Сюжеты · Общество

Таисия Осипова: «Я не доживу до конца срока»

Политзаключенная ответила из тюрьмы на вопросы Сергея Шаргунова

13:34, 10 февраля 2012Сергей Шаргунов, писатель

12290

13:34, 10 февраля 2012Сергей Шаргунов, писатель

12290

15 февраля в Смоленском областном суде состоится рассмотрение кассационной жалобы по делу активистки «Другой России» Таисии Осиповой. 29 декабря 2011 года судьей Дворянчиковым Таисия была приговорена к 10 годам лишения свободы. Писателю Сергею Шаргунову удалось списаться с Таисией, которая сейчас находится в тюрьме, и задать ей несколько вопросов.


Фото: Евгений Фельдман — «Новая»

15 февраля в Смоленском областном суде состоится рассмотрение кассационной жалобы по делу активистки «Другой России» Таисии Осиповой. 29 декабря 2011 года судьей Дворянчиковым Таисия была приговорена к 10 годам лишения свободы. Мне удалось списаться с Таисией, которая сейчас в тюрьме, и задать ей несколько вопросов.

— Таисия, как ты?

— Как можно себя чувствовать в условиях тюрьмы даже здоровому человеку? В тюрьме обострились все мои болезни: сахарный диабет, панкреатит. За медпомощью обращаться бесполезно. Первого УЗИ в тюрьме добивалась полгода. Нормального медосвидетельствования так и не добилась до сих пор. Ни в тюрьме, ни через судью.

— Что скажешь о тюрьме?

— Для тебя был неожиданностью такой приговор?

— Опера Центра «Э» обещали ровно 10 лет еще за год до приговора, если не буду с ними сотрудничать. Морально к такому сроку была готова. Но когда прокурор запросил 12 лет и 8 месяцев лишения свободы, то я, конечно, была шокирована. Ведь в суде всё обвинение развалилось. И еще представила, что, скорее всего, больше никогда не увижу свою дочь, ведь я не доживу столько лет в зоне. Страшно стало, но потом взяла себя в руки.

— Слышал, Катрину хотели забрать органы опеки.

— Это мне обещали оперативники Центра «Э», которые меня задерживали и приходили ко мне в СИЗО после ареста. Они угрожали мне, что лишат меня родительских прав. Насколько я знаю, они предприняли эту попытку, и домой к свекрови (матери мужа), по адресу, где прописана она и наша дочь, еще в декабре 2010-го приходила целая толпа сотрудников милиции, в том числе сотрудники из отдела по делам несовершеннолетних. Они опросили свекровь и всех соседей по дому. Спрашивали, не употребляю ли я алкоголь, не бью ли ребенка. Эти попытки длились достаточно долго. Последней была попытка в феврале 2011-го уже органов опеки встретиться с сестрой мужа, у которой в тот момент находилась дочь.

— Как ты сама можешь объяснить: за что тебя взяли? Что в уголовном деле — правда?

— «Эшники» с первых минут обыска не скрывали, что им нужен мой муж — Сергей Фомченков, один из руководителей партии «Другая Россия». Они предлагали мне его оговорить. После того как я отказалась, они «нашли» в доме наркотики — в комоде с детскими вещами. Я потом спрашивала оперов: «Зачем он вам сдался, ведь занимается политической деятельностью в Москве?» Они сказали: «Вопрос принципа». Они, я думаю, хотели выслужиться перед Москвой. Вся затея была направлена в целом против партии — в деле есть документы, это доказывающие.

— Неприятно спрашивать, но спрошу: какие у тебя отношения с наркотиками?

— Никаких. Не употребляла. На учете не состояла. На момент ареста имела водительские права и лицензию на травматическое оружие. Права получила за год до ареста. В связи со своими болезнями постоянно обращалась в специализированную клинику «Уромед», где регулярно сдавала анализы, — это легко проверить.

При поступлении в тюрьму ни в крови, ни в моче никаких следов наркотиков у меня обнаружено не было. На стадии следствия была сфабрикована бумага, что я якобы страдаю наркоманией. Там много чего было сфабриковано. В суде по уголовному делу я трижды подавала ходатайство о назначении экспертизы по этой теме. Судья всё отклонил. Обвинению было выгодно выставить меня в таком свете, так как доказательств моей вины в деле нет. А так им проще.

— Расскажи о роли «активистов прокремлевских молодежек» в твоей истории.

— На суде выяснилось. Девочки, которые были понятыми на обыске и участвовали в других следственных действиях, были приглашены в суд. И там каждой из них был задан вопрос: как давно они знакомы с оперативником Центра «Э» Савченковым Дмитрием, который возглавлял оперативное сопровождение всего дела и командовал на обыске, и при каких обстоятельствах познакомились?

— Что ждешь от происходящего в России? Возможен ли перелом? И что нас всех ждет?

— Трудно сказать. Видела по телевизору про большие митинги в Москве. Но на моем сроке это никак не отразилось. Если Путин вернется, по-моему, будет все очень жестко.

— Что ты за человек — какой сама себя видишь? Что тебя интересует?

— Очень не люблю несправедливости. Поэтому и попала в политику. Животных очень люблю. Даже подбираю брошенных. У нас в доме жил кот, которого хозяева в мешке выкинули в реку. Какие-то девочки его спасли и притащили в ветеринарную клинику. Он весь мокрый был — я его увидела и забрала к себе. А в доме еще жили хорек, шиншилла, бульдожка Дана, которую электрошокером спецназовцы на обыске вырубили. Музыку разную слушала: рок, ска… Из книг больше всего мне интересен Лимонов. На обыске опер Савченков незаконно изъял у меня семь его книг. После того как я накатала заявление в СКР, он испугался и передал мне их прямо в тюрьму. В обычной ситуации эти книги бы не пропустили. А теперь вся тюрьма читает. В политику пришла в 2000-м году. Совсем молодой — в 16 лет. Было желание заниматься чем-то интересным. В партии в самом начале я и познакомилась с Сергеем — он возглавлял Смоленское отделение тогда еще не запрещенной НБП и на тот момент полгода как освободился из тюрьмы, где находился за политическую акцию в Севастополе. Вскоре я вышла за него замуж. 24 февраля 2011-го исполнилось ровно 10 лет как мы поженились. Я к этой дате уже почти три месяца была в тюрьме…

— Какой видишь страну, где хотела бы жить и которую желаешь Катрине?

— Свободной. Чтобы мой ребенок ничего не боялся. В России надо заменить всех чиновников, полицейских на новых людей. Везде.

— Будешь ли подавать прошение о помиловании?

— Нет. Оно предполагает признание вины. Я ни в чем не виновата.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#осипова #тюрьмы
Опрос

В России объявили принудительную вакцинацию, одновременно стал расти черный рынок прививочных сертификатов. Как вы поступите?

Мнение читателей «Новой» в анонимном опросе

важно

11 часов назад

В Москве выявили более 9 тысяч новых случаев заражения коронавирусом. Это максимум за все время пандемии

Slide 1 of 6

выпуск

№ 65 от 18 июня 2021

Slide 1 of 6
  • № 65 от 18 июня 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

Прости, Юра, мы тут наснимали Скандал в «Роскосмосе»: космонавт Крикалев лишился должности исполнительного директора из-за несогласия с планами отправить на МКС актрису Юлию Пересильд и режиссера Клима Шипенко

746344

2.
Сюжеты

Мы его нашли! Браконьером, выложившим надпись «Чукотка 2021» трупами полутора сотен птиц, оказался депутат-единорос из Магадана Александр Крамаренко

204361

3.
Интервью

Александр Сокуров: «Остается только перестрелять таких, как я» Неюбилейное интервью выдающегося режиссера — о времени, кино и об удушающей силе немощного авторитаризма

142700

4.
Комментарий

«Какие ваши доказательства?» Американцы — об интервью Путина накануне встречи с Байденом

133651

5.
Сюжеты

100 тысяч рублей за убийцу «Новая газета» объявляет сезон охоты на браконьеров. За информацию об охотнике, сделавшем фото на фоне трупов полутора сотен птиц, мы гарантируем вознаграждение

130118

6.
Репортажи

Приставы у остова Почему адлерский пенсионер застрелил судебных приставов, пришедших сносить гараж, в котором он прожил больше 50 лет. И почему эта трагедия может повториться

123458

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera