они сражены выставкой наповал. Раздаются хорошо темперированные вздохи восторга. И вздохи сожаления: дорогая, эти картины достойны лучших музеев мира... Патрик де Кароли, директор музея Мармоттан-Моне, говорит то же самое (только без «дорогой»). Каких трудов ему стоило договориться с владельцами... Поддались уговорам пятьдесят человек. И еще один.

Но в июле все эти работы вернутся в прихожие и спальни beaux quartiers Мехико, Далласа, Парижа, Женевы… Возможно, Лондона и Москвы. Узнать нельзя. Тайна частной жизни с шедеврами. Половина работ подписана просто — «из частной коллекции».

Вообще, коллекционеры почти всегда бывали проницательнее гос. мужей, отвечавших за музеи. Коллекционеры часто понимали, кто художник, а кого завтра не продашь. Вот, например, Кайботт.

Гюстав Кайботт. «Островок безопасности». Бульвар Османн || К 1880. Холст, масло. 81x101 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière (с) Comitée Caillebotte, Paris
Гюстав Кайботт. Улица Алеви. Вид с шестого этажа || 1878. Холст, масло. 59,7x73,3 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection anonyme, Dallas
Гюстав Кайботт. Интерьер, женщина и окно || К 1880. Холст, масло. 116x89 || Service presse / musée Marmottan Monet — Сollection particulière (с) Comitée Caillebotte, Paris

Душа и кошелек импрессионистов. Создавал рынок, подогревал интерес, устраивал выставки, сам покупал у друзей полотна, давал им в долг без возврата, снимал квартиры (для Моне — у вокзала Сен-Лазар).

Кайботт умирает в 45 (простудился, работая в саду; этот злосчастный сад можно увидеть).

Гюстав Кайботт. Подсолнухи в Пёти-Женвилье || К 1885. Холст, масло. 131x105 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière (с) Comitée Caillebotte, Paris

От полотен импрессионистов, которые коллекционер Кайботт покупал, чтобы завещать государству — при условии что их выставят в Люксембургском музее (а позже — в Лувре) — государство очень долго воротит нос. Отбирая работы для первой — компромиссной выставки — специалисты по изящным искусствам отбраковывают две картины Мане, две — Ренуара, три — Сезанна, восемь картин Моне, одиннадцать картин Писсарро…

Картины самого Кайботта критика не признает лет сто (настоящее признание начнется в 1970-е, в Америке). Подтверждается мысль Сезанна: «Институты, стипендии, отличия придуманы только для глупцов, шутов и пройдох. Бросьте критику, занимайтесь живописью».

Ева Гонзалес. Воробышек || К 1865-1870. Пастель на бумаге, наклеенной на холст. 63x51.5 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière
Поль Сезанн. Большие купальщики || К 1896-1898. Цветная литография на бумаге верже. 49x61,5 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière
Поль Сезанн. Герань и дельфиниум в маленькой вазе из Делфт || К 1873. Холст, масло. 52x39 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière, France © Christian Baraja

Кайботт занимался самозабвенно. И благодаря ему — и «кошелькам» пришедшим вслед за ним — мы сегодня видим импрессионистов и в Орсэ, и в Мармоттан-Моне, и на страницах «Новой».

Так вышло, что Кайботт не успел купить ни одной работы Берты Моризо. Бесстрашный талант, она не боялась ни Мане (который был для нее примером и наперекор которому она отдала свои работы на Салон импрессионистов), ни туповатой критики, ни благородной публики. В те годы женщина считалась не совсем человеком, а женщина-художница автоматом зачислялась в когорту падших.

Берта Моризо. Девушка в зеленом пальто || К 1884. Акварель на бумаге. 31,4x23,9 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière
Берта Моризо. Фортепьяно || К 1888. Пастель, холст. 64x80 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière
Берта Моризо. Поль Гобийар и ваза || 1889. Холст, масло. 81x100|| Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière (с) Christian Baraja
Берта Моризо. Пейзаж || К 1867. Акварель на бумаге. 14,5x22,7 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière
Берта Моризо. Сена в Буживале || 1884. Холст, масло. 38x46 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière (с) Christian Baraja

На одной выставке некий «клеветник назвал Моризо проституткой, — вспоминал Ренуар. — Писсарро послал кулак ему в лицо, что спровоцировало свалку. Полиция позвала подкрепление».

Пьер-Огюст Ренуар. Пришпиленная шляпа (три работы) || 1897-1898. Литография, напечатанная в бистр на бумаге верже. 60x49,2 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière
Пьер-Огюст Ренуар. Материнство || К 1885. Пастель на бумаге. 92x74 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection Perez Simon, Mexico (c) Arturo Piera
Пьер-Огюст Ренуар. Пейзаж в Рош-Гюйон || К 1887. Холст, масло. 45,7x55,9 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection Perez Simon, Mexico (c) Arturo Piera
Пьер-Огюст Ренуар. Сидящая девочка в синем платье || 1889. Холст, масло. 64,8x54 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection Nahmad, Suisse
Камиль Писсарро. Вид на Базинкур || 1884. Холст, масло. 54,3x64,8 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection Perez Simon, Mexico (c) Arturo Piera
Камиль Писсарро. Хижины в Овер-сюр-Уаз || К 1873. Холст, масло. 65x81 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière (с) Christian Baraja
Камиль Писсарро. Поль-Эмиль Писсарро рисующий, эскиз || 1898. Холст, масло. 55x46 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière (с) Christian Baraja

В эти дикие времена импрессионисты, которые поневоле оказались разрушителями основ, не находили лучшего выхода, чем продолжать начатое. И обдумывать планы уничтожения противника, развязавшего против них («имбецилов») войну. «Я согласен с вашим мнением. Барышни Моризо (три сестры — Ю.С.) очаровательны, — писал Мане своему другу Анри Фантен-Латуру. — Досадно, что они не мужчины (вторая сестра Берты тоже начинала художницей — Ю.С.). Впрочем, они могли бы, как женщины, сослужить искусству, выйди каждая замуж за академика и посеяв раздор в лагере этих маразматиков».

Но Берта Моризо вышла замуж за брата Мане. А искусству все-таки послужила, и не только в качестве художницы, но и в роли модели. Для Мане. Моризо вывела великого из депрессии, в которую тот впал после войны с пруссаками. Глядя на красотку, великий заново учился любить свое дело.

Эта война убила Жана-Фредерика Базиля, художника, успевшего только подать надежды. Медик по воле родителей, он бросил чужое дело и отдался призванию. Базиль погиб в 28. Через четыре года друзья выставят его полотна на первом салоне художников, которых вскоре назовут импрессионистами. Сегодня в музее Мармоттан-Моне представлена одна картина Базиля, с нее выставка и начинается.

Фредерик Базиль. Терраса в Мерик || 1867. Холст, масло, 97x128 || Service presse / musée Marmottan Monet © Studio Monique Bernaz, Geneve.

Понятно, почему: Базиль — мастер, навсегда оставивший ощущение недосказанности. Его друзьям Ренуару и Моне удалось состариться и отведать славы. Кто теперь узнает, что могло скрываться за этой разницей между несколькими десятками картин Базиля и шестью тысячами работ Ренуара.

И кто знает, чем бы закончил Моне, если бы под влиянием старшего учителя Эжена Будена не изменил образ мыслей

Эжен Буден. Три бретонских прачки || Акварель и карандаш. 10,7x16,9 || Service presse / musée Marmottan Monet
Эжен Буден. Бенервилль. Пляж || 1890. Холст, масло. 90x130 || Service presse / musée Marmottan Monet (с) Collection particulière

 

Клод Моне. Антиб || 1888. Холст, масло. 65,4x81,3 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection Perez Simon, Mexico (c) Arturo Piera

 

Клод Моне. Рукав Сены около Ветёя || К 1878. Холст, масло. 60x80 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection Perez Simon, Mexico (c) Arturo Piera
Клод Моне. Скала в Этрета через ворота Амон || К 1885-1886. Масло на доске. 60,9x38,1 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière, Dallas, Texas © Photography by Brad Flowers
Клод Моне. На подмостках Трувиля, отель «Черные скалы» || 1870. Холст, масло. 50x70 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière, Europe — Photo (c) Cristie’s images / Bridgeman Art Library
Клод Моне. Желтые лилии у воды || К 1914-1917. Холст, масло. 200x200 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière par intermédiare du Museum of Fine Arts, Houston (c) Collection particulière
Эжен Буден. Порт Бордо || 1875. Холст, масло. 22,5x41 || Service presse / musée Marmottan Monet (с) Collection particulière

(Клод всерьез считал свои шаржи вершиной искусства).

Клод Моне. Англичанин с усами || К 1857. Черный карандаш на бумаге с бликами из гуаши. 24x16 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière (с) Christian Baraja
Клод Моне. Молодая нормандка || К 1857. Черный карандаш на бежевой бумаге с бликами из гуаши. 24,5x16 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière (с) Christian Baraja

Другой предвестник импрессионизма (если выражаться плоскими формулировками, от чего нас все-таки просил воздерживаться Сезанн), Жан Батист Коро не участвовал ни в одной выставке могучей группы, но был ей близок эстетически. «Больше всего мне нравится в Коро то, как он одним сучком дерева умеет передать вам всё», — говорил Ренуар. И признавался, что не может приблизиться к его уровню совершенства. Добавлял: «Это был самый великий пейзажист из когда-либо живших».

Жан-Батист-Камий Коро. Всадник на дороге || К 1860-1865. Холст, масло. 40x56,5 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection Perez Simon, Mexico (c) Arturo Piera
Жан-Батист-Камий Коро. Пастушка на берегу || К 1865-1870. Холст, масло. 39,4 x 56,3 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection Perez Simon, Mexico (c) Arturo Piera

Другого мастера пейзажа — и еще одного «предтечу» импрессионизма — французского голландца Йохана Бартольда Йонгкинда записывал в число своих учителей Моне. Между «учителем» и «учеником» — разница в технике, но не в подходе: Йонгкинд тоже выезжал на «пленэры», но, в отличие от большинства импрессионистов, делал там только акварельные версии, которые затем копировал в мастерской. Маслом.

Йохан Бартольд Йонгкинд. Холм Сен-Андре, берег реки || 12 июня 1880. Акварель на картоне. 16x24,5 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière
Йохан Бартольд Йонгкинд. Вид Медона с моста Севр || 1866. Холст, масло. 34,5x57 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière
Йохан Бартольд Йонгкинд. Мост на железной дороге в Онфлёре || 1866. Холст, масло. 54x81 || Service presse / musée Marmottan Monet — Éléonore Reunier © Christian Baraja
Йохан Бартольд Йонгкинд. Парусник в порту Онфлёра || 25 сентября 1863. Масло, бумага, наклеенная на холст. 25x35 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière (с) Brame & Lorenceau, Paris

На такое масло у большинства из этих художников хватало, а вот на то, которое используют с хлебом — хватало нерегулярно. Альфред Сислей — самый верный почитатель поселковой жизни (дешевая замена Парижу) — растворился в нищете и безвестности в Море-сюр-Луен (65 км на юго-восток от столицы). В декабре 1896-го, за два года до смерти художника, галерист Жорж Пёти организовал ретроспективу его работ в салоне на Больших бульварах. Сислей верил в эти работы. Сорок шесть полотен маслом и шесть пастелей. Итог: два критика написали о выставке, ни одна работа не продана.

Альфред Сислей. Церковь в Море, вечер || 1894. Холст, масло. 81,2x100,3 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière Texane; Photography by Brad Flowers
Альфред Сислей. Надсмотрщица за гусями на берегу Луанга || Пастель на голубой бумаге. 30x40,8 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière
Альфред Сислей. Поворот с Луанга в Море. Весна || 1886. Холст, масло. 54,2x73,6 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection Perez Simon, Mexico (c) Arturo Piera
Альфред Сислей. Яблони в цвету в Лувесьенне || 1873. Холст, масло. 50,8x73 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière, Dallas
Альфред Сислей. Пейзаж в Андрези || 1875. Холст, масло. 47,3x55,8 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection Erich et Audrey Spangenberg ; Photography by Michael Bodycomb
Альфред Сислей. Двор в Шавийе || К 1879. Холст, масло. 46x55,6 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection de la famille Curtin

Сислей был раздавлен. И в придачу у него не было ни копейки.

Если бы он мог, как Гийомен выиграть в лотерею 100 тысяч франков… И писать на полный желудок. И не зависеть ни от критиков, ни от академиков, ни от коллекционеров. И путешествовать в поисках новых мотивов и видов. И прожить долго и относительно счастливо, собирая славу. Гийомен ее получил: хотя бы как «последний импрессионист» († 1927).

Арман Гийомен. Набережная Рапе || 1873. Холст, масло. 60x73 || Service presse / musée Marmottan Monet — Collection particulière

Но не всем досталось по заслугам при жизни. Моне, Ренуар, Сезанн, Мане (последний год жизни), Дега. Расчет окончен.

Дега (закончивший в слепом одиночестве, но с деньгами), умел себя продавать. Великий, все умеющий Дега, универсальный художник, он пропал бы, не имей он этого дара — ценить себя настолько дорого, насколько ты этого заслуживаешь. «Да здравствует человек, — писал Дега, — который платит в срок, не выражая своего восхищения вашими достоинствами каким-либо иным способом!»

Но, конечно, он верил в то, что «никто не может быть живописцем, если он не заботится о живописи прежде всего остального», как говорил Мане. Первый вариант его великой картины «Бар в «Фоли-Бержер» вы сейчас увидите (№ 44). Можно сравнить этот вариант с окончательным. Пока картина снова не повисла на стене частного дома.

Эдуард Мане. Бар в «Фоли Бержер» || К 1881. Холст, масло. 47x56 || Service presse / musée Marmottan Monet — (с) сollection particulière

P.S.

Для ценителей круглых цифр: первая выставка художников, которых вскоре назовут импрессионистами, открылась 140 лет назад — 15 апреля 1874 года, на бульваре Капуцинок, дом 35.

P.S.S.

Выставка «Les Impressionnistes en privé» в музее Мармоттан-Моне продлится до 6 июля.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera