СюжетыПолитика

За поющего велосипедиста с лопатой

Избирательная кампания в Питере, скучная и предсказуемая, уже началась — всех «лишних» устранили

Фото: Надежда Буаллаг / Коммерсантъ

Фото: Надежда Буаллаг / Коммерсантъ

8 сентября — в единый день голосования — в Петербурге будут выбирать губернатора. В избирательных бюллетенях горожане увидят четыре фамилии, из которых подавляющему большинству людей знакома только одна — действующего градоначальника. Остальные кандидаты с таким же успехом могли бы баллотироваться в губернаторы Калифорнии или президенты Никарагуа: их там знают примерно так же хорошо, как в Петербурге. Однако все самое интересное случилось до старта избирательной кампании. Тех, кто действительно мог бы стать соперником Александра Беглова, и сильных, и слабых, отсекли задолго до старта.

Всё — своим

На первый взгляд предвыборная гонка на берегах Невы начиналась ярко и многообещающе. После того, как 30 мая депутаты городского парламента утвердили дату проведения губернаторских выборов, чуть ли не каждый день в июне объявлялся новый желающий испытать судьбу и потягаться за пост главы города. Всего, по данным Горизбиркома, к концу июня на высокую должность претендовали 22 человека. Однако с необходимыми документами до ГИКа дошли только шестеро. А официальный статус зарегистрированных кандидатов получили лишь четверо — счастливчики, которые смогли преодолеть т.н. муниципальный фильтр. Среди них нет ни одного самовыдвиженца.

Для тех, кто не в курсе, что это значит: чтобы зарегистрироваться в качестве кандидата в губернаторы, самовыдвиженцу необходимо собрать 76 тысяч подписей жителей Петербурга и 155 подписей муниципальных депутатов из 84 городских округов. Кандидатам от партий нужна только поддержка мундепов.

Все самовыдвиженцы, с которыми поговорила «Новая», единодушны: если первое требование выполнить трудно, то второе просто нереально для человека, не имеющего поддержки городских властей и «Единой России», поскольку ими контролируется большинство народных избранников в муниципальных советах.

Павел Шапчиц. Фото: соцсети

Павел Шапчиц. Фото: соцсети

— Нормы, связанные с муниципальным фильтром, изначально не были конституционными, а сейчас тем более перестали таковыми быть с учетом практики применения этих норм. Поскольку в Петербурге, как и везде в России, структура муниципальной власти сегодня однопартийна по своей сути, то муниципальный фильтр — это полный бред. Он не может работать в том виде, в каком должен работать, — считает Павел Шапчиц, член городской избирательной комиссии, представитель от партии «Яблоко». — Сейчас в России муниципальный фильтр обеспечивает монополию одной партии, что очевидно абсолютно всем.

Александр Конфисахор. Фото: соцсети

Александр Конфисахор. Фото: соцсети

— Есть много юридических препон, которые не позволяют человеку стать кандидатом. Но главная из них — муниципальный фильтр, — уверен и Александр Конфисахор, политолог, доктор политических наук, старший преподаватель кафедры политической психологии СПбГУ. — Кандидаты должны получить определенное количество подписей муниципальных депутатов из разных муниципальных округов. И здесь возникает серьезная проблема, потому что ясно, кому принадлежит большинство муниципальных депутатов и какую партию они поддержат. Они являются зависимыми людьми и отдадут свои подписи за тех, за кого скажут. Не как подскажет им их совесть, а как скажет им их политическое руководство. Велят сверху: за этого отдать голоса — отдадут. Велят: не отдавать — никогда не подпишут и не отдадут. Такова реальность.

В реальности претендентами на главный пост в Петербурге стали: действующий губернатор города Александр Беглов от «Единой России», депутат муниципалитета «Ульянка» Павел Брагин от партии «Зеленые», председатель центрального комитета партии «Коммунисты России» Сергей Малинкович и депутат петербургского Заксобрания Максим Яковлев от ЛДПР.

Кто эти люди и почему они оказались фаворитами предвыборной гонки?

Павел Брагин, Сергей Малинкович, Максим Яковлев. Фото: соцсети; Сергей Савостьянов / ТАСС; Сергей Ермохин.

Павел Брагин, Сергей Малинкович, Максим Яковлев. Фото: соцсети; Сергей Савостьянов / ТАСС; Сергей Ермохин.

Разнарядка для подтанцовки

Независимые члены городской избирательной комиссии не могли проигнорировать обстоятельство, бьющее в глаза словно белая заплатка на черном платье. Так, на протяжении июня собирал три десятка подписей мундепов выдвинутый коммунистами Роман Кононенко, всего 11 подписей народных избранников за месяц удалось заполучить единственному оппозиционному антивоенному кандидату, блокаднице Людмиле Васильевой, зато лидеры гонки с решением задачи уложились всего в два-три дня.

— Накануне регистрации мы ознакомились со всеми подписями, полученными кандидатами в губернаторы от муниципальных депутатов, — рассказал «Новой» Павел Шапчиц. — Поскольку эти списки публикуются открыто, здесь невозможен какой-либо обман или еще что-то, поэтому нет сомнений, что подписи есть. Но интересны дата и время сбора этих подписей: у всех четверых зарегистрированных кандидатов 90‒95% автографов мундепов собраны 4 июня и небольшой остаток 5 и 6 июня. Причем не только за Беглова, но и за всех остальных. Соответственно, вопрос: а вообще это сбор подписей или распределение подписей сверху?

Ладно на Беглова — работает административный ресурс, все понятно. Но за остальных-то? Кто все эти люди? Почему, например, Роман Кононенко от КПРФ не одолел муниципальный фильтр, а все остальные ноунеймы сумели? Это люди, у которых заведомо более скромный рейтинг, если он вообще присутствует. Кому из петербуржцев знакомы Брагин, Малинкович, Яковлев? Нам, конечно, сейчас с умным видом скажут: они якобы знают муниципальных депутатов, муниципальные депутаты знают их, вот и проголосовали. Но это — сказки для детей. Хотя, судя по всему, эти сказки будут рассказывать избирателям в течение всей кампании.

— Давно известная технология, — сказал «Новой» петербургский политик, пожелавший остаться неназванным. — Это все уже в третий раз подряд происходит: так было на губернаторских выборах и в 2014 году, и в 2019-м. Поскольку с 2012 года в России действует закон, согласно которому необходимо проходить муниципальный фильтр, а пройти его практически невозможно: подавляющая часть муниципальных депутатов контролируется властью, среди кандидатов выбирают тех, кому эти подписи дают, то есть — разрешают баллотироваться.

— В бюллетень попали только те кандидаты, которые представляют наименьшую опасность для действующего градоначальника, — объясняет Александр Конфисахор. — Которые не будут говорить лишнего, не будут поднимать острые вопросы. Будут фоном. Будут выполнять ту формальную функцию, которая должна быть соблюдена в соответствии с законом. По закону, требуется не меньше двух кандидатов. Несколько статистов допущены до выборов, чтобы изобразить, что выборы у нас конкурентные. Однако никакой реальной конкуренции нет. Нет никаких реальных оппонентов. Абсолютно. Соперниками их назвать невозможно.

Это — массовка, подтанцовка, декорации, фон, на котором есть один лидер, один солист, а остальные нужны только для того, чтобы его оттенить — единственного выступающего при свете софитов.

Максим Резник. Фото: соцсети

Максим Резник. Фото: соцсети

— Никаких выборов в России нет. То, что мы наблюдаем — это специальные выборные операции, — сказал «Новой» Максим Резник, соучредитель антивоенного движения «Европейский Петербург», бывший депутат петербургского Законодательного собрания. — Выборы — это когда есть интрига в конце. У нас нет давно никаких интриг. У нас выборы власть проводит для того, чтобы что-то продемонстрировать: наивным избирателям, себе, миру, элитам. Такая задача. Власти хотят продемонстрировать, что Петербург покорен, что город принял Беглова. Но это, мягко говоря, ложь.

«Беглов my love Беглов»

Все те пять лет, что Александр Беглов у власти, горожане крайне недовольны им. И не без причин. Ни к одной зиме при Беглове город не оказался готов, строительство метро в эпоху его правления почти остановилось, поддержка семей с детьми-инвалидами сократилась, жизненно необходимые лекарства пропали из аптек, закон о комплексном развитии территорий на городском уровне принят в самом кошмарном виде… Но даже вышеперечисленное — далеко не все, что вменяют в вину жители Петербурга его главе.

Как показывают данные независимых соцопросов, рейтинг Беглова из года в год неуклонно падает. На публику улыбчивый, но косноязычный Саша, любящий, хотя и не умеющий петь, кататься по городу на велосипеде, играть с детьми и разгребать снег лопатой (такие истории он сам про себя рассказывает приближенным журналистам), может сколько угодно демонстрировать свою уверенность в поддержке петербуржцев. Но реальные шаги градоначальника перед выборами показывают, что Беглов откровенно нервничает и предпринимает отчаянные попытки задобрить петербуржцев.

Так, Северная столица этим летом стала единственным городом в России, где власти не увеличили тарифы на некоторые коммунальные услуги (теплоснабжение, водоснабжение и водоотведение, обращение с твердыми коммунальными отходами). 

Губернатор вдруг нашел в бюджете «лишние» деньги — не менее 7 млрд рублей. Как минимум на такую сумму придется увеличить субсидии теплоснабжающим организациям, чтобы до июля 2025 года удержать тарифы на прежнем уровне.

Александр Беглов. Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Александр Беглов. Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Лишние деньги внезапно появились и на то, чтобы с сентября отменить в Петербурге плату за детские сады. А также начать строительство детских площадок на местах, подготовленных для этого еще три года назад. Но три года дети играли на пустырях, поскольку любящий их Беглов собрался на выборы только сейчас.

По оценкам петербургских политологов, очень многие горожане (не менее 70%) недовольны работой Беглова.

— Поэтому ключевой задачей властей перед новыми выборами было обезопасить Беглова даже от слабых конкурентов, не говоря уже о сильных, — говорит Наталья Евдокимова, член антивоенного движения «Европейский Петербург», ответственный секретарь Правозащитного совета Петербурга. — Слабые конкуренты — это Надежда Тихонова («Справедливая Россия»), сняла свою кандидатуру, Роман Кононенко (КПРФ), не прошел муниципальный фильтр.

Сильные — Борис Вишневский («Яблоко»), признан «иноагентом». Не хочу оценивать степень силы, но ярким соперником Беглову стала и блокадница Людмила Васильева («Европейский Петербург»), которой тоже подписей муниципальных депутатов не подарили и в освещении кампании не помогли. Тем не менее Васильева стала лидером для тысяч петербуржцев.

Нет конкурента — нет выбора

— Если бы на губернаторские выборы сейчас пошел Борис Вишневский, то я бы его поддержала, — сказала «Новой» Людмила Васильева. — Более того, мне бы тогда и в голову не прилетела дерзкая мысль выставлять свою кандидатуру. Я это сделала как раз от безысходности положения: все приличные люди в России, заявляющие о своих политических амбициях, сразу становятся иностранными агентами!

Многие петербургские политики (независимо от их партийной принадлежности) подтверждают: Вишневского как реального оппонента Беглову городские власти действительно опасались. Скорее всего, именно по этой причине его «обезвредили» задолго до выборов.

В список «иноагентов» Бориса Вишневского внесли 29 марта. А 13 мая в Думе приняли закон, лишающий «иноагентов» права баллотироваться, и стремительно ввели его в действие. Выборы в Петербурге назначили 30 мая. Специальную операцию по обезвреживанию сильного политика с хорошей репутацией и высоким рейтингом у горожан проделать успели. Как говорят петербургские «яблочники», если бы не майский закон, запрещающий «иностранным агентам» участвовать в выборах, Вишневский, безусловно, был бы выдвинут в губернаторы, несмотря на статус, который он, кстати, сейчас оспаривает в суде.

Борис Вишневский. Фото: соцсети

Борис Вишневский. Фото: соцсети

Петербургские политики высоко оценивают шансы Бориса Вишневского.

— Если учесть, что обычно на выборах в Законодательное собрание Петербурга за Бориса голосуют не менее 30% избирателей, то на губернаторских выборах его участие в гонке создало бы по меньшей мере риск второго тура, — полагает Наталья Евдокимова.

Если выборы сравнить с дуэлью, то у власти в обойме закончились патроны, поэтому она решила просто выбить оружие из рук противника. Но если у власти не осталось патронов, то у петербуржцев выбора. Если избиратель не «за» Беглова, он может не идти выборы, может испортить бюллетень — ничто не повлияет на исход голосования. Он предсказуем.

Единственная новость, которую город узнает в сентябре, — какой процент нарисуют поющему велосипедисту с лопатой.

Читайте также

«Плечи расправить, голову поднять и не бояться»

«Плечи расправить, голову поднять и не бояться»

Блокадница Людмила Васильева, единственный кандидат с пацифистскими лозунгами, на выборы губернатора Петербурга не идет

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow