Сюжеты · Общество

Сын за отца

Этот материал вышел в № 68 от 22 июня 2012
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 68 от 22 июня 2012

21:50, 21 июня 2012Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации

16115

21:50, 21 июня 2012Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации

16115

Фото: «Новая газета»

Вслед за движением жен неправедно посаженных мужей появилось поколение совершенно новых детей, которые бьются за своих родителей и за всех других, оказавшихся в подобной ситуации. В свои 18 Петя знает, как писать обращения в прокуратуру, СК, МВД, сносно разбирается в УПК, УК, умеет правильно обивать пороги казенных учреждений…

Петя Фарбер пришел в редакцию «Новой» в ноябре прошлого года. Вместе с бабушкой. На тот момент ему только-только исполнилось 18, хотя на вид не дашь больше 14. Похож на маленького Пушкина — с большой охапкой кудрей на голове. Держал себя и говорил очень по-взрослому. Бабушку свою, которую переполняли эмоции, все время останавливал и спокойно, без истерики, описывал приключившуюся с его семьей беду: его отец, единственный кормилец семьи (у Пети еще два младших брата — 7 и 1,5 года), оказался в тюрьме. Петя теперь пытается вызволить его оттуда, стараясь не допускать к делу женщин — бабушку и маму — у них и так забот хватает. Вот сидит в редакции и рассказывает о ходе следствия, экспертизах и допросах.
И как бы между делом обмолвился, что уголовное дело против отца коснулось и его. 24 октября 2011 года, когда Илья Фарбер уже больше месяца находился в СИЗО, Петю вызвали в УФСБ Твери — сказали, что вернут изъятую автомашину. О визите договаривался сотрудник УФСБ — по воспоминаниям Пети, высокий, коротко стриженный, русый, голубоглазый, примерно 28-30 лет. Но вместо того чтобы вернуть ключи от машины, «голубоглазый» забрал у Пети паспорт и учинил допрос по уголовному делу. «Голубоглазый» требовал дать показания против его же собственного отца. Петя отказался.

Не удалось отобразить 667

Тогда в помещении появился еще один фээсбэшник, помоложе — вместе с «голубоглазым» они обыскали мальчишку, отобрали у него ноутбук и айфон, зачем-то стерли все файлы, касающиеся дела отца, стали, по словам Пети, угрожать: отвезем в КПЗ, где останешься «для выяснения личности», а «остаться там можно насовсем». Затем Пете приказали встать со стула, он приподнялся и получил сзади удар по голове. Пришел в сознание тогда, когда сотрудники УФСБ уже выносили его из здания и сажали в черную «Тойоту». Через пять минут машина остановилась перед каким-то домом, Петю провели в подъезд, по дороге ударили, он снова отключился и очнулся уже сидя на стуле, на руках были наручники. «Голубоглазый» и «молодой» требовали того же — показаний на отца. Петя помнит, как его пинали ногами, как при этом оскорбляли, как угрожали, что отца также будут пытать… Затем отвезли в Следственный комитет Твери, где следователь Андрей Савенков в присутствии оперативников провел очную ставку между ним и свидетелем по делу. Петя всю очную ставку молчал. А потом его отпустили. Так и не вернув ни машину, ни ноутбук, ни айфон…
И все это Петя рассказывал как-то мимоходом — главный акцент делал на папе: что не мог он брать взятку, что у папы позвоночная грыжа, что папу в СИЗО не лечат, что о папе надо писать… Я все возвращала его к УФСБ, просила вспомнить детали, а он мне протягивал флешку: мол, посмотрите — там отзывы об отце из ГИТИСа, характеристики с места работы (трудовую деятельность Фарбер-старший начал артистом в Театре Наталии Сац), показывал папины фотографии, рисунки папы, письма и даже стихи, написанные папой в СИЗО… «А вы их сможете опубликовать, а рисунки?» Про собственный «допрос» говорил скупо, как о проходном эпизоде в еще столь короткой жизни: «Ну, они дождались, когда мне исполнится 18 и вызвали сразу к себе, чтобы все это со мной провернуть… Они не представлялись. Помню только следователя — Савенков. Я паспорт свой у него стащил, который ему сотрудники УФСБ передали. Когда он отвернулся, я паспорт аккуратно со стола взял. Он не заметил, и я после расспросов уехал… Вы напишете про папу?»
Пишу.
…Летом 2010 года московский художник Илья Фарбер поехал с семьей жить и работать в Тверскую область — узнал, что за пять лет работы в сельской школе можно получить два участка и дом. Устроился учителем ИЗО, литературы и музыки в школу в селе Мошенка. Потом Фарбера попросили заняться организацией концертов и праздников для детей — все-таки ГИТИС окончил. Через какое-то время глава администрации села Любовь Валеева упросила Фарбера уделить внимание и сельскому клубу, в котором тянулся безуспешный ремонт: субподрядчик просрочил контракт, прежний директор — пожилая дама с ситуацией не справлялась. Илья согласился и сразу вошел во вкус: вместе с Петей разрабатывал проект (из одноэтажного здания они решили сделать трехэтажный развлекательный комплекс: на трех этажах разместили гостиницу, концертный зал, бильярд), обдумывали, как сделать удобней дорогу до клуба, каких музыкантов приглашать, где доставать гранты…

Не удалось отобразить 667

Но было только одно обстоятельство, которое смущало Илью Фарбера, — тот самый субподрядчик. Ознакомившись со сметами, Фарбер понял: они раздуты раза в три, а выполненные до его прихода ремонтные работы весьма некачественны. Из бюджета администрация выделяла на ремонт клуба 2,5 миллиона рублей — для нищего села деньги немалые, и пойти они должны были организации «Горстрой-1».
Илья решил подать на гендиректора «Горстрой-1» господина Горохова в суд. Тот всполошился, заверил, что ремонт доделает в четко поставленные сроки, но при условии — Фарбер в суд не пойдет. И Фарбер не пошел, только ситуация с ремонтом не изменилась. Фарберу приходилось выполнять часть работ самому, нанимать людей за свои деньги, покупать стройматериалы, влезать в долги к местным жителям, а у подрядчика Горохова почему-то никогда не было свободных средств. «Нужно покрасить стены? А у меня нет денег, временные трудности…» — говорил он Илье, приезжая в село на «Хаммере». И Фарбер несколько раз сам давал подрядчику взаймы, чтобы тот покупал материалы… Горохов обещал: все расходы возместит, но обещал на словах, без расписок.
Учитель Фарбер был уверен: раз Горохов по контракту после окончания ремонта должен получить 2,5 млн рублей, значит, долг чуть более 100 тыс. рублей ему отдать сможет точно.
В начале сентября 2011-го, когда уже почти все работы были закончены, Горохов вызвал Фарбера к себе в офис в Тверь — мол, за долгом. Илья поехал и не вернулся. Горохов сначала попросил его подписать акт о приемке работ, потом отдал 132 600 рублей, а на выходе Илью задержали сотрудники Тверского УФСБ. Оказалось, Горохов написал заявление о вымогательстве — за подпись в акте.
С тех пор Илья в СИЗО, хотя после экспертизы, назначенной следователем, было выявлено: Горохов «недоделал» клуб по контракту как минимум на 1 млн рублей, а свидетели из числа рабочих подтвердили, что Илья из собственного кармана выплачивал им деньги, да и глава сельской администрации Валеева заявляла: Фарбер занимал у нее деньги для расходов на ремонт.
Но следователь, рассказывал Петя, почему-то не собирался заводить на Горохова дело и отпускать папу. Безразлично следователь отнесся и к справкам о том, что Илья Фарбер страдает последствиями компрессионного перелома двух позвонков (в сентябре 2010 года в результате ДТП он сломал позвоночник), в связи с чем большую часть дня должен соблюдать постельный режим и постоянно носить корсет, как носил его до ареста. Но корсет администрация СИЗО не принимала — не положено почему-то…
Ситуация со здоровьем стремительно ухудшалась: спустя несколько месяцев администрация СИЗО-1 Твери даже согласилась на две недели отправить Фарбера в больницу (по приезде туда он упал в обморок), потом, правда, вернули в СИЗО. А в довершение всего, по заявлению того же Горохова, ему предъявили еще одно обвинение: в получении взятки в размере 300 000 рублей.
И Петя перестал слушать боящихся огласки местных адвокатов, пошел по редакциям, начал захаживать в «Китайский летчик» к Романовой на заседания «Руси сидящей» (первый раз оставил там письмо, и Ольга опубликовала его в «Новой»). «Русь» помогала ему искать адвокатов для папы, помогала с работой, с деньгами, с оглаской… Еще Петя подключил «Комитет за гражданские права» (его руководитель Андрей Бабушкин, проанализировав дело, написал немало обращений в следственные органы). Еще Петя участвовал в пресс-конференциях и информировал о деле папы в «Фейсбуке». А потом и вовсе — стал выходить на акции оппозиции — «Белый круг», «ОккупайАбай»… Теперь кудрявого паренька в вельветовом пиджачке и джинсах можно встретить в судах на разных процессах, куда он приходит вместе с активистами «Руси» — поддержать тех, кто в этом нуждается.
А вот это уже что-то новое… В нашей стране вслед за, казалось, только-только появившимся движением жен неправедно посаженных мужей, появились совершенно новые дети. Такие как Петя Фарбер, которые не только бьются за своих родителей, но и за всех других, оказавшихся в подобной ситуации.
В свои 18 Петя уже знает, как писать обращения в прокуратуру, СК, МВД, сносно разбирается в УПК, УК, умеет ПРАВИЛЬНО обивать пороги казенных учреждений, где тебя в лучшем случае обхамят, а в худшем — поступят, как те самые неизвестные сотрудники УФСБ (дело против них так и не завели,хотя формальную проверку проводили многие: от Генпрокуратуры до военного СК по Тверскому гарнизону).
19 июня над Петиным отцом начался суд. Петя хоть и борец, но за три дня до процесса написал в «Фейсбуке»: «Страшно…». А еще Петя начал курить. Надеюсь, ненадолго…
Процесс, как сказал на первом заседании судья Осташковского городского суда* Андреев, займет всего несколько дней: на этой неделе — среда и четверг, на следующей — вторник, среда, после чего присяжные вынесут приговор. «Вот так вот… — сказал Петя, выходя из зала. — А то, что присяжные общаются с обвинением, — это в Осташкове абсолютно нормально».
 
 **P**  **.**  **S**  **.** Что касается господина Горохова, то он крайне необщителен. Журналистам говорит, что дело Фарбера «обычное вымогательство» и лучше об этом не писать — не стоит оно того. Правда, сельский клуб, о котором так добросовестно заботился Горохов (его слова), по-прежнему закрыт. На ремонт.
* Для желающих поддержать Петра и Илью Фарбера публикуем адрес: Тверская область, г. Осташков, ул. Тимофеевская, д. 58. Процесс начинается в 10 утра.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

9 часов назад

США ввели санкции против российских компаний и судов, причастных к строительству «Северного потока-2»

важно

17 часов назад

Депутаты предложили запретить «причастным» к деятельности экстремистских организаций участвовать в выборах любого уровня

Slide 1 of 8

важно

21 час назад

Tesla в России, перспективы МКС, базы на Луне и Марсе: Илон Маск выступил на российском форуме

выпуск

№ 54 от 21 мая 2021

Slide 1 of 11
  • № 54 от 21 мая 2021

Топ 6

1.
Комментарий

Шойгу призвал тайгу 70 лет назад солдаты пожгли у них скиты и монастыри, сегодня старообрядцы-беспоповцы учат военную элиту государства. Как это устроено

247741

2.
Комментарий

Протест сошел с рельсов Десятки сотрудников московского метро лишились работы после акций в поддержку Навального

189864

3.
Колонка

Потомственные думцы Депутаты проголосовали за законопроект, который закроет ход в политику всем, кто требует смены власти

139285

4.
Портрет явления

Пороки в своем отечестве Портреты пропагандистов: адюльтер с собой, язвы патриотизма и распродажа ненависти. Киселев, Соловьев, Норкин, Бабченко, Прилепин и другие

124239

5.
Сюжеты

Два термоса с кипятком 13 лет без воды, света и канализации в московской квартире прожила пожилая женщина, исправно оплачивая коммунальные услуги

68985

6.
Расследования

Взрыв в искусственном тумане Что случилось с самолетом президента Польши Качиньского, при чем тут березы и овраг. Ни при чем — теория заговора. Исследование Юлии Латыниной

53710

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera