СюжетыЭкономика

А скидываться надо было…

Принудительная психиатрия, обвинения в педофилии и спонсировании ВСУ. Как устроена национализация в России и что происходит на заводах, которые забрало государство

А скидываться надо было…

Завод «Русский север». Фото: laminarts.ru

С февраля 2022 года в России было национализировано не менее 200 предприятий. Государство забирало их у собственников под самыми разными предлогами. Сначала речь шла лишь об иностранных компаниях, которые ушли из страны: 10 марта 2022 года власти назвали 59 таких предприятий: IKEA, Volkswagen, Toyota, McDonald’s и другие. Это не вызвало особого возмущения, ведь целью декларировалось сохранение рабочих мест и поддержание экономики страны.

Спустя год, в марте 2023-го, были обозначены новые цели: Владимир Путин подписал указ, дающий возможность национализировать предприятия военно-промышленного комплекса, если они «срывают гособоронзаказ». К настоящему моменту прокуратура отчиталась о 15 заводах, которые перешли в собственность государства из-за того, что их менеджеры «проводили последовательную политику по их уничтожению и нанесению ущерба обороноспособности страны», «модернизацию и развитие производства на протяжении десятков лет не осуществляли, а доходы от деятельности преимущественно выводили за рубеж».

Но со временем обозначился и новый тренд: прокуроры стали подавать иски о национализации тех компаний, которые, по их версии, «выбыли из собственности государства незаконно» или владельцы которых «в течение многих лет нарушали установленные антикоррупционным законодательством запреты и ограничения».

Постоянное обновление оснований для изъятия имущества де-факто открыло дорогу большому переделу собственности. На Восточном экономическом форуме в сентябре 2023 года президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин охарактеризовал происходящее так: «У нас никто не знает, кто в очереди будет следующим».

И действительно. Сегодня под национализацию попадают уже и отели, и торговые центры, и макаронные фабрики, и ликеро-водочные заводы. А методы давления на собственников, которые не соглашаются отдать свой бизнес, становятся все изощреннее: в ход идет даже принудительное психиатрическое лечение.

«Новая» рассказывает, как государство забирает активы и что происходит на предприятиях, которые национализировали.

Часть I. Эпоха простоя

Взятка оказалась кстати

24 июня 2024 года. Вологда. Промышленная зона на улице 3-го Интернационала.

Ворота завода «Русский Север» — производителя известных брендов водки «Хортиця» и «Морошка» — закрыты и перетянуты сигнальной лентой. В таком состоянии они находятся с лета прошлого года, когда был арестован владелец предприятия Александр Беспалов. Его задержали 3 июля, обвинив в посредничестве в даче взятки: следствие заявило, что Беспалов якобы передал своему подчиненному Андрею Лазутину, директору другого, связанного с «Русским Севером», ликеро-водочного завода «Родник и К» 10 тысяч долларов. Деньги будто бы предназначались военкому: Лазутин опасался, что его сына, у которого подошел призывной возраст, отправят в зону боевых действий. И хотел, чтобы парня признали негодным к военной службе.

Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Спустя девять месяцев выяснится: взятка оказалась очень удачным поводом для раскручивания куда более крупного уголовного дела, открывающего возможность забрать заводы в собственность государства.

Евгений Черняк. Фото: Константин Мельницкий / Коммерсантъ

Евгений Черняк. Фото: Константин Мельницкий / Коммерсантъ

Дело в том, что Беспалов возглавил «Русский Север» и «Родник и К» в апреле 2022 года, на второй месяц СВО. До этого они официально входили в группу компаний Global Spirits украинского миллиардера Евгения Черняка. Сам Беспалов, прежде чем стать владельцем заводов, также работал в структуре Global Spirits, возглавляя наблюдательный совет «Феодосийского завода коньяков и вин». К моменту задержания бизнесмена на Черняка в России уже было возбуждено уголовное дело о «содействии террористической деятельности» (ч. 1.1 ст. 205.1 УК РФ) — за финансирование ВСУ.

Первоначально адвокаты Беспалова отрицали связь между его преследованием и делом Черняка. И, по всей видимости, так и было: уголовные дела расследовались в разных подразделениях Следственного комитета. Но уже 4 августа 2023 года Росфинмониторинг внес Александра Беспалова в «перечень лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму». А дела Черняка и Беспалова о взятке и финансировании терроризма в это же время были объединены в одно производство.

Александр Беспалов. Фото: life.ru

Александр Беспалов. Фото: life.ru

К маю 2024 года в истории начал фигурировать Курск — по сведениям источников «Новой», в качестве региона, которому был нанесен ущерб вооруженными силами Украины (по версии следствия, обвиняемые их финансировали). 6 мая судья Ленинского районного суда Курска Наталья Капанина наложила арест на российские активы Черняка, Беспалова, а также на активы директоров бывших предприятий Global Spirits Андрея Лазутина и Ивана Кубракова (последний управлял «Крымским винным домом»). Причем в качестве одной из причин для ареста была названа «принудительная госпитализация физических лиц в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь».

Кого именно отправили в психиатрическую лечебницу, суд раскрывать не стал. Один из адвокатов, представлявших интересы Беспалова, сообщил «Новой», что вышел из дела, потому что оно приобрело «слишком уж токсичный характер». Адвокат Елисей Пятин, продолжающий представлять бизнесмена, отвечать на вопросы не стал.

14 мая 2024 года дело подошло к логическому завершению: объединенная пресс-служба судов Курской области сообщила, что Генпрокуратура подала иск о национализации «Русского Севера» и «Родника и К». 4 июня заводы были переданы в собственность государства.

Вся эта большая судебно-политическая игра, как ни странно, затронула не только прибыльные активы (доходы «Русского Севера» за 2023 год составили 2,8 млрд рублей, а «Родника и К» — 3,5 млрд), но и прямым образом отразилась на заводских рабочих.

«Работаем 2‒3 дня в месяц»

После ареста Беспалова «Русский Север» полноценно проработал всего месяц, а когда бизнесмена включили в «список террористов» — заводчан, около 400 человек, отправили в простой, сохранив им 2/3 зарплаты.

— О том, что завод останавливается, нам сообщили мастера цехов. Причем многих не просто отправили в простой, а принудительно уволили, заставив писать заявление на расчет и сверху еще расписку, что они сами так решили. Конечно, у всех был шок, потому что найти работу с нормальной зарплатой в Вологде непросто, — рассказывает работник завода Сергей (здесь и далее имена заводчан будут изменены по их просьбам).

Средняя зарплата на «Русском Севере» у оператора линии составляла около 45 тысяч рублей: небольшие, но вполне сносные деньги для областного центра. Грузчики и сортировщики получали меньше — 24‒25 тысяч. Сокращение зарплат на 1/3 коснулось всех.

— Многие все-таки думали, что это не может продлиться долго, — рассказывает другой заводчанин Вадим. — Потому что первый приказ об отправке в простой действовал до 30 сентября, и нам еще сказали, что нужно быть готовыми выйти раньше — даже что отдел кадров может прислать сообщение во «ВКонтакте», и это будет считаться официальным уведомлением об окончании простоя. В общем, мы думали, что пару недель или месяц, и всех позовут обратно. Но вышло совершенно не так.

Завод «Русский Север». Фото: laminarts.ru

Завод «Русский Север». Фото: laminarts.ru

Простой продлевался из раза в раз. Многие стали искать другую работу. К настоящему моменту осталась едва ли половина коллектива.

— Первыми ушли все, кто работал по договорам, заключенным не напрямую с заводом, а с подрядными организациями, — рассказывает Сергей. — Дело в том, что во время простоя мы все равно работаем — 2‒3 дня в месяц. Как нам говорят, «чтобы было чем оплачивать простой». Так вот, этих мужиков перестали по факту вызывать на смены. Зовут только тех, у кого контракт с заводом.

— В октябре я понял, что ситуация затягивается и надо что-то делать, чтобы добивать доход до прежнего уровня. На 45 тысяч жить можно, а на 30 с семьей — уже никак, — говорит Вадим. — Пошел в такси. Если вы слышали, будто таксисты зарабатывают 100 тысяч в месяц, — это неправда. У нас из одного конца Вологды в другой можно за 150 рублей доехать. Такие тарифы у «Яндекса». Плюс бензин за свой счет, плюс на ремонт машины что-то заложить — если тысяч 40 заработаешь на этом — идеально. Но для меня сейчас ситуация выгодная: тысяч 35 в такси, 30 на заводе в простое — а для многих мужиков не так. Я знаю тех, кто был оператором линии, а стал продавцом, например, или пошел рельсы на железной дороге чинить — у них там просто копейки выходят. Тысяч 20‒-25.

Винят заводчане в сложившейся ситуации именно Украину.

— С их стороны всегда отношение было скотское к нам, — заявляет Вадим, уточняя, что считает [украинцами] собственников и руководителей предприятия. — Отпроситься, когда надо, невозможно, премии редко, а переработки — легко. Да еще и с намеками, что лучше выйти, а то хуже будет. А когда выяснилось, что они еще и ВСУ спонсируют… — он ругается. — В общем, все парни, кто остался, сейчас очень рассчитывают, что [украинцев] выметут, потому что руководство-то завода все еще [украинское]. Нужны новые люди. Надеемся, что государство наведет порядок.

— Но замечу, что пока государство не вмешивалось, завод работал, — говорю я.

— Но ведь не ВСУ же спонсировать! — восклицает Вадим.

Примечательно, что в Украине Евгения Черняка, напротив, обвиняют в финансировании российской военной операции, также считая, что заводы в Вологде и в Мытищах принадлежат ему. СБУ считает, что за 2022 год предприятия, разливающие «Хортицу», «Первак» и «Морошку», перевели в бюджет РФ 157 миллионов долларов. Сам бизнесмен в ответ на обвинения заявил, что российские заводы ему не принадлежат.

Сергей говорит, что сейчас завод продолжает разливать «Хортицу», но брать бы лично он ее не стал, потому что «удешевили все, все сделано, чтобы себестоимость бренда была копеечной».

Руководство «Русского Севера» от комментариев отказалось, так что мы не можем подтвердить или опровергнуть частное мнение сотрудника завода. Если «Русский Север» пришлет в редакцию свой комментарий, мы его обязательно опубликуем.

Часть II. «Прокурор сказал: вы же понимаете, какое время?»

Неожиданный поворот приняла и ситуация с национализацией Челябинского электрометаллургического комбината (ЧЭМК), одного из крупнейших в России производителей ферросплавов — сырья для создания сверхпрочной военной брони. 12 июня Центральный районный суд Челябинска арестовал 72-летнего директора комбината Павла Ходоровского по обвинению в педофилии. Его заподозрили в склонении 13‒15-летних девушек к сексу за деньги. Одновременно была задержана и 25-летняя уроженка Ивановской области Дарья Филичкина, которая, согласно материалам дела, якобы помогала Ходоровскому подбирать девушек. Следствие сообщило о наличии видеозаписей, доказывающих преступление. Сам Ходоровский, по информации челябинских СМИ, спустя две недели после нахождения в СИЗО признал вину и будет ходатайствовать о переводе под домашний арест. Правда, официальных подтверждений этому нет.

Павел Ходоровский. Фото: Наталья Лапцевич

Павел Ходоровский. Фото: Наталья Лапцевич

Источник «Новой», знакомый с ходом национализации ЧЭМК, от подробных комментариев насчет дела Ходоровского воздержался, но заметил:

— Я знаю, что на Павла Яковлевича незадолго до задержания оказывалось давление со стороны силовиков, чтобы он не препятствовал национализации завода, не помогал собственнику, Юрию Антипову, оспаривать ее. Связано ли дело о педофилии с этим и какие в нем вообще доказательства — не знаю.

Национализация Челябинского электрометаллургического комбината произошла 26 февраля 2024 года. Поводом стало личное пожелание Владимира Путина, который в ходе визита в Челябинск 16 февраля будто бы между делом озаботился проблемами экологии и заключил, что комбинату среди жилой застройки не место.

«Я думаю, что все имущество должно поступить в собственность государства, а часть этих объектов, вредное производство, должна быть вынесена за черту города», — сказал президент. Уже через 10 дней пожелание было выполнено.

Читайте также

Спецоперация по деприватизации

Спецоперация по деприватизации

Новый передел собственности в России: от оборонных заводов до «Макфы». У кого забирают имущество, кому его отдают и каковы последствия для граждан

— Формальной причиной для национализации стало то, что комбинат в 90-х годах выбыл из собственности государства якобы незаконно, — говорит собеседник «Новой». — Но этому в суде не было представлено никаких доказательств. Не были вызваны в суд представители комитета по управлению госимуществом, которые согласовывали приватизацию завода. Когда представителями Антипова был задан вопрос, почему в суд не вызывают чиновников, которые могли бы пояснить, как происходила приватизация, и почему она на самом деле законна, прокурор на голубом глазу ответил: «Ну вы же понимаете, какое время сейчас в стране?» Ни одно ходатайство представителей Антипова удовлетворено не было. Более того, дело вообще не должно было рассматриваться из-за истечения сроков давности, но и это ходатайство было отклонено. Собственнику де-факто просто отказали в праве на судебную защиту.

На вопрос о том, с чем вообще может быть связан отъем имущества челябинского бизнесмена, собеседник «Новой» отвечает просто:

— У тех, кто дает деньги на танковые бригады, проблем не возникает. Но Антипов просто не тот человек — он привык вести бизнес, не вникая в политическую ситуацию. Сейчас, как видим, так делать опасно.

ЧЭМК. Фото: URA.RU / TASS

ЧЭМК. Фото: URA.RU / TASS

Теперь уже бывшие предприятия Юрия Антипова (в структуру ЧЭМК входит не только комбинат в Челябинске, но и заводы в Новокузнецке, а также в городе Серове Свердловской области) продолжают работать, но наш источник полагает, что в скором времени их могут постичь проблемы со сбытом.

— Дело в том, что если в число собственников серовского и новокузнецкого заводов планирует зайти «Ростех», то это может означать невозможность поставок на многие зарубежные рынки, ведь госкорпорация находится под санкциями. Внутренний рынок просто не сможет потребить то количество ферросплавов, которое производится, — говорит он.

Часть III. И рыбку съесть

Сегодня в числе национализированных — не менее 200 российских предприятий. Среди них не только заводы, но и, например, отель Four Seasons, расположенный у Красной площади в Москве, и торговый центр «Черемушки», принадлежавшие бывшему владельцу банка «Югра» Алексею Хотину, которого в марте этого года приговорили к 9 годам лишения свободы за хищение 23,6 млрд рублей из средств банка. Интересный факт: как минимум отель Four Seasons был изъят со ссылкой на закон «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности». При этом Хотин никаких государственных должностей не занимал.

Алексей Хотин. Фото: РБК / ТАСС

Алексей Хотин. Фото: РБК / ТАСС

Антикоррупционный эксперт Илья Шуманов* отмечает, что зачастую, особенно в случаях с национализацией якобы незаконно приватизированных предприятий, представители государства руководствуются вовсе не юридическими принципами.

— Это чисто политические решения, имеющие очень слабые юридические основания. Когда ты читаешь иск прокуратуры, и в нем написано, что владелец предприятия имеет гражданство США и что это недружественная страна, а потому надо изъять предприятие в собственность государства, хочется просто за голову схватиться: в 2010 году суд бы просто выбросил такой иск в мусорное ведро. А сейчас эти иски удовлетворяются, — говорит эксперт.

По данным Шуманова, сейчас среди предприятий, перешедших в собственность государства, заводов, которые хоть как-то способны работать на армию, куда меньше, чем абсолютно гражданских объектов. Для понимания, в списках — 16 предприятий ВПК и машиностроения и:

  • 29 предприятий рыбной промышленности;
  • 10 предприятий по производству продуктов питания;
  • 34 санатория;
  • 7 заводов по производству алкоголя.

А еще агропромышленные предприятия, автодилер «Рольф», энергетические, строительные компании, производство бумаги и множество объектов недвижимости, включая Николаевский дворец в Санкт-Петербурге, изъятый у Федерации независимых профсоюзов России. Генпрокурор РФ Игорь Краснов 7 июня заявил, что государство продолжит изымать частные компании «из-за беззакония». Конечно же, исключительно на законных основаниях.

* Минюст внес Илью Шуманова в реестр «иноагентов».

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow