Сюжеты · Общество

«Забесплатно гепатит не лечат, забесплатно могут заразить»

Письмо в редакцию — как диагноз самочувствия столичной медицины

Этот материал вышел в № 127 от 14 ноября 2011
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 127 от 14 ноября 2011

20:07, 13 ноября 2011

6845

20:07, 13 ноября 2011

6845

Фото: «Новая газета»

Письмо в редакцию — как диагноз самочувствия столичной медицины

Наталья АСЕЕВА,
кандидат философских наук,
Москва

Когда читаешь такие письма, то начинает казаться, что мы живем даже не в стране «третьего мира», а в каком-то зазеркалье. Где человеческая боль измеряется деньгами (больше денег — меньше боли, и наоборот). Где лучше умереть, чтобы не мучиться, где равнодушие, хамство и дремучесть тех, кто должен защищать и спасать от недуга, убивает едва ли не «эффективнее», чем сам недуг. Где «отдельные порядочные и честные профессионалы» встречаются даже реже, чем дорогостоящие бесплатные лекарства, где… Речь — о нашей медицине, и нам обязательно бросят в ответ: не надо обобщать! Мы и не обобщаем, потому что «цена вопроса» — всего лишь одна человеческая жизнь.

Читайте письмо.

«Перспектива подхватить вирус гепатита в зубоврачебном кабинете на первый взгляд кажется страшилкой. Но в моем окружении есть, по крайней мере, шесть человек, зараженных вирусным гепатитом, ни один из них не входит в группы риска, это пожилые люди, вынужденные часто посещать стоматолога. Среди них — моя мама, у которой вирус гепатита В. Обнаружился после долгих мытарств с бесплатным протезированием зубов.

Вирус у мамы впервые выявили в 1999 году. Ни терапевт, ни инфекционист ведомственной поликлиники не назначали регулярных обследований. А мне мама твердила одно: «Врач считает, что всё в порядке, я ей доверяю!»

Прошло несколько лет. У мамы стали болеть суставы, начались проблемы с кожей. Врачи говорили: возраст! Одно из проявлений «возраста» замучило совсем: к концу дня появлялась такая слабость, что не было сил ходить.

Мама пожаловалась на слабость терапевту, которая считала, что всё в порядке, попросила дать направление на биохимию крови. Но терапевт была непреклонна: общий анализ крови в норме — стало быть, человек здоров. Подумаешь, слабость! А у мамы уже не было сил ползти в поликлинику, поднялась температура, пропал аппетит.

Вызвали на дом врача из районной поликлиники. Она поставила диагноз «ОРВИ» и порекомендовала парацетамол. Становилось всё хуже. Назначили бисептол. Наконец, мама из последних сил добралась до поликлиники, чтобы добыть направление на биохимию. Через несколько дней из поликлиники позвонили: «У вас гепатит! Печеночные ферменты почти в 7 раз выше нормы!»

Инфекционист направила маму в «Консультативный специализированный гепатологический отдел-центр» (КСГО) департамента здравоохранения Москвы. Назначили гепатопротекторы— силимар и галстену. Состояние действительно немного улучшилось. В течение последующих пяти лет каждые три месяца мама исправно являлась кинфекционисту и терапевту-гомеопату, дабы показать результаты анализов и получить очередные назначения. Мы надеялись, что под неусыпным контролем двух специалистов тяжелых осложнений удастся избежать.

Инфекционист обнадеживающе заявила: «Неволнуйтесь, до цирроза вы не доживете»…

Удушливым прошлым летом печеночные показатели поползли вверх, а к началу декабря перемены в самочувствии мамы меня всерьез взволновали. Но не маминых врачей. С 1999 года ни разу лабораторно не определяли количество вируса вкрови, а ведь без этого анализа невозможно решить вопрос о противовирусной терапии!

В январе 2011 года я отвезла маму в «Центр изучения печени» РУДН для проведения фибросканирования. Это исследование показало цирроз. Руководитель центра врач-гепатолог П.Огурцов немедленно предложил сдать анализы, и оказалось, что вирусная нагрузка запредельно высока, печеночные показатели превысили норму почти в 20 раз. Результаты анализов впечатлили даже инфекциониста поликлиники: «Может, вы на Новый год съели что-нибудь?»— предположила она.

Через неделю мама слегла, появились тошнота, желтушность кожи. Ни о каком походе к врачу уже и речи быть не могло, поэтому на прием к гепатологу в «Центр изучения печени» я побежала одна, прихватив кипу маминых анализов. Целый час Павел Огурцов — настоящий профессионал, преданный своему делу, — потратил, чтобы досконально разобраться в ситуации и, посовещавшись сколлегами, принять решение — начать противовирусную терапию препаратом бараклюд. Лекарство не избавляет от вируса, но блокирует его, препарат рекомендуют принимать пожизненно: прерывание чревато развитием невосприимчивости вируса к препарату.

В январе 2011 года стоимость упаковки бараклюда в аптеках Москвы была около 20 тысяч рублей. Мамина пенсия (со всеми надбавками)— 12тысяч.

Я была уверена, что инвалиду 2-й группы положено бесплатное лекарственное обеспечение, но бегать за льготным рецептом, когда мама умирает, было глупо. Поэтому я достала отложенные на отпуск деньги, и мы начали лечение. Через месяц маме стало лучше, а как только она смогла сама выходить из дома, мы отправились в тот самый КСГО департамента здравоохранения Москвы.

Там у мамы взяли кровь на анализ (хотя результаты всех необходимых анализов, сданных накануне, мы предусмотрительно захватили с собой), а на прием к врачу предложили прийти через неделю. Изнурительную поездку пришлось повторить, хотя для больного человека поездка на другой конец города и двухчасовое ожидание в очереди — испытание на прочность.

Но когда мы все-таки попали к врачу КСГО, поразил вопрос: «Ну а от нас-то вы чего хотите? Зачем вы сюда пришли?!» Я честно ответила, что хотим льготный рецепт на бараклюд. Нам разъяснили, что на 2011 год в рамках дополнительного лекарственного обеспечения бараклюд не включен. «Но лечение уже начато, и прерывать его нельзя»,— неунималась я. «Когда закончатся деньги, — обратилась врач к маме, — вы не выпивайте всю упаковку до последней таблетки. После отмены бараклюда вам опять станет плохо, и вот тогда потребуется эта последняя таблетка».

Мне хотелось спросить, а что же будет, когда выпита и последняя таблетка? Но рядом сидела мама, и я промолчала. Впрочем, ответ на этот вопрос я еще получу. Когда закончатся деньги.

Результатом нашего визита в КСГО департамента здравоохранения Москвы было письменное заключение с такой рекомендацией: «Наблюдение по месту назначения бараклюда». На прощание врач сообщила: «Вот если бы вас заразили еще и СПИДом, тогда вам было бы положено бесплатное лечение бараклюдом»…

Напоследок я поинтересовалась, нельзя ли хотя бы бесплатно сдавать в лаборатории КСГО дорогостоящие анализы (каждые 12 недель надо контролировать эффективность лечения). Оказалось, нельзя. Забесплатно в нашей стране вирусный гепатит не лечат. Забесплатно им могут только заразить.

На лечение мамы (лекарства, анализы, платные визиты к врачам) за минувшие восемь месяцев я потратила больше 100 тысяч рублей. И это несмотря на то что летом бараклюд фантастическим образом в два раза подешевел (в США снизилась стоимость его производства). Когда мама обратилась в управление социальной защиты с просьбой хотя бы частично компенсировать затраты на лечение, там ее еще и пристыдили. Если родственники не в состоянии оплачивать лечение, можно попытаться обменять квартиру на хоспис, памятник и оградку. Десятки тысяч российских больных гепатитом обречены на медленную мучительную смерть. Им остается только консультировать друг друга на сайте «Гепатиту.нет».

3012: «У меня теперь вызывают улыбку восторженные отчеты чиновников с экранов телевизора, где они рапортуют, какая идет теплая забота о здоровье нации. Надо быть готовым к смертельной борьбе с бюрократическим аппаратом. Именно смертельной, потому что от этого зависит ваша жизнь».

_«Я добивался бесплатного бараклюда согласно постановлению № 1011 от декабря 2007 года «Овыделении федеральных средств на… лечение лиц с… гепатитом В». Там в перечне покупаемых государством лекарств для бесплатного лечения №21 был бараклюд. Но в департаменте здравоохранения Москвы мне сказали, что, несмотря ни на какие указы, бесплатно бараклюд в Москве дают только гепникам В-инвалидам». _(_Инвалидам бесплатно бараклюд тоже не дают. _— Н. А. )

Shtopor: «…лечусь сам, как узнал стоимость, сразу понял, что многие планы накрываются медным тазом (на сухари бы теперь хватило!-), я москвич, насчет программы толком ничего не знаю, но подозреваю, что в нашем государстве скорее копыта откинешь!-)».

Капа:_ «…лично я НЕ пытаюсь получить помощь у нашей системы здравоохранения. Очень уж много отрицательных примеров. То есть я верю, что где-то существуют добросовестные и грамотные специалисты, но в своей жизни я их не встречала»._

При сегодняшнем состоянии российской системы здравоохранения надо вместо санпросветбюллетеней о вреде самолечения расклеить по поликлиникам памятки примерно такого содержания: «Немедленно займитесь медицинским самообразованием! И помните: ответственность за ваше здоровье лежит только на вас самих!» Абольному, который всё еще верит Конституции и участковому терапевту, лучше заранее похлопотать насчет оградки.

От редакции

11 октября, в день поступления письма в газету, мы направили его в пресс-службу столичного департамента здравоохранения. Там нас заверили: специалисты готовят комментарий. Но прошла неделя (срок, отведенный федеральным законом о СМИ на ответ), прошли две, потом три, заканчивается четвертая… Официальной реакции на наш запрос по-прежнему нет.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#медицина
Опрос

В России объявили принудительную вакцинацию, одновременно стал расти черный рынок прививочных сертификатов. Как вы поступите?

Мнение читателей «Новой» в анонимном опросе

важно

день назад

Власти Москвы разрешили предпринимателям отстранять от работы непривившихся сотрудников

Slide 1 of 6

выпуск

№ 65 от 18 июня 2021

Slide 1 of 6
  • № 65 от 18 июня 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

Прости, Юра, мы тут наснимали Скандал в «Роскосмосе»: космонавт Крикалев лишился должности исполнительного директора из-за несогласия с планами отправить на МКС актрису Юлию Пересильд и режиссера Клима Шипенко

744566

2.
Сюжеты

Мы его нашли! Браконьером, выложившим надпись «Чукотка 2021» трупами полутора сотен птиц, оказался депутат-единорос из Магадана Александр Крамаренко

151439

3.
Интервью

Александр Сокуров: «Остается только перестрелять таких, как я» Неюбилейное интервью выдающегося режиссера — о времени, кино и об удушающей силе немощного авторитаризма

142397

4.
Комментарий

«Какие ваши доказательства?» Американцы — об интервью Путина накануне встречи с Байденом

133560

5.
Сюжеты

100 тысяч рублей за убийцу «Новая газета» объявляет сезон охоты на браконьеров. За информацию об охотнике, сделавшем фото на фоне трупов полутора сотен птиц, мы гарантируем вознаграждение

129747

6.
Репортажи

Приставы у остова Почему адлерский пенсионер застрелил судебных приставов, пришедших сносить гараж, в котором он прожил больше 50 лет. И почему эта трагедия может повториться

123363

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera