Сюжеты · Общество

Гадание на «Ромашке»

Несколько историй из жизни украинских беженцев в России

Этот материал вышел в № 44 от 23 апреля 2014
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 44 от 23 апреля 2014

22:14, 22 апреля 2014Виктория Макаренко, собкор в Ростове-на-Дону

5765

22:14, 22 апреля 2014Виктория Макаренко, собкор в Ростове-на-Дону

5765

Фото: «Новая газета»

Несколько историй из жизни украинских беженцев в России

Не удалось отобразить 667

 **С начала марта в Ростовскую область стали прибывать граждане Украины, которые перебирались в РФ навсегда, рассчитывая на благожелательное отношение российских властей и статус беженцев. Но, пробыв в России больше месяца, они так и не смогли получить официальное убежище, и винят в своих невзгодах российские и международные законы.** 

Не удалось отобразить 667

Первым о прибытии в Ростовскую область десятков, сотен и даже тысяч беженцев из Украины сообщил в начале марта глава региона Василий Голубев. Когда областное УФМС опровергло эти заявления, губернатор сказал, что его не так поняли: он имел в виду мигрантов, которые перебираются к российским родственникам на время, пока ситуация в Украине не уляжется. Что же касается «чистых» беженцев, которые в случае предоставления убежища получают политическую, экономическую, социальную и правовую защиту государства, то область подготовилась и к такому повороту и готова принять одномоментно до 8 тысяч человек. Пока же за предоставлением убежища обратились 38 человек. Их разместили в детском лагере «Ромашка», на берегу Азовского моря, в поселке Золотая Коса.
 

# Асфальт кончился

Поселок находится в 30 километрах от Таганрога в сторону украинского Мариуполя. Нас взялся отвезти туда на своей «девятке» таганрожец Виталий, коренастый брюнет лет 35. Уже в салоне авто Виталий показывает памятку: «Штраф за легкий мат — 50 рублей, за тяжелый — 100, за разговоры об Украине — 500». Естественно, в пути только об Украине и говорим.
— Не будет никакой войны, — уверенно заявляет Виталий. — В Таганроге большинство семей смешанные, родственники на той стороне живут.
В подтверждение своего прогноза «бомбила» ссылается на то, что видел собственными глазами на российско-украинской границе, до которой от Таганрога 60 километров:
— Регулярно подвожу людей до пунктов перехода в Весело-Вознесеновку, в Матвеев-Курган, в Куйбышево — нет там никаких танков с нашей стороны. А украинцы готовятся — вырыли вдоль границы ров шириной метра три. Ну смех же! Любой современный танк перелетит через эту яму и не заметит. Только не будет никаких танков. Знакомые пограничники сказали, что если что-то и начнется, то выбросят десант, который все сделает быстро, никто затяжных операций проводить не будет.
Сама граница в привычном для обывателя виде — со столбами, ограждениями, контрольно-разделительной полосой и так далее — устроена у перехода. Есть многокилометровые участки, где граница никак не обозначена, но жители знают: эта посадка — российская, а за ней уже начинается украинское поле. Хотя и в этих местах, по словам Виталия, перейти границу с недавних пор стало непросто:
— Знакомые рассказали по секрету: сейчас дежурят небольшие специальные пограничные наряды. Где они прячутся, никто не знает. Но если кто-то сунется со стороны Украины — тут же задержат.
Сам Виталий в соседнее государство и обратно ходит легально и регулярно: покупает спиртное в магазине duty free на погранпереходе и политику российских властей в отношении Украины считает правильной:
— Крым отобрали законно, там наш флот стоит. А вот Донбасс… Да там тоже, считай, все русские, на русском языке говорят. А киевские власти, майдановцы, хотят запретить русский язык и за газ не платят… Уж на что наш президент Путин выдержанный, но и у него терпение может закончиться.
Проехав указатель «Красный десант», сворачиваем налево.
— Спрошу на заправке, где эта Коса: я там не бывал, — объясняет водитель, видимо, не очень доверяя навигатору в автомобиле.
Примерно через километр сворачиваем и едем между яблоневых садов. Хороший асфальт кончился, едва мы въехали в село. А вот и окраина, где в уютном тупичке расположился детский лагерь «Ромашка».
 

# Теплый прием

Теплая погода держится в этих краях уже больше недели, и вся свободная от построек и асфальта территория лагеря устлана густым травяным ковром с веселыми вкраплениями желтых, белых, сиреневых цветов. В центре лагеря — столовая, откуда выходит колоритный мужчина лет 50, представляется: «Начальник лагеря Андрей Еремчук». Своих постояльцев он называет не беженцами, а вынужденными переселенцами.
— К нам поселили, потому что люди приезжали в начале марта, было еще холодно, а такие условия — чтобы и море было, и отапливаемые корпуса — на всем побережье есть только в нашем лагере, — поясняет Андрей.
Живут украинцы в недавно построенном трехэтажном корпусе. В каждом номере кровати, стулья, столы, небольшая прихожая с платяным шкафом и полками, душевая, санузел. В холле — диваны, кресла, телевизор, в хозяйственной комнате — стиральная машина, холодильник.
Лагерь «Ромашка» — частное коммерческое предприятие. По словам Андрея Еремчука, владелец согласился принять мигрантов из Украины примерно на месяц.
— Мы не гоним никого, но и нас нужно понять: 1 июня открывается сезон. Ждем детей из Москвы и Питера, лагерь нужно готовить.
Руководство лагеря рассчитывало, что областные власти решат вопрос с расселением мигрантов из «Ромашки» до 1 апреля. Но потом согласились оставить украинцев у себя еще на две недели.
К нашему появлению почти все мигранты уже разъехались: кто-то остался в Ростовской области, кто-то отправился в глубь России. Накануне, говорит Андрей Еремчук, большая семья из Николаева — 14 человек — уехала в Подмосковье. Там будет искать счастье.
В лагере остались только пятеро: женщина с маленьким ребенком из Антрацита, молодой парень из Луганска и семья — мать и сын — из Киева.
Пока ждем мигрантов, начальник лагеря объясняет, почему встретил нас с подозрением:
— Когда СМИ узнали, что у нас поселили украинцев, началось столпотворение журналистов. Одни нормальные, а вот другие… К примеру, репортер одного центрального телеканала взял в руки здоровенный микрофон, встал на фоне стройки и начал так: «Мы находимся на территории…» Спрашиваю: «Зачем выбрали такой фон? Что зрители подумают?» А он: «Чтобы было видно, здесь идут строительные работы, и мигранты могут подработать». Да если я, не дай бог, хоть один гвоздь позволю им забить, меня тут же оштрафует УФМС за привлечение иностранцев без разрешения на работу.
Напротив, о действиях властей — областных и районных — Андрей отзывается с одобрением:
— Сюда приезжал заместитель губернатора области Сергей Бондарев, беседовал с украинцами, выслушал их просьбы. Таганрогский центр занятости прямо в лагере проводил ярмарку вакансий. Но чтобы устроиться на работу, нужно соответствующее разрешение. Чтобы мигранты смогли его поскорее получить, районное УФМС выделило работника, который ими специально занимается: регулярно приезжает, консультирует, помогает собрать документы, необходимые для подачи заявлений…
Но, добавляет Андрей, статус беженца не получил никто из его 38 гостей.

#

По семейным обстоятельствам
Зое Чернышевой из украинского города Антрацит вместо статуса беженца предложили получить разрешение на временное проживание (РВП). Этот документ позволяет 3 года находиться на территории РФ и дает право на работу. Уехать из Украины ее заставило несчастье.
— С отцом дочки, — Зоя кивает в сторону девочки лет трех, которую держит за руку, — мы жили в Антраците, брак не зарегистрирован. Муж — гражданин России.
За месяц общения с миграционными властями России Зоя узнала обо всех «порогах», которые мешают ей быстро легализоваться на территории РФ.
— РВП дают по квоте и без нее. Право на получение РВП без квоты дают по нескольким основаниям: рождение на территории РФ или РСФСР, родство с гражданином России и так далее, которых в моем случае нет, — объясняет Зоя. — Остается квота. В каждом регионе России власти устанавливают свое ограничение на то число иностранцев, которых согласны принять. Подала документы, теперь надеюсь, что все-таки попаду в квоту. А тут еще обрадовали: мест в садиках нет.
Отношением ростовских чиновников Зоя очень недовольна:
— Мы смотрели российские каналы. Губернаторы Ростовской, Брянской областей, Краснодарского края говорили, что готовы принять беженцев. Я как услышала это, сумки в руки — и побежала в Россию. А когда сюда прибыла, наступил шок: в поведении чиновников так и сквозит вопрос: зачем мы вообще сюда приехали?
Но возвращаться в Украину не хочет: «Там порядка никогда не будет!»

#

По политическим убеждениям
Еще двоих постояльцев сами работники лагеря «Ромашка» называют идейными. Это худощавая невысокая женщина лет 40 и ее сын — жгучий брюнет с карими глазами. Называть свои имена и фотографироваться категорически отказываются. Оба — коренные киевляне: мать была сотрудником социальной службы, у сына высшее техническое образование, работал инженером в иностранной компании. На последних президентских выборах голосовали за Виктора Януковича, но сейчас считают его предателем, потому что на Майдане под «коктейли Молотова» поставил солдат-срочников, а потом вообще сбежал из страны. Говорят, что неспокойно в Киеве стало в ноябре—декабре, когда начался Майдан и на улицах, в транспорте стали появляться группы молодых агрессивных парней.
— Как-то я ехал в метро, вдруг в вагон заскакивают человек десять бандеровцев и командуют: «Кто не скачет, тот москаль!» — рассказывает сын. — Двоих, которые не стали скакать, на следующей остановке вывели из вагона — и увели. Я тоже не скакал, но меня они не увидели: передо мной люди стояли.
— А меня один раз остановили и заставили прочесть украинский гимн, — рассказывает женщина. — А я только первую строчку знаю… Но в тот раз меня отпустили.
Мысль о бегстве пришла спонтанно — после того, как сосед по лестничной площадке привел к себе человек десять майдановцев.
— Поняли, что оставаться в доме стало уже опасно. Схватили документы, кое-что из одежды и ночью ушли, бросив квартиру, — вспоминает женщина. — До пограничного перехода добирались на попутках. Пограничникам — украинским и русским — соврали, что едем на похороны брата, который на самом деле давно умер. Когда оказались на российской стороне, увидели автобус с трафаретом: «Таганрог». Туда и поехали.
Трехдневное пребывание на родине Чехова вспоминают с благодарностью:
— В городской администрации нам задали только два вопроса: «У вас есть родственники в России?» и «Вы кушали?» Потом покормили и определили в социальный приют (_располагается в таганрогском доме престарелых._ —  **В. М.** ). Работники приюта и жители города принесли одежду, обувь…
7 марта мать и сына перевезли в лагерь «Ромашка», где они столкнулись как минимум с непониманием, а максимум — с негативным отношением со стороны ростовских чиновников.
— Мы не знали, что нужны свидетельства о рождении. Эти и некоторые другие, как оказалось, необходимые документы остались в Киеве. Сотрудники УФМС посоветовали нам съездить туда, чтобы собрать весь пакет, — негодует женщина. — В другой раз посоветовали опять же вернуться в Киев и продать квартиру, спросили, почему не убежали в Польшу?
— На собеседовании в УФМС нам порекомендовали просить разрешение о временном проживании (РВП), так как статус беженца мы не получим, — продолжает разговор сын. — Потому что мы не проходим по критериям: ни войны, ни гуманитарной катастрофы в Украине нет, а ужас, который сейчас там творится, не является доказательством того, что лично нашим жизням что-то угрожало по политическим, религиозным убеждениям, по социальной или национальной принадлежности.
Просить убежище они не рискуют и по той причине, что, получив отказ УФМС, будут вынуждены в течение трех месяцев покинуть Россию сами или будут депортированы.

#

Под угрозой уголовного дела
<img alt="" class="g-image-align-right" src="https://static.novayagazeta.ru/storage/c/2014/04/23/1398210248_353357_82.jpg" style="width: 300px; height: 391px; ">Игорь Звягинцев, 23-летний сирота, перебрался в Россию из Луганска. Он родился в Тюмени, потом родители переехали в Украину. Родители умерли. Семилетний Игорь попал в детский интернат. Потом окончил техникум, получил профессию сварщика, но в последнее время работал грузчиком: получал 1,5 тысячи гривен, из которых 800 отдавал за съемную комнату.
— В феврале в Луганске проходил пророссийский митинг. Народу много было — тысяч 10, — рассказывает историю своего бегства Игорь. — Я стоял впереди, держал российский флаг. Подошли двое милиционеров, отвели в сторону, попросили предъявить паспорт. Я показал, они в передвижном пункте в машине сняли ксерокопию. Потом сказали, что за сепаратизм могут посадить меня на 8 лет. Составили протокол и предупредили, что придут ко мне домой на следующий день.
Игорь ждать не стал, собрал вещи, попытался снять деньги с банковской карточки — не получилось, продал мобильный телефон и с 50 гривнами отправился в Россию. Границу переходил в поселке Чертково:
— Сразу сказал российским пограничникам, что прошу убежища. Они дали мне 400 рублей на билет на поезд до Ростова и посоветовали обратиться к первому ростовскому полицейскому, что я и сделал. Из Ростова меня отправили в Таганрог, а&nbsp;оттуда уже сюда.
Игорь выглядит самым оптимистичным из оставшихся в «Ромашке» мигрантов и просит не считать его нахлебником:
— Я могу работать и здесь, в лагере. Но УФМС за этим следит строго: могут начальника лагеря оштрафовать.
&nbsp;

# Тянут-потянут

По наблюдениям депутата Законодательного собрания Ростовской области Екатерины Стенякиной, в последнее время сотрудники миграционной службы действительно стали проявлять к вынужденным переселенцам из Украины меньше участия.
— За одну только первую неделю апреля ко мне обратились за помощью офицер из Луганской области и две молодые семьи с маленькими детьми из Донецкой области. Они хотят обустроиться в нашем регионе и получить российское гражданство по упрощенной процедуре. Но в УФМС им ответили, что «про упрощенную систему получения гражданства не знают». Офицеру предложили переехать в Крым и там получить российский паспорт.
В неофициальных беседах чиновники говорят, что претензия на статус беженца&nbsp;— это основание для того, чтобы не располагающие достаточными денежными средствами граждане Украины в ожидании получения разрешительных документов пожили в нормальных условиях, не тратя свои средства на аренду жилья, питание, проезд.
Официально комментировать претензии украинских мигрантов из «Ромашки» в УФМС по Ростовской области отказались.
— Составьте письмо с вопросами, отправьте его по указанному электронному адресу, мы подготовим ответы и опубликуем их на сайте ведомства, — объяснила руководитель пресс-службы ведомства Валерия Землякова. — Такой порядок взаимодействия со СМИ у нас сейчас по всем вопросам, касающимся граждан Украины.
С начала марта на сайте региональной миграционной службы регулярно публикуется информация об оказании услуг гражданам Украины. Статус беженца с 1 марта по 11 апреля не получил никто. В то же время по другим видам услуг сотрудники фиксируют рост: за март и первую неделю апреля было выдано 148 патентов на работу, 117 видов на жительство, 269 разрешений на работу, 111 российских паспортов. Чаще всего гражданам Украины выдают разрешения на временное проживание — за последние полтора месяца было выдано более 550 таких документов.
За этими впечатляющими цифрами, конечно, потерялись трое оставшихся в «Ромашке» мигрантов — Зоя Чернышева с маленькой дочкой и Игорь Звягинцев. Его начальник лагеря Андрей Еремчук уговорил остаться в поселке Золотая Коса:
— Он уже много горя хлебнул, жаль парня. Как получит разрешение, будет жить и работать у нас.
Двоих киевлян — мать и сына — по указанию УФМС отправили обратно в таганрогский социальный приют.
_Фото Артура Асафьева_

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

час назад

Youtube наложил ограничения на каналы «Новой», Sota.Vision и Ильи Яшина из-за ссылок на «Умное голосование»

Slide 1 of 6

выпуск

№ 47 от 30 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 47 от 30 апреля 2021

Топ 6

1.
Репортажи

Интернат В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

446773

2.
Комментарий

Есть вещи пострашнее SWIFT Евросоюз угрожает отказаться от российской нефти и газа — и на этот раз вполне серьезно. Объясняет Максим Авербух

374311

3.
Интервью

Девочка, которая потеряла Конституцию 11 мая студентке МГУ Ольге Мисик выносят приговор за «осквернение будки» Генпрокуратуры

253216

4.
Репортажи

«Считаю вас всех предателями и оккупантами» Алексей Навальный проиграл суд по делу о клевете на ветерана и выступил с еще одним последним словом

195695

5.
Расследования

Чайки по именам ЛСДУЗ и ЙФЯУ9 Чем занимаются зашифрованные для Росреестра сыновья Юрия Чайки

158684

6.
Комментарий

Патриарх обличал не ту тиранию Как оппозиция на Пасху решила, что глава РПЦ вдруг перешел в ее стан

150061

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera