Сюжеты · Общество

У господина Зенга что-то отказало

Ветеран войны Вера Васильевна Конищева устала писать письма в инстанции. И оставила предсмертную записку…

Этот материал вышел в № 67 от 25 июня 2010 г.
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 67 от 25 июня 2010 г.

20:00, 24 июня 2010Георгий Бородянский, собкор

448

20:00, 24 июня 2010Георгий Бородянский, собкор

448

В России жить, говорят, надо долго. Иногда очень долго, о чем мы писали месяц назад в заметке «Век на век не приходится» (24 мая 2010). Мы рассказали о жителе Омска — ветеране Великой Отечественной войны, у которого в 99 лет появился шанс…

В России жить, говорят, надо долго. Иногда очень долго, о чем мы писали месяц назад в заметке «Век на век не приходится» (24 мая 2010). Мы рассказали о жителе Омска — ветеране Великой Отечественной войны, у которого в 99 лет появился шанс к столетнему юбилею обзавестись собственной жилплощадью.

Упоминалась в этой заметке и Вера Васильевна Конищева — тоже участница войны, инвалид I группы, но до круглой даты ей было еще далеко — недавно исполнился 91 год. Проживала Вера Васильевна в старом доме, без удобств — ни воды, ни тепла, ни газа. Надежда пожить немного по-человечески у нее появилась после обещания главы государства, который за месяц до Дня Победы внес в Государственную думу РФ проект поправок в федеральный закон, дающих право всем ветеранам на получение благоустроенного жилья вне зависимости от их имущественного положения. 16 июня Вера Васильевна Конищева покончила с собой. Она узнала о том, что жилье ей не дадут…

…Уже после того как президентские поправки были утверждены (16 апреля Госдумой, 28-го — Советом Федерации РФ), чиновники Муромцевского района Омской области отказали в праве на квартиру Вере Васильевне, ссылаясь на то, что площадь ее жилья превышает норму квадратных метров на человека. Глава Омской области не ответил на ее письмо, а в управлении по обращениям граждан облправительства не нашлось ответственных лиц, чтобы принять ее документы, которые пытался передать депутат райсовета Александр Рахно. 10 мая он направил эти документы в администрацию президента РФ. Через неделю из Москвы пришло поручение областным властям — «разобраться и отчитаться о принятых мерах». Еще через неделю поручение за подписью первого зама губернатора Валерия Бойко было направлено в областное министерство труда и соцразвития, а оттуда ушло в Муромцевский район. Некоторое время спустя депутат Рахно спросил у юриста районной администрации Оксаны Голубых, как решается жилищный вопрос ветерана. Та ответила Рахно: «Мы готовим отказной материал».

16 июня Вера Васильевна Конищева покончила с собой: выпила бутылку уксуса, написав в одной из предсмертных записок (всего их было три): «Не хочу быть обузой». По мнению депутата, пытавшегося ей помочь, она чувствовала себя никому не нужной.

После смерти Вера Васильевна вдруг оказалась нужна всей стране. Вслед за «Новой» о ее гибели сообщили, кажется, все федеральные СМИ. Даже чиновники Муромцевского района исполнились к ней уважения и любви. Но не сразу. Прозрение наступило 20 июня, когда весть о самоубийстве участницы Великой Отечественной разнеслась широко (по крайней мере, по Интернету), и СМИ начали приставать к ответственным лицам с вопросами. И тут выяснилось, что руководство района «давно подыскивало Вере Васильевне благоустроенное жилье». И даже уже нашло. Жаль только, что она не знала об этих поисках. Сдается, что и само руководство узнало о них только после похорон.

— Я несколько раз подходил к главе Муромцевского района Виктору Зеленину и его первому заму Зенгу, — рассказывает Александр Рахно. — Просил: вы хотя бы зайдите к ней, поговорите и успокойте. Скажите: сейчас не можем — сделаем позже. Ей хоть какая-то надежда была нужна… Ни тот, ни другой не зашли к ней ни разу. И даже не позвонили.

Из письма В.В. Конищевой губернатору Омской области Л.К. Полежаеву (10 апреля 2010):

_«Я впервые к Вам обращаюсь и прошу о помощи. Помогите! Я никогда не думала, что в 91 год столкнусь с такой черствостью и бездушием со стороны администрации Муромцевского района. _

В армию призвана в 1942 году. Получила контузию. Демобилизована в 1946-м. Трудовой стаж — более 40 лет. Я не могу топить печку, истопить баню. У нас в Муромцево общественную баню закрыли. Дом я строила из старого амбара в 1952 году. 18 марта этого года я обратилась в Жилищную комиссию при администрации Муромцевского района с заявлением о выделении мне благоустроенной квартиры. Собрала соответствующие документы и передала в Жилищную комиссию. Ко мне никто не пришел и не поинтересовался, как я живу…».

7 апреля (через 4 дня после внесения президентом в Госдуму упомянутого законопроекта) первый зам главы района А.А. Зенг, по совместительству председатель Жилищной комиссии, отправил Вере Васильевне ответ на ее заявление: «Комиссия приняла решение об отказе — в соответствии со ст. 54 п. 1 пп. 2 Жилищного кодекса РФ: на основании решения районного Совета депутатов учетная норма для принятия на учет — 15 кв. м на человека. В связи с тем, что вы обеспечены общей жилой площадью на человека более учетной нормы, для признания вас нуждающейся в жилом помещении по договору социального найма оснований нет».

Получив этот ответ, она и обратилась за помощью к областному главе.

Лучше всего знали Веру Васильевну ее племянница Майя Нагорная и социальный работник Надежда Седельникова. Обе сказали «Новой газете», что больше всего бабушка боялась предстоящей зимы.

— Сильно намерзлась в последнюю зиму, — говорит Надежда Николаевна. — Дом-то старенький — 58 лет, совсем не держит тепла. Сама его строила из барачных досок. Она, когда помоложе была, ни у кого помощи не просила: старалась все делать сама. Только в последние годы стала сдавать. Ростом-то маленькая совсем — меньше полутора метров: чтобы у печки вьюшку закрыть, ей приходилось на стульчик вставать, чтобы дотянуться до трубы. Два раза в день — закрыть и открыть. А у нее на руках по три пальца не действуют, после контузии на войне.

За Верой Васильевной Надежда Седельникова ухаживала 15 лет. Одна из предсмертных записок адресована ей: «Милая, родная, сил нет. Жизни не рада. Помогите Майе, а меня простите, простите, простите…».

— Она была очень доброй, — говорит Майя Афанасьевна. — И знаете, такой щепетильной. В последние годы кишечник у нее слабый был. А дома-то туалета нет. Она пользовалась судном и очень стеснялась этого. Мы с Надей ее уговариваем: «Чего ты стесняешься — все свои, женщины». А она не могла — чувствительная была. Вот и написала: «Не хочу быть обузой».

В этой записке «родным и друзьям» есть слова «душат болезни». За них и «зацепился», по всей вероятности, Следственный комитет при облпрокуратуре, выдавший на своем сайте версию о том, что «причиной суицида могла стать тяжелая болезнь». По мнению близких Веры Васильевны, это поспешное заявление: «Ее врачи в госпитале недавно обследовали. Сказали: еще лет пять как минимум проживет — сердце здоровое, как у молодой. Она сникла, когда ей в жилье отказали».

Между тем с заявлением в прокуратуру о возбуждении уголовного дела по статье «Доведение до самоубийства» обратился еще один муромцевский депутат — Дмитрий Щекотов.

С первыми лицами района «Новой» встретиться не удалось. За эти дни они стали заметными медиафигурами, особенно Андрей Андреевич Зенг: как ни позвонишь в приемную — общается с телевидением. Юрист Оксана Голубых, сообщившая депутату Рахно, о подготовке «отказа», решительно отказалась от комментариев.

Из письма В.В. Конищевой губернатору Омской области Л.К. Полежаеву: «Неужели он (А.А. Зенг. — Г.Б. ) сам жил на улице, если за последние 5 лет переехал в третью квартиру, если отодвинул меня с дороги, как ненужное старое бревно… Я ночами не могу спать: плачу и думаю — откуда берутся такие? Как доживать? Что делать? Посоветуйте».

Жить в нашей стране надо долго. Но иногда лучше умереть. Еще надо уметь умереть, чтоб на тебя обратили внимание (об этом Вера Васильевна, конечно, не думала и вообразить не могла, какой появится к ней интерес после страшного шага). 21 июня в этом же районе скончался еще один участник Великой Отечественной — Михаил Шувалов, 87 лет. Он тоже жил в старом доме без удобств. В марте, рассказывает депутат Дмитрий Щекотов, получил за подписью Зенга отказ в постановке на учет на улучшение жилищных условий — мол, не все документы оформлены (хотя оформлять их обязана социальная служба). Ухода Шувалова из жизни не заметил никто.

P.S. _ Поскольку глава Муромцевского района Виктор Зеленин, его первый зам Андрей Зенг, а также губернатор Омской области Леонид Полежаев оказались недосягаемы для корреспондента «Новой газеты», мы просим их в письменном виде ответить на следующий вопрос: на каком основании они проигнорировали поправки, внесенные президентом РФ в Федеральный закон «О ветеранах» (о предоставлении им жилья вне зависимости от их имущественного положения), которые приняты Государственной думой и утверждены Советом Федерации РФ? Ждем ответа в установленные законом сроки. _

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Опрос

В России объявили принудительную вакцинацию, одновременно стал расти черный рынок прививочных сертификатов. Как вы поступите?

Мнение читателей «Новой» в анонимном опросе

важно

день назад

Власти Москвы разрешили предпринимателям отстранять от работы непривившихся сотрудников

Slide 1 of 6

выпуск

№ 65 от 18 июня 2021

Slide 1 of 6
  • № 65 от 18 июня 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

Прости, Юра, мы тут наснимали Скандал в «Роскосмосе»: космонавт Крикалев лишился должности исполнительного директора из-за несогласия с планами отправить на МКС актрису Юлию Пересильд и режиссера Клима Шипенко

744871

2.
Сюжеты

Мы его нашли! Браконьером, выложившим надпись «Чукотка 2021» трупами полутора сотен птиц, оказался депутат-единорос из Магадана Александр Крамаренко

158813

3.
Интервью

Александр Сокуров: «Остается только перестрелять таких, как я» Неюбилейное интервью выдающегося режиссера — о времени, кино и об удушающей силе немощного авторитаризма

142447

4.
Комментарий

«Какие ваши доказательства?» Американцы — об интервью Путина накануне встречи с Байденом

133579

5.
Сюжеты

100 тысяч рублей за убийцу «Новая газета» объявляет сезон охоты на браконьеров. За информацию об охотнике, сделавшем фото на фоне трупов полутора сотен птиц, мы гарантируем вознаграждение

129818

6.
Репортажи

Приставы у остова Почему адлерский пенсионер застрелил судебных приставов, пришедших сносить гараж, в котором он прожил больше 50 лет. И почему эта трагедия может повториться

123379

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera