Колонка · Политика

Мы не должны сами взрывать наш Форум<BR>(ДИСКУССИЯ В «НОВОЙ»)

Послание в Совет по правам человека при Президенте

Этот материал вышел в &#8470; 79 от 18 июля 2012
Читать номер

Этот материал вышел в
&#8470; 79 от 18 июля 2012

13:29, 16 июля 2012Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино»

5049

13:29, 16 июля 2012Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино»

5049

 **[](http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2012/07/16/1342564639_991199_54.jpg) Дорогие коллеги!** 
Довольно импульсивные, если не сказать нервные, несолидарные действия всех участников нынешнего процесса формирования нашего Совета, за которыми сегодня неистово следит вся страна, побудили меня высказать личную точку зрения в виде нескольких вопросов, а также тезисов моего ответа на них.
&nbsp;

# 1. Вы действительно считаете, что наша деятельность не была востребована?

Я категорически не согласен с утверждением, что Совету, по крайней мере, в минувшие полтора года, которые я имею честь в нем состоять, мало что удалось сделать. И что власть к его экспертизам и оценкам никогда не прислушивается. Вы прекрасно знаете, что в России сегодня нет ни одной общественной организации, высказывания которой буквально еженедельно обсуждались бы «всем миром». Если набрать в равнодушном Яндексе слово «Совет», то наряду с Советом Федерации и Советом безопасности наша «контора» оказывается на самых топовых местах по вниманию пользователей. Куда бы вы ни пришли, с кем бы не беседовали на политические темы, наши взгляды появляются чуть ли не в любом публичном пространстве. Да и «чисто конкретных» дел — совсем немало: от освобождения мальчиков от летнего призыва в армию и «дела Магнитского» до научно обоснованной экспертизы, согласно которой Президент имел конституционное право помиловать Ходорковского. У паровоза КПД — кажется, тоже всего то ли 7, то ли 13 процентов, и ничего — 200 лет он довольно успешно справлялся с перемещением человечества.
Надеюсь, что мы все осознаем, что Администрация в любом ее составе вовсе не призвана стремглав, да еще положительно реагировать на наши заявления. Это заведомое тяжелое, требующее бескрайнего терпения противостояние.
&nbsp;

# 2. Разве мы — только — Совет при Президенте, как это следует из формального Положения об этой структуре?

С любой точки зрения — юридической, функциональной, моральной, символической, — основная наша функция — вовсе не легитимация личности, статуса или действий Президента. Он в этом не нуждается, да и для этого в стране есть другие институты и процедуры. И даже не просто консультационный орган при нем. По сути, мы одна из самых репутационно значимых сегодня площадок _диалога общества с властью_. Разговора не  **_при_**  Президенте, а  **_с_** Президентом. Но еще в большей степени —  **_с_**  неравнодушными гражданами страны. И действуем мы, вы же знаете это, не от имени «первого лица», не исполняя его волю, а в соответствии с собственными, независимыми и гласными представлениями, превратив нашу площадку в востребованное всеми категориями населения «место для дискуссий».
До настоящего момента _ничто этому не препятствует_. Предлагаю исходить из великой китайской мудрости шахматного правила «Ходом является передвижение фигур по доске, а не любые слова и намерения, которые это передвижение сопровождают».
&nbsp;

# 3. Вы решили добровольно отказаться от власти?

Я убежден, что наш Совет в настоящее время обладает очень большой и действенной властью в современном мире — _правом и ресурсом публичной интерпретации реальности_. Жизненная практика миллионов людей — от экономической и социальной до политической и моральной — зависит от того, как люди понимают происходящее. Как его оценивают, рубрицируют, проектируют. Что является для них приоритетами. В этом смысле наш Совет сегодня — этим можно только гордиться — приобрел в России настоящую  **объяснительную власть** . Вчера на Московском кинофестивале, вместо того чтобы делиться со мной впечатлениями о французском экспериментальном фильме или южнокорейской порнографии, не знакомые мне люди нелицемерно расспрашивали: «Ну что там у вас в Совете? Мы так переживаем по поводу его сохранения». Я не знаю подобных сетований по поводу какой-либо другой общественной структуры в нашей стране, включая все правозащитные (двадцать лет вхожу в государственные советы разных уровней, около шести был членом Президентского Совета по культуре и искусству, так что мне есть с чем сравнивать).
&nbsp;

# 4. Кто уже назначен в Совет, с кем бы мы не хотели работать?

Природа подозрений очевидна: ждем формирования лояльного Администрации состава Совета. По этому сюжету, вы это видите, началась настоящая информационная война, цель которой _изнутри_ развалить нынешнее мировоззренческое единство Совета. Газеты, журналы, радиостанции, информационные агентства и интернет-порталы с беспрецедентным тщанием формируют ценностную и — шире — психологическую _атмосферу самоликвидации_. Проводятся массовые опросы, публикуются обзоры, аналитические статьи с единственным требованием-вердиктом: «Если у вас есть совесть и чувство достоинства, вы обязаны покинуть Совет».
Кто от этого выиграет? Чем вызвана такая поспешность? В чьих интересах развернута истерика?
_Никто не мешает&nbsp;_многоуважаемым коллегам покинуть структуру в следующее мгновение,  **после того**  как станет известно, что вместо Е. Ясина, Ч. Хаматовой или А. Сокурова назначены «чужие». Но ведь этого не произошло! И даже и в этом случае у меня лично нет комплексов и паники от вероятности публичного оппонирования таким «мастерам слова», как М. Шевченко или А. Проханов. При условии сохранения большинства старослужащих, убежден, _мы не должны сами взрывать наш Форум_. Даже если все наши предложения будут бойкотироваться (это невозможно сделать в новых медиа), а Президент ни разу с Советом не встретится.
&nbsp;

# 5. Кто, в конечном счете, выиграет от жеста нашей самоликвидации?

Ответственные сотрудники Администрации недоумевали на нашей встрече 25 июня: если бы одновременно из Совета не вышли 13 человек, никому бы и в голову не пришло искать новые механизмы его формирования. Коллеги ведь не покидали его по 3-5 человек в течение, скажем, полугода, руководствуясь врачебным постулатом «Не навреди». Обратились в первую очередь _не к своим товарищам, а в СМИ_. Вдруг куда-то испарилась  **психология солидарности, «общего дела»** . На мой взгляд, это значит, что в качестве единственного партнера воспринимается только власть. И подсознательно вызрела готовность согласиться с изменениями «правил игры» в этом поле. Информационная война этому только поспособствует.
Каждый самоисключившийся в нынешних условиях может, конечно, не задумываться о том, что тем самым он приглашает на свое место не менее трех неизвестных персонажей. Всего 40 кандидатов. И тут, конечно, могут возникнуть совсем неожиданные фигуры. Во всех случаях я _отрицаю модель «чем хуже, тем лучше»_.
&nbsp;

# 6. Вы не допускаете, что наряду с правозащитными у Совета могут появиться другие столь же важные функции?

Он, если не будет сообща разрушен, способен стать  **главной переговорной площадкой разрешения будущих вызовов** . Надвигающихся экономических, а следовательно, социальных и политических, кризисов. Эта потенциальная миссия, если подобное предположить, может оказаться бесценной. Зачем нам в угоду собственным фобиям отказываться от предоставляемых историей обязанностей? Думаю, мы все понимаем, что приобрели национальный ресурс не только благодаря нашим трудам, доблести и стойкости, но и, в значительной мере, с помощью _огромных ресурсов официального статуса нашей структуры_. Зачем тогда мы так спешим пожертвовать еще и будущими возможностями нашей работы?
&nbsp;

# 7. Кто учил наших соотечественников различать понятия «гражданское общество», «народ», «страна», «государство», «власть», «режим»?

Мне кажется, перезагрузка понятийного мира жителей России в плане формирования гражданского самосознания еще даже не начиналась. Тем более, мы сами, признаем, совсем _не занимались строительством институтов гражданского общества_, а — исключительно (и естественно) — правами человека как самой неотложной в российском социуме деятельностью. До сих пор абсолютному большинству людей не понятно — они просто не думали об этом, — что такое гражданское общество, каковы его институты,  **чем они по сути своей отличаются от государственных** , как, к примеру, должна осуществляться экономика гражданского общества, какие еще функции есть у него кроме защиты прав человека (в частности, не только надзор за властью, но и за рынком, отслеживание развития личности, формирование гражданского самосознания, оценка состояния морали и др.). Все то, с чем государство давно не в состоянии справиться.
&nbsp;

# 8. Зачем именно сейчас надо отказываться от морального авторитета?

Одна из невидимых функций Совета, на мой взгляд, — _соединение профессиональной экспертизы разного рода нарушений прав человека с мировоззренческой и моральной оценкой происходящего_. Эта миссия иногда уходит на второй план, но она не менее значима, чем дотошная юридическая проработанность нашего несогласия с действиями власти. Моральный вердикт, стоящий за всеми гуманитарными и политическими интерпретациями — это, на мой взгляд, то, что сегодня подсознательно привлекает в акциях Совета множество думающих людей. И этот вердикт не менее существенен, чем любая симуляция правительственных реакций на наши заявления.  **Гражданские действия осуществляются ведь в головах людей не в меньшей степени, чем на городских площадях** .
Мне кажется, легкомысленно и не совсем гуманно передать это свое институционное предназначение множеству фрагментарных частных, а следовательно, уязвимых практик.
Все явные и скрытые защитники феодализма в России жаждут того, чтобы побыстрее из Совета вышли 20 его членов и этот оплот публичного надзора за государством в результате скоростной психологической войны самораспустился. Самоподрыв — лучшая техника боя.
Прошу извинить меня за столь велеречивый и чрезмерно пафосный текст. А также если я случайно кого-то обидел.
Призываю всех коллег — и тех, кто уже вышел, и тех, кто пока сомневается — прийти на _общий живой сбор труппы_ 2 июля. И поговорить!
У меня возникло военное ощущение, что настал, как называл это состояние писатель Владимир Богомолов, «момент истины».
&nbsp;
 **С уважением,** 
 **Даниил Дондурей** 

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

13 часов назад

США ввели санкции против российских компаний и судов, причастных к строительству «Северного потока-2»

важно

21 час назад

Депутаты предложили запретить «причастным» к деятельности экстремистских организаций участвовать в выборах любого уровня

Slide 1 of 8

важно

день назад

Tesla в России, перспективы МКС, базы на Луне и Марсе: Илон Маск выступил на российском форуме

выпуск

№ 54 от 21 мая 2021

Slide 1 of 11
  • № 54 от 21 мая 2021

Топ 6

1.
Комментарий

Шойгу призвал тайгу 70 лет назад солдаты пожгли у них скиты и монастыри, сегодня старообрядцы-беспоповцы учат военную элиту государства. Как это устроено

257012

2.
Комментарий

Протест сошел с рельсов Десятки сотрудников московского метро лишились работы после акций в поддержку Навального

189891

3.
Колонка

Потомственные думцы Депутаты проголосовали за законопроект, который закроет ход в политику всем, кто требует смены власти

139444

4.
Портрет явления

Пороки в своем отечестве Портреты пропагандистов: адюльтер с собой, язвы патриотизма и распродажа ненависти. Киселев, Соловьев, Норкин, Бабченко, Прилепин и другие

124545

5.
Сюжеты

Два термоса с кипятком 13 лет без воды, света и канализации в московской квартире прожила пожилая женщина, исправно оплачивая коммунальные услуги

85911

6.
Расследования

Взрыв в искусственном тумане Что случилось с самолетом президента Польши Качиньского, при чем тут березы и овраг. Ни при чем — теория заговора. Исследование Юлии Латыниной

54337

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera