Сюжеты · Общество

Минус 40 км/ч

Поразительная жестокость прокуратуры в деле о ДТП

Этот материал вышел в № 20 от 24 февраля 2012
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 20 от 24 февраля 2012

21:21, 23 февраля 2012Ольга Боброва, редактор отдела спецрепортажей

26611

21:21, 23 февраля 2012Ольга Боброва, редактор отдела спецрепортажей

26611

Поразительная жестокость прокуратуры в деле о ДТП

На этой неделе я имела беседу с руководительницей пресс-службы ФСИН одного из областных управлений. Помимо прочего, мы говорили и про численность населения колоний. И вот она заметила: «Мы-то сами двумя руками за сокращение контингента. Это надо судам сказать, чтобы не присылали к нам людей со всякой ерундой».

А у меня как раз есть одна очень показательная история на этот счет. Ничего не могу и не хочу говорить про суд, но вот у прокуратуры, по-моему, уже просто рефлекс выработался на увеличение «контингента» любым способом.

Во вторник я сидела в Красногорском городском суде (это ближайшее Подмосковье). Слушалось уголовное дело Петра Дмитриева, молодого ученого-вирусолога, 26 лет от роду. Были уже прения сторон. Мама (эксперт по биоповреждениям произведений искусства), папа (математик-теоретик), брат и сестра сидели, не шевелясь, с белыми лицами, поскольку прокурор просил для их Пети 4,5 года колонии общего режима.

Чем Петр Дмитриев заслужил такое суровое наказание, какого затребовал прокурор? Его вина предположительно состоит в том, что он нарушил правила дорожного движения, превысив скорость (опять же предположительно) на13 км/ч.

2 мая 2010 года Дмитриев вместе с сестрой возвращался с дачи по Новорижскому шоссе на автомобиле Mitsubishi Mirage. Было около одиннадцати часов вечера, шел дождь, видимость составляла примерно 40метров, поэтому Петр держал скорость в70км/ч. (Данные факты приводятся в обвинительном заключении.)

В какой-то момент автомобиль попал в дождевую колею, водитель не справился с управлением, машину занесло и развернуло. Остановившись посреди дороги, Петр включил аварийку, вскоре после чего в него врезался Fiat Punto, а в тот, в свою очередь — еще один автомобиль, Chevrolet Viva. Петр Дмитриев получил серьезные травмы, как и водитель «Фиата» Марина Брагинская, а также ее пожилая мать, находившаяся на заднем сиденье.

На 11-е сутки после аварии бабушка умерла. А в ноябре — т.е. спустя пять месяцев после происшествия — против Петра было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 264 УК РФ — «нарушение правил дорожного движения, повлекшее понеосторожности смерть человека».

Вообще это дело очень тяжело появлялось на свет. Поначалу было заведено административное дело против Брагинской. После смерти пассажирки документы передали в Следственное управление, было возбуждено уже уголовное дело — по факту ДТП. Позже это дело было прекращено, а потом вдруг его реанимировали, и Петру был придан статус подозреваемого.

И вот дело в суде. Одним из основных аргументов обвинения являются выводы автотехнической экспертизы, проведенной экспертом ЭКЦ (Экспертно-криминалистического центра) МВД по Московской области Богачевым. В результате своего исследования Богачев пришел к выводу, что с учетом погодных условий и темного времени суток наиболее безопасной для движения автомобилей в тот день и в том месте была скорость 57 км/ч. Притом что официально разрешенная скорость на этом отрезке трассы составляет 110 км/ч. Получается, что даже двигаясь со скоростью на 40 км/ч ниже допустимой, Петр Дмитриев все равно оказался нарушителем, т.к. превысил тот порог, который много месяцев спустя рассчитал эксперт. Примечательно, что свою экспертизу Богачев проводил без осмотра места происшествия и даже без осмотра разбитых автомобилей— ему оказалось достаточно фотографий.

На вопрос о скорости движения других автомобилей эксперт вообще не дал ответа, и в окончательной картине происшествия, какой ее увидела прокуратура, значится, что оба автомобиля, следовавшие за Дмитриевым, двигались со скоростью около 50 км/ч. Именно эту цифру указывают в окончательном варианте показаний сами водители, и их показания прокуратура сочла «правдивыми и непротиворечивыми». Хотя та же Брагинская в самом первом своем объяснении называла другую скорость — 100 км/ч.

Обращает на себя внимание и другая деталь, которая не впечатлила ни следователей, ни прокуратуру. В легких Брагинской спустя несколько часов после аварии был обнаружен алкоголь в концентрации 0,3 промилле (что тогда составляло разрешенную норму).

Когда прокурор Князев заканчивал свое выступление в прениях, он особо подчеркнул:

— Четыре года и шесть месяцев колонии общего режима, ваша честь. В данном случае мы настаиваем: не поселения.

Я не знаю, чем так особенно зацепил прокурора именно «данный случай». Когда я была в суде, я старалась повнимательнее присмотреться к потерпевшей Марине Брагинской и к ее дочери. Брагинская — бывшая преподавательница музыки (не работает после аварии). Ее дочка — студентка. Они, мне показалось, очень и очень небогатые люди. Одним словом, не из тех, которые обладают чудесной способностью переубеждения следователей и прокуратуры. И единственное объяснение, которое я пока для себя нахожу, — это привычная жестокость, свойственная нашей судебной системе. У всех же внутри есть прибор, которым мы мерим, что такое хорошо и что такое плохо. Так вот, у прокуратуры (если исключить действие сторонних факторов, заносимых в кейсе) цена деления в этом приборе слишком высокая.

P. S. В ходе судебного заседания из зала суда был удален лидер движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов. Причиной, со слов судьи Шаповалова, стало то, что Шкуматов вел твиттер-трансляцию из зала суда, а также фотографировал без разрешения суда участников процесса. В отношении нарушителя был составлен административный протокол. Мировой судья Алексеева направила дело на рассмотрение по месту жительства.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Опрос

В России объявили принудительную вакцинацию, одновременно стал расти черный рынок прививочных сертификатов. Как вы поступите?

Мнение читателей «Новой» в анонимном опросе

важно

день назад

В Москве выявили более 9 тысяч новых случаев заражения коронавирусом. Это максимум за все время пандемии

Slide 1 of 6

выпуск

№ 65 от 18 июня 2021

Slide 1 of 6
  • № 65 от 18 июня 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

Прости, Юра, мы тут наснимали Скандал в «Роскосмосе»: космонавт Крикалев лишился должности исполнительного директора из-за несогласия с планами отправить на МКС актрису Юлию Пересильд и режиссера Клима Шипенко

753256

2.
Сюжеты

Мы его нашли! Браконьером, выложившим надпись «Чукотка 2021» трупами полутора сотен птиц, оказался депутат-единорос из Магадана Александр Крамаренко

518389

3.
Комментарий

«Какие ваши доказательства?» Американцы — об интервью Путина накануне встречи с Байденом

134056

4.
Сюжеты

100 тысяч рублей за убийцу «Новая газета» объявляет сезон охоты на браконьеров. За информацию об охотнике, сделавшем фото на фоне трупов полутора сотен птиц, мы гарантируем вознаграждение

131738

5.
Колонка

Цены отморозились Продукты дорожают двузначными темпами. Это – результат действий правительства

121152

6.
Расследования

ЭпиВакАфера В прививочных кабинетах начали заменять вакцину «Спутник» препаратом «ЭпиВакКорона», не предупреждая пациентов

119046

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera