Сюжеты · Общество

Александр ГЛЕЗЕР: НА ЗАПАДЕ Я ЧУВСТВОВАЛ СЕБЯ КОМАНДИРОВАННЫМ

<span class=anounce_title2a>СВИДАНИЕ</span>

Этот материал вышел в № 70 от 22 Сентября 2005 г.
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 70 от 22 Сентября 2005 г.

20:00, 21 сентября 2005
views

474

20:00, 21 сентября 2005
views

474

Александр ГЛЕЗЕР — коллекционер неофициального и постсоветского искусства, директор Музея современного русского искусства в Большом Нью-Йорке, организатор многих художественных выставок (в том числе один из основателей «бульдозерной»…

Александр ГЛЕЗЕР — коллекционер неофициального и постсоветского искусства, директор Музея современного русского искусства в Большом Нью-Йорке, организатор многих художественных выставок (в том числе один из основателей «бульдозерной» выставки), арткритик, автор нескольких книг о русском искусстве, изданных в США, Великобритании, Франции. Поэт, переводчик грузинской поэзии, издатель журналов «Третья волна» и «Стрелец». Изгнан из СССР в 1975 году.

— 25 лет для любого проекта срок весьма большой, а тем более для организации, которой руководит все эти годы один человек, да и, по сути, один там работает. Технических помощников я не считаю. Как вам удалось четверть века не только удерживаться на плаву, но и расширять деятельность музея?

— Знаете, надо иметь цель и всегда стремиться ее достичь. Когда меня выгоняли из СССР, Оскар Рабин крикнул мне в аэропорту «Шереметьево»: «Ты не уезжаешь, ты едешь от нас в командировку!». А я сверху ему и другим моим провожающим ответил: «Ребята, я прорвусь к вам сквозь большевиков!».

Так вот, на Западе я чувствовал себя командированным. Мне хотелось сделать как можно больше, помочь неофициальным художникам и неофициальным поэтам и прозаикам, которые в условиях тоталитарного режима мужественно боролись за свободу творчества. А как помочь? Для художников — делать выставки с каталогами, сделать их известными, чтобы хоть как-то предохранить от преследований. И мне удалось основать два музея: в 1977 году во Франции, а в 1980 году еще и в США. Эти музеи работали синхронно, причем материально музей в Джерси-Сити помогал выстоять музею в Монжероне. Этим двум музеям до 1991 года довелось организовать или участвовать в организации более ста шестидесяти персональных и групповых выставок в своих стенах, а также в музеях Франции, Англии, Японии, в выставочных залах и галереях Австрии, Западной Германии, Италии, Голландии, Швейцарии, Бельгии. О них писали в газетах и журналах, издавались каталоги. Все это засылалось в СССР и морально помогало художникам.

Кроме того, я создал в Париже издательство «Третья волна» и одноименный журнал. В журнале публиковались статьи о выставках русских художников на Западе, в издательстве вышла книга о них. В Лондоне и Нью-Йорке вышла книга, написанная мной в содружестве с искусствоведом Игорем Голомштоком «Неофициальное искусство из СССР». И все это тоже засылалось в Москву. Кстати, в Нью-Йорке я еще основал ежемесячный журнал «Стрелец».

— А как на это смотрели советские товарищи?

— Плохо, конечно. Четырежды подсылали ко мне своих агенток. Дважды откровенно мне угрожали. Особенно после того, как и в Париже, и в Нью-Йорке открылись галереи «Москва—Петербург».

— А что случилось после 1991 года?

— После 1991 года я вернулся в Москву и стал организовывать выставки неофициального русского искусства, причем не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и во Владивостоке, Нижнем Новгороде, Харькове, Одессе, Запорожье… И везде ко мне подходили молодые художники и говорили: «Ваших давили бульдозерами, но они стали знаменитыми, а на нас всем плевать. Помогите!».

И с 1994 года я начал организовывать в музее экспозиции, как групповые, так и персональные, живописцев и графиков, заявивших о себе в годы гласности. Моей целью стало вывезти их на нью-йоркский артрынок.

— И удалось?

— Частично. Понимаете, я хорошо представлял себе, какая это сложная задача, рассчитанная на много лет. Мы делали выставки не только у себя в музее, выставляли этих художников и в нью-йоркских галереях, и в Филадельфии, и в Вермонте, и в Париже. Ну конечно, и в Москве, и в харьковском и запорожском музеях, и в Государственном выставочном комплексе в Нижнем Новгороде.

— Приобретают ли западные коллекционеры работы наших молодых или сравнительно молодых художников?

— Конечно. И у нас в музее, и в нью-йоркских галереях, и на аукционах в Париже коллекционеры приобретали картины и графику современных художников. Особенно успешно идут дела у москвичей Марии Владимировой и Бориса Иванова, нижегородцев Виктора Грязнова и Вячеслава Головченко, харьковчанки Тагуи Барсегян.

О Владимировой, например, одна из нью-йоркских газет поместила материал под названием «Русская художница, покорившая Нью-Йорк». Знаменитый коллекционер неофициального русского искусства профессор Нортон Додж приобрел три ее картины, а также картину рижанки Людмилы Перец, графику харьковчанки Ольги Назаркиной и владивостокца Евгения Макеева. А еще прежде он приобрел две картины и множество рисунков Славы Полищука, который живет ныне в Нью-Йорке.

К слову сказать, мы сотрудничаем и с парижской Inter Stella Galerie и уже провели там несколько выставок.

— Недавно в вашем музее прошла выставка «Малевич и его наследники», в ноябре эта выставка состоится в Москве, а затем и в Париже. Сначала были Париж и Нью-Йорк, потом к ним прибавились Москва и другие русские и украинские города. Что будет завтра?

— Есть планы открыть галерею как филиал нашего музея в Праге, а также музей и галерею в Берлине. Наконец, вскоре откроется галерея и при нашем музее.

— Какие выставки состоятся в музее еще в нынешнем году?

— В сентябре — выставка, посвященная 25-летию музея, в октябре — выставка «Незнакомая Россия-7». То есть экспозиция живописцев и графиков, которые недавно высказали желание сотрудничать с нашим музеем. В декабре — IV Биеннале современной русской графики и скульптуры, которое, кстати, будет затем показано в харьковском и запорожском музеях и, конечно, в Москве.

В январе в Москве мы откроем выставку «Россия—США», которая в феврале нынешнего года состоялась у нас в музее. В ней будут участвовать русские художники, живущие в России и Америке.

— Сколько выставок организовал ваш музей за 25 лет?

— Наш музей с начала своего создания организовал и принимал участие в организации двухсот семидесяти девяти выставок.

— А какие выставки особенно запомнились?

— Ну, во-первых, выставка в Пале де Конгре в Париже в 1976 году, выставка в Институте современных искусств в Лондоне в 1977 году, выставка в залах конгресса и сената США в Вашингтоне в 1983 году, тем более что ей сопутствовала часовая телевизионная передача о русском свободном искусстве (невиданное в США дело!), Биеннале неофициального русского искусства в Венеции в 1978 году и, наконец, в 1994 году состоялись две памятные экспозиции, посвященные 20-летию «бульдозерной выставки» 1974 года — в Москве в галерее «Беляево» и в Париже в залах посольства России во Франции. И, естественно, я не могу забыть выставку в Третьяковской галерее «Лианозовская группа. Истоки и судьбы». Она состоялась в 1998 году. И еще. Особенно памятна экспозиция, выставка моей коллекции, состоявшаяся в 1994 году в Музее изобразительных искусств им. Пушкина. Открывая ее, директор музея Ирина Александровна Антонова сказала: «А теперь вы увидите выставку классиков русского искусства второй половины ХХ века».

Я бы хотел еще сказать о такой важной вещи, как продвижение современных художников на нью-йоркский и другие артрынки, чтобы помочь обрести имена. Теперь, кажется, осуществится мой давний план.

Мы отберем от пяти до десяти наиболее интересных художников и начнем их выставлять по маршруту Москва—Нью-Йорк—Париж. Мы попробуем включать со временем их работы в аукционы. В общем, я признался почти во всем.

— Все-таки почти?..

— Ну должен же я вас как-то заинтриговать…

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

4 часа назад

Россия обратилась в ЕСПЧ с жалобой на Украину, обвинив ее в гибели мирного населения и жестоком обращении с людьми

важно

день назад

СМИ: телефонный номер основателя Telegram Павла Дурова был в списке потенциальных объектов слежки через шпионскую программу Pegasus

важно

2 дня назад

В России число случаев COVID-19 превысило 6 млн

Slide 1 of 5

выпуск

№ 79 от 21 июля 2021

Slide 1 of 6
  • № 79 от 21 июля 2021

Подписывайтесь!

Топ 6

1.
Комментарий

Спустили урок По российскому образованию нанесен патриотический залп: теперь школьников будут учить любви к России на обязательной основе

views

504469

2.
Расследования

Приперли к шведской стенке Древесина с самой большой незаконной рубки леса в России уходила ведущему мировому производителю мебели – IKEA. Рассказываем, как

views

202897

3.
Комментарий

Изыми с глаз моих! Впервые в новейшей истории России началась массовая зачистка в книжных и библиотеках

views

149088

4.
Сюжеты

Погоны закрывают звезды Опубликован проект приказа директора ФСБ с перечнем сведений, которые могут быть использованы против России. В списке — практически вся деятельность «Роскосмоса»

views

135157

5.
Сюжеты

«Мы никогда не видели такой катастрофы» В Германии из-за наводнения погибли как минимум 80 человек, более тысячи — пропали без вести. Фото

views

131188

6.
Комментарий

«А если надо, закрывайте по уголовке» Кинчев защищает свободу даже тогда, когда она угрожает жизни

views

109179

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera