Сюжеты · Общество

Судебный визг

«Болотом» назвал суд его экс-председатель. В нем же и утонул

Этот материал вышел в № 52 от 21 Июля 2008 г.
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 52 от 21 Июля 2008 г.

20:00, 20 июля 2008Леонид Никитинский, обозреватель, член СПЧ
views

1370

20:00, 20 июля 2008Леонид Никитинский, обозреватель, член СПЧ
views

1370

14 июля на заседании Высшей квалификационной коллегии судей председатель Владимирского областного суда Беспалов попросил освободить его от судейской мантии. В обмен на это Совет судей России отозвал ходатайство, в котором этот высший в…

14 июля на заседании Высшей квалификационной коллегии судей председатель Владимирского областного суда Беспалов попросил освободить его от судейской мантии. В обмен на это Совет судей России отозвал ходатайство, в котором этот высший в судейском сообществе орган просил ВККС лишить Беспалова статуса судьи (это означало бы также лишение пенсии и соответствующих льгот).

В рассмотрении любого спора столько правосудия, насколько добросовестно соблюдается принцип: «Да будет выслушана и другая сторона». На заседание Совета судей в Сочи 13 мая судья Беспалов был приглашен в последний момент, с материалами проверки он ознакомлен не был, на защиту ему отвели пять минут. Из 95 членов Совета судей за обращение в ВККС проголосовали 94.

История раскола в судейском сообществе Владимирской области далеко не так однозначна, чтобы вызвать столь единодушный отклик в более широком судейском сообществе страны. Так — молчаливым поднятием рук — голосовали когда-то на партсобраниях те, чья судьба зависела от сидящих в президиуме.

Биография и назначение

Бывший председатель Владимирского областного суда Юрий Беспалов родился в 1958 году одиннадцатым ребенком в семье в деревне в Пензенской области, после армии поступил в Саратовский юридический институт. Отсюда его путь лежал в судьи во Владимирской области: три года он отработал в Гусь-Хрустальном, семь лет в районном суде во Владимире, еще семь, до 2001 года, — судьей Владимирского областного суда по гражданским делам.

До этого момента разночтений между его автобиографией и прочтением ее другими судьями нет. Вот разве что недоброжелатели (каковыми они стали теперь) рассказывают: защитив кандидатскую диссертацию, Беспалов вроде бы затаил обиду, что его никуда по служебной лестнице не двигают. А куда? Должности все заняты. Не найдя себе адекватного применения во Владимире, Беспалов как-то устроился в Московский городской суд, где еще шесть лет, до марта 2007-го, рассматривал гражданские дела.

Владимирские судьи вспоминают, как они с Беспаловым дружили семьями до 2001 года, показывают старые фотографии с детьми и в смешных, не судейских каких-то, положениях. Свой отъезд в Москву он объяснял тем, что дочь серьезно увлечена музыкой, а во Владимире ей дальше учиться негде. Судьи, особенно в провинциальных городах, ведут довольно замкнутый образ жизни: не может же в самом деле судья пойти в ресторан с кем попало, сразу доложат куда надо. Эта замкнутость мешает судьям увидеть себя со стороны, зато и недовольство собой их, как правило, не гложет.

Тем временем прежний председатель Владимирского суда старел и в 2005 году ушел на пенсию. На его должность была объявлена вакансия, и пятеро владимирских судей, среди которых были и заместители председателя этого суда, и председатели районных судов, дважды подавали заявления в ВККС, но дважды Квалификационная коллегия не находила среди них достойного претендента. Когда же в ноябре 2005 года срок для подачи заявок на третий конкурс истекал, откуда-то возникла кандидатура Беспалова и сразу была утверждена.

История эта говорит о том, что раскол среди судей в области существовал уже в то время, иначе они бы как-то договорились о единой кандидатуре. Но отсюда еще не ясно, кто же позвал и поддержал Беспалова — а без такой поддержки он бы тоже не прошел. В декабре 2005-го Беспалов успел пройти и комиссию администрации президента, но в течение года и четырех месяцев кто-то вычеркивал его фамилию из проектов президентских указов. В феврале 2007 года один человек из Кремля шепнул судьям, что Беспалов теперь уже точно «непроходной», а 8 марта 2007 года указ о его назначении был подписан Путиным. Тут много непонятного. Понятно только, что за несколько лет безвластья, пока прежний председатель досиживал, а затем два года областной суд возглавляла его заместитель в ранге и.о., сам этот суд и вся судебная система в области пришли в некоторый упадок.

Версия «обвинения»

Второе пришествие Беспалова во Владимирский суд, по описаниям даже тех судей, которые потом станут его союзниками, было похоже на рейдерский захват завода, когда команда молодых юристов с пустыми глазами производит известный набор действий: занятие директорского кабинета, выставление охраны, замена секретаря и других ключевых фигур из аппарата и так далее. Нового председателя ждали, чтобы торжественно представить в понедельник, но он внезапно появился в пятницу, 23 марта, в начале девятого утра. Шедшей за ним команде москвичей с фотоаппаратом Беспалов приговаривал, тыкая в дыры и протечки, зеленеющие на потолке: «Видите, какое тут болото!»… В двери приемной и кабинета сразу же врезали новый замок. Новые секретарша и руководитель канцелярии блокировали доступ к председателю: теперь и бывшие друзья (те самые, с которыми он на старых фотографиях с детьми) могли прийти на прием только по записи.

Больше всего судей задевало, что мелкими, с их точки зрения, придирками начал заниматься даже не председатель, а приехавшие с ним юные (по сравнению с ними самими) аппаратные «манагеры». Судьи описывают («только без ссылок») детали вроде увольнения секретарш за прогул. Один зам подал в отставку сразу, второй — через три месяца, когда председатель вызвал проверку Счетной палаты РФ (этот заместитель два года исполнял обязанности председателя и ведал финансами, кое-как латая дыры в разваливающемся здании суда).

Вскоре новая метла добралась и до районных судов. Как снег на голову (в версии «обвинения») валились проверки, уголовные и гражданские дела выгребались из сейфов и увозились насланными опричниками во Владимир, где их изучал Беспалов. Никакого особого криминала в делах найдено не было, претензии были связаны главным образом с волокитой, но почти каждая проверка заканчивалась в Квалификационной коллегии, где Беспалов ставил вопрос о лишении полномочий председателей районных судов. Одновременно профессор Беспалов стал выступать в областной печати с резкой критикой всех судей области. Как следствие в 2007 году 40 судей, в том числе председатели районных судов, ушли в отставку, правда, большинство как бы добровольно, предпочитая статусом и пенсией не рисковать.

Бывшим друзьям первое время Беспалов якобы говорил: «Мне дали три года на Владимирскую область, но я с ней справлюсь за полтора». А объясняя, кто такие приехавшие из Москвы «манагеры», кивал головой: «от хозяйки» — обозначая этим именем, по-видимому, председателя Мосгорсуда Ольгу Егорову. Один из молодых людей, самый активный в первые дни, в самом деле оказался мировым судьей из Москвы. Мужа другой «девушки на джипе» они вроде бы хотели сделать председателем Суздальского суда, да что-то у них не вышло…

Заканчивая с «версией обвинения», мы даже добавим к ней кое-что и от себя. В возгласе Беспалова: «Смотрите, какое болото!», как и в его последующих набегах на районные суды, есть что-то театральное. Не только потому, что он сам из этого «болота» не так давно произошел и состояние судов в области не могло поразить его так сильно. Но и Мосгорсуд, хоть в материальном смысле он и обеспечен много лучше, оплотом судейской независимости тоже ведь не назовешь.

Якобы, прослышав о подвигах Беспалова, всемогущий в судейском сообществе Вячеслав Лебедев сказал: «Во Владимире происходит что-то кошмарное! Судьи безропотно уходят с должности… Не надо запугивать судей!»… Впрочем, этой фразы нет в интервью Лебедева, она известна лишь в передаче председателя Совета судей Владимирской области Владимира Шульгина — к его роли в этой истории мы как раз вскоре и перейдем.

Версия «защиты»

Во Владимире еще до решения ВККС, которым, наверное, в этом деле поставлена точка, мне удалось поговорить с несколькими судьями — как противниками, так и сторонниками Беспалова, но не с ним самим. Не последней причиной отказа, может быть, стало то, что «Новая» не дружит с Ольгой Егоровой, которая, надо отдать ей должное, поддерживала Беспалова по телефону в трудные для него дни. Но к тому времени, когда поддержка могла бы пригодиться, из трех ходов в молниеносной матовой комбинации два были уже сделаны.

Пик судейских отставок пришелся на первые полгода работы Беспалова, в 2008 году все уже вроде улеглось, оставшимися судьями условия были приняты, и многие из них стали говорить, что работать по-новому им самим нравится больше. Жалобы на «самодурство» Беспалова писала в общем одна председательша, ушедшая под его давлением в отставку. Во Владимир в феврале приезжала комиссия Совета судей, но расспросы велись выборочно, с Беспаловым и его сторонниками комиссия не встречалась, они о ней и не знали.

23 апреля председатель Совета судей области Владимир Шульгин неожиданно собрал во Владимире пресс-конференцию и разнес Беспалова за гонения на судей. Сенсационные для города заявления были тиражированы владимирскими СМИ. Работая председателем суда в Кольчугине, сам Шульгин владимирские СМИ вряд ли собрал бы. Журналисты говорят, что их пригласило управление Судебного департамента. Беспалов давно обвинял департамент в том, что средства бюджета через него доходят до судов не полностью. Что касается Шульгина, он сначала был одним из сторонников Беспалова в сообществе судей, но его полномочия в Кольчугине как раз истекали, а новое назначение оказалось под вопросом.

Через день, 25 апреля, началась ежегодная конференции владимирских судей, и тут выяснилось, что десять других членов Совета судей Шульгина на выступление не уполномочивали, о подготовке пресс-конференции не знали. При выдвижении депутатов на Всероссийский съезд судей (состоится в конце года) конференция поддержала Беспалова 67 голосами против 31. Кандидатуру Шульгина, который выдвинул себя сам, судьи забаллотировали 74 голосами против 24. Голосование было тайным. Что никаким образом не было учтено на Совете судей в Сочи, где голосование, напомним, было открытым.

А что бы сказали сторонники Беспалова своим старшим товарищам в Сочи, если бы им дали слово после выступившего там Шульгина? То же самое, что говорили мне и другим журналистам (правда, на всякий случай включая погромче телевизор и под обещание на них не ссылаться).

Во-первых, в судейской работе, как и в любой, есть маленькие хитрости, позволяющие или работать, или, при нежелании, баклуши бить. А что он такого требовал? Чтобы судьи не опаздывали с обеда, когда их под дверью люди ждут. Чтобы не болтали по мобильному телефону с мужьями во время процесса — этот вопрос даже рассматривался на «комиссии по этике». Боролся с волокитой и нанес ей реальный ощутимый удар.

Во-вторых, поссорившись с управлением Судебного департамента во Владимире и раз десять съездив в Судебный департамент в Москву, Беспалов отремонтировал все-таки до приличного вида здание облсуда 1914 года постройки и добился того же для многих судов районных. Теперь в уборную не стыдно сходить (это, кстати, посетителей касается тоже). Компьютеры новые дали, мантии сшили, а раньше ходили по десять лет в одной. Делопроизводство налажено, секретарши обучены.

В-третьих, не всех же так сразу лишали полномочий. Многие из тех, на кого были поданы материалы в Квалифколлегию, получив предупреждения, остались судьями, а из этих многие впоследствии стали сторонниками Беспалова. Конечно, караулить судей у дверей или вытаскивать у них для проверки дела из сейфов — это слишком, можно было, наверное, и без этого обойтись. Но результат-то налицо.

То, что он отключил в кабинете вертушку — это скорее напоказ, и без вертушки все что надо, можно «довести». Но Беспалов пошел против губернатора области и по нескольким конкретным делам. Действительно, в кабинет к председателю стало труднее попасть. Зато теперь и прокуроры стали ходить во все судейские кабинеты строго под запись в журнале посещений, не говоря уж про милицейских оперов.

Наконец все говорят про научно-консультативный совет при облсуде, который позволил увидеть правосудие как нечто целое, а не как механическую сумму кем-то по отдельности рутинно рассматриваемых дел. Совещание с ГУВД позволило разгрести кучу дел, которые до Беспалова годами не рассматривались из-за неявки сторон и свидетелей. Совещание с экспертными учреждениями снизило сроки экспертиз, в первую очередь медицинских, раз в пять. С кем только за год не были налажены отношения: с приставами, ЗАГСом, адвокатами, прокурорами, работающими в процессах. А это разве не для людей, волею обстоятельств оказавшихся в суде?

В числе противников Беспалова больше судей со стажем и уже в отставке из-за его требований. В числе сторонников — судьи с меньшим опытом, молодые, в том числе председатели районных судов, все назначенные и.о. До 14 июля вся их дальнейшая карьера зависела от Беспалова. Противники говорили: тащит своих. Сторонники спрашивают: а как иначе вылезти из этого болота? Заранее понятно, что еще один разговор вот с этим судьей добавит какие-то штрихи в эту картину, а еще один с тем судьей — в ту картину. Но они не совмещаются.

Версия литературная

То, что Беспалов, вернувшийся из Москвы во Владимир в марте 2007 года, — «чей-то человек», это понятно, а иначе он бы и не мог на этом посту оказаться, на это указывают и странности при его назначении. Эти внешние, заданные границы, скорее всего, объясняют и «манагеров», и резкий разрыв со старыми друзьями «по человеческой линии», и нюансы его поведения, особенно в первое время: как бы все время напоказ. Но дальше начинаются какие-то аномалии, в рамках версии «чей-то человек» никак не объяснимые.

Беспалов, приходя в суд в половине седьмого утра, начинал день с чтения жалоб, он специально призывал всех жаловаться на судей. Отсюда он черпал материал для разговоров с ними — если надо, на повышенных тонах. Но вот ему попалась жалоба таджика, который год просидел во Владимирском спецприемнике. Беспалов выяснил, что таджиков там пятнадцать, вызвал «на научно-консультативный совет» прокурора области и главу ГУВД, раздув из этого целое ЧП. В Москве, для примера, о таком факте постарались бы особенно не говорить, да и во Владимире отношения с ГУВД, надо думать, испорчены. Из-за каких-то таджиков, которых, правда, отправили в Душанбе, ну а ему-то это для чего было?

В выступлениях Беспалова и лекциях, которые не только он, но и другие судьи по его распоряжению стали читать прямо в областном суде для желающих, появилось много рассуждений о правах человека, не одобряемых, как известно, РПЦ. В буклете, который был выпущен пресс-службой к первой годовщине работы нового председателя, Беспалов говорит не о «правоохранительных органах», как обычно в таких текстах, а об «органах, содействующих осуществлению правосудия». Этот новый термин свидетельствует о том, что вопрос об отношениях суда и следствия его по правде волнует, и он ставит всю пирамиду с головы обратно на ноги, но это вряд ли понравится самим «органам, содействующим осуществлению правосудия». Владимирские адвокаты, напротив, деятельностью Беспалова были довольны, они говорят, что стало больше оправдательных приговоров, хотя год для такой статистики — не показатель. Куда бы все пошло дальше, если бы он остался?

Хотя со мной Беспалов не встретился, у меня есть запись интервью, которое он незадолго до отставки дал владимирской журналистке Наталии Новожиловой. Там есть рассуждения, например, о суде и культуре, о судье и творчестве и совсем уж странные вещи вроде рассказа Юрия Федоровича о том, как он, «почувствовав вкус к художественной литературе», «не мог уснуть, читал Гюго и думал, что нельзя же обманывать самого себя». В Москве он всего добился, объясняет он под запись журналистке: квартира есть, дети устроены, и вот во Владимире он «почувствовал себя, наконец, свободным человеком, потому что мне тут уже ничего не нужно».

Судья и внутренняя свобода — это, конечно, тема. Но судьям над ней, наверное, лучше задумываться уже на пенсии. Работа у них в самом деле не из легких, если еще и заниматься рефлексией, то в нервных клиниках для судей просто не хватит мест. В нашей литературной версии, которая, естественно, не претендует быть точной, Беспалов — человек, вдруг проснувшийся в середине жизни и поверивший в шанс сделать эту жизнь другой. А вдруг? Так бывает. Не получилось, не позволили внешние ограничители.

Мотивация его противников в самом широком судейском сообществе куда более понятна. Тот же Шульгин — очень хороший, опытный судья, но — по тем меркам, какие сегодня существуют в судейском сообществе. Столь разительно непохожее видение разными людьми одной и той же картины именно разными мерками и объясняется. Верны ли ваши мерки? — таков вопрос, который Беспалов поставил перед коллегами, привыкшими к тому, что они все — очень уважаемые люди, но вынужденные спецификой профессии общаться в основном друг с другом. На этот болезненный вопрос сливки судейского сообщества в Сочи и ответили своим единодушным голосованием.

P.S. Как раз в те дни, когда проходило заседание ВККС, Дмитрий Медведев второй раз за последние два месяца встретился с председателями трех высших судов. Низкий уровень фактической независимости судей президент назвал «врагом российской судебной системы номер один». Заседание ВККС было отмечено, кроме отставки Беспалова, еще двумя примечательными событиями. Председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов (он как раз встречался с Медведевым) получил отказ на ходатайство приостановить полномочия Людмилы Майковой — председателя Федерального арбитражного суда Московского округа, которую Иванов заподозрил в использовании связей с московской мэрией при улучшении ее жилищных условий. ВККС также приняла к сведению информацию о том, что истек срок подачи заявок на открывающуюся в декабре вакансию председателя Московского городского суда и что на конкурс подана, собственно, одна заявка — от действующего председателя Ольги Егоровой. Президент пусть сам истолкует эти события как идущие на пользу или во вред независимости российского суда.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

час назад

«Команда 29» сообщила о блокировке сайта Роскомнадзором

Подписывайтесь!

Slide 1 of 5

выпуск

№ 77 от 16 июля 2021

Slide 1 of 6
  • № 77 от 16 июля 2021

Топ 6

1.
Комментарий

Спустили урок По российскому образованию нанесен патриотический залп: теперь школьников будут учить любви к России на обязательной основе

views

383796

2.
Комментарий

Александр Ширвиндт: «Чиновники подтираются этими воззваниями». ВИДЕО Знаменитый актер — о позиции Министерства культуры в скандале с увольнением директора музея имени Бахрушина

views

211746

3.
Репортажи

Дочь самурая — человек-проблема Что стоит за увольнением директора передовой нижегородской школы Елены Моисеевой, которая делала учебу процессом вне политики. Репортаж Ильи Азара

views

168365

4.
Расследования

Приперли к шведской стенке Древесина с самой большой незаконной рубки леса в России уходила ведущему мировому производителю мебели – IKEA. Рассказываем, как

views

156190

5.
Исследование

Преступления против истории Как в России устанавливается монополия на «правильное» прошлое

views

118048

6.
Интервью

Принуждение к счастью Психотерапевт Андрей Курпатов — о стремительной инфантилизации, цифровом аутизме, информационной псевдодебильности и потере идентификации современного человека

views

110612

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera