Сюжеты · Общество

Бакалейщики влипли надолго

Абсурдные «маковые дела» подменяют реальную борьбу с оборотом наркотиков

Этот материал вышел в № 35 от 2 апреля 2014
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 35 от 2 апреля 2014

21:31, 1 апреля 2014Ольга Боброва, редактор отдела спецрепортажей

1628

21:31, 1 апреля 2014Ольга Боброва, редактор отдела спецрепортажей

1628

Фото: «Новая газета»

Абсурдные «маковые дела» подменяют реальную борьбу с оборотом наркотиков

 

PhotoXPressМного пищи для размышления о природе российской законности дают в последнее время знаменитые «маковые дела», во множестве заведенные федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков по всей стране.

Суть всех этих дел, если не брать во внимание нюансы, сводится к следующему. Наркополицейские закупают в бакалейных лавках легальный (со всеми необходимыми накладными-сертификатами) кондитерский мак, после чего предъявляют продавцу, владельцу лавки и поставщику обвинение по 228-й статье — за наркотики. Это обвинение подкрепляется экспертизой, проводимой экспертами ФСКН, из которой следует, что на семенах мака в ничтожном количестве (до восьмой цифры после запятой) присутствуют следы веществ опийной группы или — в особо удачных для ФСКН случаях — даже сорные примеси (маленькие частички стеблей или коробочек). Мак (любой его вид, даже «низконаркотический») содержит алкалоиды опия. В микроскопической, иногда даже не поддающейся численному выражению дозе следы этих веществ остаются и на семенах, даже после самой тщательной их очистки.

Логика, которую наркоборцы приводят в обоснование всех этих уголовных дел, сводится к тому, что наркоманы научились из кондитерского мака варить наркотик, и бакалейщики будто бы быстро уловили тенденцию к росту спроса. И теперь специально везут в Россию этот мак, чтобы продавать его наркоманам. (Свой мак в России с 80-х годов не производится.)

Наркоманы, конечные потребители, как правило, в судах не появляются: ну да судам хватает их письменных рассказов о том, как из пакетика мака сварить наркотик. Методику никто не проверяет и не сомневается в ней.

В Армавире судят хозяйку бакалейной лавки, в Воронеже — целую семью, которая занималась выпечкой булок в своем кафе. В Калуге уже засудили продавщицу-пенсионерку, а хозяин палатки, где она торговала, тоже пенсионер, будучи отправленным в тюрьму, пережил там два инфаркта. В Туле — семейная пара: она продавщица в продуктовом, а он ей на машине товар подвозил. Двое детей у них.

Были даже попытки следствия увязать все эти дела в одно: будто бы Россию опутала бакалейная сеть злоумышленников, корнями уходящая в западные страны, — однако что-то они на это не решились. Я хочу верить, что просто побоялись повышать градус абсурда, во всей этой истории присутствующий.

Вот, к примеру, бизнесмен Шилов и группа его партнеров который уже месяц знакомятся со своим делом, расследование которого давно вышло по времени за все законные сроки. Следствие говорит, что всего в деле приблизительно 218 томов. Но сколько точно — никто не знает: до конца они дело не сшили, и вот так запросто выдать 132-й, скажем, том или последний, 218-й, не могут. А что же там, интересно, в деле, отчего оно такое большое? А там счета-фактуры, накладные, сертификаты соответствия на все товары, которыми занималась фирма Шилова (то есть несколько тысяч наименований, вплоть до кошачьего корма), а также рецепты рулетов и булочек с маком.

Вот этим всем следствие занимается почти 2 года. И где-то там, среди всех этих рецептов, потонула информация о том, действительно ли виновен Шилов и его партнеры. Будет ли суд ее доискиваться? Я надеюсь, что все же будет. К тому же, как показывает практика, пока еще не все суды в курсе, что обвинительные приговоры по «маковым делам» так важны для «стратегической безопасности России», как об этом шумит ФСКН.

Приведу такой пассаж из одного недавнего судебного решения:

«О том, что пищевой мак не является наркотическим средством, известно и законодателю, так как ни в одном Постановлении Правительства РФ «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных средств и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации», пищевой мак в перечень указанных веществ не включен, только маковая солома». (Чертановский районный суд Москвы, судья Маркина.)

Честь и хвала судье Маркиной, которая нашла в себе силы продраться через ересь следователя и оправдать обвиняемого в той части, которая касалась мака (а у него там и кроме мака еще был состав). Но вот что интересно: именно этот мак, за который судья Маркина оправдала своего обвиняемого, лег в основу дела Шилова и его партнеров. То есть московская ФСКН арестовала некрупную партию мака (28 мешков) — и стала раскручивать ее поставщика. Теперь розничного продавца оправдали: признали, что, продавая мак, он не продавал наркотики, — а дело Шилова продолжается как ни в чем не бывало. И в рамках этого дела выходит так, что кондитерский мак — это все-таки наркотик.

Или вот еще в Армавире был любопытный случай. Судят мужа и жену, Дмитрия и Елену Болдыревых, торгующих тоже бакалейной продукцией. Вменяют им, конечно, мак, прокурор просит 10 и 11 лет соответственно. А судья берет — и возвращает дело на доследование. Скандал, конечно. Прокурор с позицией судьи не соглашается. Что тут, спрашивается, доследовать, когда и так все понятно? Дело вновь возвращается в суд. И тогда судья Армавирского городского суда Инна Валерьевна Запорожец выносит оправдательное решение. Судью за такое решение, конечно, разносят в прессе, и решение, разумеется, следующая инстанция отменяет по апелляции прокурора.

Однако вот факт: судят Болдыревых сейчас уже в третий раз. И позиции по их вопросу прямо полярные. Прокурор считает, что им надо по 10 и 11 лет сидеть, а судья — что они ни в чем не виноватые.

А на днях Зюзинский районный суд города Москвы отказал сотруднице Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольге Зелениной в удовлетворении ее ходатайства. Ходатайствовала Ольга Николаевна о том, чтобы суд обязал следователя выдать ей постановление о прекращении уголовного преследования в отношении нее по статьям 188 и 228-1 (контрабанда и сбыт наркотиков). Следователь прежде отказал, а теперь и суд подтвердил его правоту: «Постановление по прекращению уголовного преследования в соответствующей части в отношении Зелениной не выносилось».

Вот так. То есть преследование по этим статьям прекращено — а соответствующего документа нет.

А меж тем Ольгу Зеленину в августе 2012 года арестовали, и она сидела в тюрьме именно по этим статьям. Якобы в 2011 году, подготовив по поручению директора Пензенского НИИСХ ответное письмо на запрос бизнесмена Шилова о том, являются ли семена мака, к которым цепляется ФСКН, наркотическим средством, — она тем самым пособничала контрабанде наркотических средств. Кстати, «контрабанда» была предотвращена ФСКН еще в 2010 году, за год до появления на свет письма, так испугавшего ФСКН, в котором Зеленина, сама того не подозревая, привела расчеты, которые разрушали базис всех «маковых дел».

Когда Зеленину арестовали, научное сообщество, российское и зарубежное, расшумелось: нельзя сажать ученого за то, что он аргументированно излагает свою позицию. Зеленину пришлось выпустить, а дело против нее — перелицевать. Из него убрали пособничество контрабанде и сбыту наркотиков. Зато вписали ст. 286 УК РФ — превышение должностных полномочий и ст. 210 — пособничество преступному сообществу. Преступное сообщество — это как раз поставщики бакалеи.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#маковое дело

важно

час назад

Youtube наложил ограничения на каналы «Новой», Sota.Vision и Ильи Яшина из-за ссылок на «Умное голосование»

Slide 1 of 6

выпуск

№ 47 от 30 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 47 от 30 апреля 2021

Топ 6

1.
Репортажи

Интернат В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

444197

2.
Комментарий

Есть вещи пострашнее SWIFT Евросоюз угрожает отказаться от российской нефти и газа — и на этот раз вполне серьезно. Объясняет Максим Авербух

374096

3.
Интервью

Девочка, которая потеряла Конституцию 11 мая студентке МГУ Ольге Мисик выносят приговор за «осквернение будки» Генпрокуратуры

252701

4.
Репортажи

«Считаю вас всех предателями и оккупантами» Алексей Навальный проиграл суд по делу о клевете на ветерана и выступил с еще одним последним словом

195692

5.
Расследования

Чайки по именам ЛСДУЗ и ЙФЯУ9 Чем занимаются зашифрованные для Росреестра сыновья Юрия Чайки

158633

6.
Комментарий

Патриарх обличал не ту тиранию Как оппозиция на Пасху решила, что глава РПЦ вдруг перешел в ее стан

150020

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera