СюжетыПолитика

«Ненависть к какой-то группе»

Мосгорсуд утвердил приговор Олегу Орлову*

«Ненависть к какой-то группе»

Олег Орлов по видеосвязи в Мосгорсуде. Фото: Александра Астахова

— Нахожусь в нужное время в нужном месте, ни в чем не раскаиваюсь и ни о чем не жалею. Спасибо всем, кто поддерживает политзаключенных, — до начала судебного заседания успел обратиться Олег Орлов* по видеосвязи к пришедшим его поддержать.

Сегодня Мосгорсуд рассмотрел апелляционную жалобу на приговор правозащитнику, которого в феврале судья Головинского райсуда Астахова приговорила к двум с половиной годам за «дискредитацию» российской армии, чем она посчитала два пикета и пост в соцсети, содержание которого вовсе не было посвящено военнослужащим РФ.

Сооснователь «Мемориала»** находится в СИЗО Сызрани — туда его этапировали, не дожидаясь вступления в силу решения. Больше того, этап случился ровно в тот день, на который с разрешения той же Астаховой было назначено свидание Орлова с женой.

Возвращать его в Москву для участия в апелляционном процессе Мосгорсуд отказался.

В прошлый раз заседание перенесли — Орлов не получил в СИЗО нужные материалы. Суд постановил документы послать. И прислал: Орлов получил страничку формата А4, на которой были помещены несколько уменьшенных до микроскопического вида копий различных страниц. Прочесть их Орлов так и не смог. Но на его просьбу прислать их в читаемом виде судья Мосгорсуда Ларкина отказала. И приступила к рассмотрению апелляции.

Напомню, Орлова судили трижды. Первый процесс в Головинском суде под председательством Кристины Кострюковой прошел состязательно и закончился для подсудимого штрафом — о большем не просило даже само обвинение: следствие просто не предоставило ему никаких козырей. Круг доказательств ограничился написанными как под копирку показаниями двух незнакомых с Орловым «свидетелей» — членов патриотического движения «Ветераны России» — и крайне сомнительной лингвистической экспертизой, выполненной учителем математики Крюковой и переводчиком с немецкого Тарасовым.

Жена Олега Орлова Татьяна Касаткина. Фото: Александра Астахова

Жена Олега Орлова Татьяна Касаткина. Фото: Александра Астахова

Прокуратура не просила реального срока, но затем передумала и обжаловала решение в Мосгорсуде. Тот сговорчиво вернул дело в прокуратуру, а та — следователю, который его дополнил новой экспертизой и новым допросом. В результате обвинение утяжелили, добавив мотив политической ненависти — он и позволил потребовать при новом рассмотрении заключения. Судья Астахова согласилась. Вот это решение и рассматривал сегодня Мосгорсуд в лице судьи Ларкиной.

В жалобе адвокат Тертухина перечислила многочисленные нарушения, допущенные следствием и судом: отказ суда рассматривать все эпизоды «дискредитации», вменявшиеся Орлову; сомнительную с научной точки зрения экспертизу, тем не менее признанную допустимым доказательством; нарушение права на защиту в повторном процессе, когда судья «не заметила» наличия у подсудимого второго защитника — в этом качестве выступал сооснователь «Новой» Дмитрий Муратов* — и не посчитала его участником процесса; «работу над ошибками», которую позволили сделать стороне обвинения, и расширение объема обвинения, произошедшее в результате; отказы в допросе ключевого свидетеля — следователя Савченко, сшившего и перешившего это странное дело.

Орлов в начале процесса подтвердил свою позицию, которую он занял при пересмотре дела, — отказался себя защищать, пообещав выступить только с последним словом.

В прениях адвокат Тертухина назвала допущенные в деле нарушения вопиющими.

Следователь восполнил неполноту следствия, устранив его дефекты, было предъявлено новое, более тяжелое обвинение, между тем закон это запрещает в отсутствие прямого указания суда высшей инстанции. Орлову не могли вменить отягчающее обстоятельство при повторном рассмотрении дела.

В деле нет ни одного доказательства мотива ненависти и вражды «против традиционных ценностей и военнослужащих РФ». Мотив вражды против ценностей — сам по себе абсурд, и обвинение не привело никаких его доказательств.

Да и саму социальную группу, которую якобы ненавидит Орлов, суд в приговоре никак не определил, так и записав в приговоре: «По мотивам идеологической вражды в отношении какой-либо социальной группы».

Крюкова и Тарасов — не государственные эксперты, а закон в таких делах требует привлечения государственных экспертных учреждений. Квалификация Крюковой и Тарасова названа недостаточной для проведения лингвистических экспертиз экспертным центром при Минюсте. Зуева — автор второй экспертизы — также не имеет экспертного стажа по данной специальности, ранее она занималась фоноскопическими исследованиями (идентификацией голоса).

Олег Орлов. Фото: Александра Астахова

Олег Орлов. Фото: Александра Астахова

Тертухина настаивает: сто кошек не могут составить одного тигра — так и в случае с дискредитацией, мирные пикеты не могут в совокупности приводить к уголовной ответственности, как бы часто за них ни штрафовали. Кроме того, «первоходам» по таким делам в качестве наказания должны назначать колонию-поселение — так решил пленум Верховного суда. Иное решение суд обязан мотивировать, чего судья Астахова, назначая 71-летнему Орлову общий режим, не сделала.

Конституционный суд вообще еще в 2017 году заявил, что нельзя лишать свободы по делам с административной преюдицией, если деяние не повлекло реальных последствий.

Тертухина требует приговор Орлову отменить. Прокурор Мосгорпрокуратуры Суриков настаивает: новые доказательства в деле появились к моменту пересмотра якобы законно — для устранения сомнений. Правда, закон требует любые сомнения толковать в пользу обвиняемого, и усомнившийся в доказанности вины Орлова суд должен был его просто оправдать.

Обнаружение нового отягчающего обстоятельства, по мнению Сурикова, не расширило обвинение, так как не новых квалифицирующих признаков не появилось. Но отягчающее обстоятельство и есть квалифицирующий признак, это одно и то же.

Ну а сведения о неполноте квалификации экспертов, по версии прокурора, опровергнуты самими этими экспертами (было бы странно, если бы они с этим согласились, тогда пришлось бы и казенные деньги за экспертизу возвращать).

Читайте также

«Выступал против СВО»

«Выступал против СВО»

Чтобы объявить Олега Орлова* «иноагентом», изобрели новое основание: нелояльность режиму

Свидетели-синхронисты Мироненко и Бохонько также не смущают прокуратуру, которая, напомню, является надзирающим за законностью органом. Дескать, в суде же «ветераны» от своих показаний не отказались.

«Оснований для изменения вида исправительного учреждения не имеется», — заключает Суриков, не слишком утрудившийся доказыванием своих тезисов.

Орлов выступает с последним словом — уже в четвертый раз за время его уголовного преследования:

— В трех предыдущих я сказал все, что было важно, и о моем деле, и о практике политических репрессий, и о будущем моей страны, общем и для меня, и для тех, кто меня преследует. В Головинском суде придерживался принципа добросовестности судей. К этому меня обязывало мое правозащитное мировоззрение. Но дальнейшее доказало, что и суд выполняет политический заказ. Что еще сказать? Процитирую: «Они искажали, извращали и достигли полного уничтожения правосудия и закона. Они сделали судебную систему составной частью диктатуры…», — цитирует Орлов решение Нюрнбергского трибунала.

Судья Ларкина удаляется ровно на час. Выйдя из совещательной комнаты, она оглашает решение: приговор Олегу Орлову оставить в силе.

* Минюст РФ считает «иноагентом».

** Внесен в реестр «иноагентов», позже ликвидирован.

Этот материал входит в подписку

Судовой журнал

Громкие процессы и хроника текущих репрессий

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow