СюжетыОбщество

После сборки обработать напильником

Последствия американских санкций для IT в России

После сборки обработать напильником

Фото: Ростислав Нетисов / Коммерсантъ

Министерство финансов США анонсировало очередные санкции в отношении как частных лиц, так и компаний. В очередной раз пригрозило ужесточить вторичные санкции для тех, кто пытается помочь с импортом. И отдельным абзацем — новинка:

запрет для американских IT-компаний оказывать в России услуги, поставлять программное обеспечение или оборудование. 

Основная часть этих санкций вступит в силу в сентябре, и несмотря на то, что Минфин США в том же тексте утверждает, что это не коснется граждан и нацелено только на промышленный сектор, уже появились заявление в духе: «Россиянам осенью отключат iPhone».

Это конечно не правда. Но если взглянуть на период в несколько лет — последствия будут заметнее, пусть и условный iPhone работать не перестанет.

Заглянем внутрь бездны под общем названием IT. Грубыми мазками можно разделить все на три части.

  • Железо — оборудование, необходимое для создания и развития инфраструктуры.
  • Программное обеспечение, которое, как и оборудование, — не статично, требует постоянного обновления.
  • А также — многочисленные сервисы и услуги, построенные с помощью первых двух элементов.

Несмотря на усилия по так называемому импортозамещению, все перечисленное так или иначе на треть импортное. Как бы ни пытались производить собственное, какую отрасль ни возьмешь — даже самые комплиментарные оценки аналитиков не помогут.

Допустим, половина будет наша. Все равно остается другая часть, которую никак невозможно производить в России. Ну не растут здесь бананы. Извините.

Справедливости ради, в короткой перспективе миллиарды, потраченные, распиленные и частично украденные, которые были выделены на развитие отечественного IT-сектора, помимо обогащения конкретных граждан принесли какой-то результат — на рынке есть много промышленных решений, особенно в области программного обеспечения. 1C вполне себе русский SAP, со всеми поправками, естественно. Но, увы, для этого многогранного мира одной системы управления предприятием недостаточно.

Есть проектирование, дизайн; внутри программирования — куча решений, так или иначе завязанных на мировой рынок. И тут

пытаться сделать свое бесполезно. Условный русский AutoCAD не изобрести. Ни за два года. Ни за двадцать. Придется выживать с чем есть — ворованными обновлениями, обходами лицензионных ограничений. 

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Что касается осенних санкций, то бояться часа X не стоит. Лягушку варят медленно. А тут еще стык законодательства и бизнеса. Но в любом случае иметь взаимоотношения с российским рынком становится все дороже, просто за счет давления процедуры комплаенса юристам, которые будут объяснять, как оно работает, и тем, кто будет непосредственно имплементировать эти решения, тоже хочется есть. И как результат — в воздухе возникает вопрос: стоит ли овчинка выделки? Ответ очевиден: не стоит. Последствия — от вторичных санкций до репутационных рисков. Да и российский рынок не большой.

Кто-то уже ушел, кто-то — в процессе, кто-то исчезает молча: ходит слух, что именно так пропал крупнейший поставщик систем видеонаблюдения из Китая. Кого-то могут и выгнать — если еще конечно осталось кого.

В первую очередь главная нагрузка ляжет на тех, кто непосредственно создает и поддерживает IT-инфраструктуру. Как заставить это работать, тем более в новых условиях, — не проблема начальства. У него другие проблемы — количество задач не соответствует количеству имеющихся кадров. Отток продвинутого населения через Верхний Ларс не прошел даром.

Онлайн-образование вопрос не решает, а если случается чудо — и у человека получается выучить тот самый Python, далеко не факт, что своим талантом он будет пользоваться на благо Родины. А тут еще жесткий диск из строя вышел, и новый ждать месяц. И доступ к популярным в мире инструментам закрыт. И нагрузка увеличилась. И в итоге с помощью синей изоленты будет чиниться очередная дыра. Кое-как работает — и то хорошо. Говорить о каком-то развитии в такой ситуации странно.

В короткой перспективе для конкретных лиц все эти события — отличный аргумент для обращения за большими бюджетами и инвестициями. Даже с конкретным выхлопом — какие-то люди все-таки остались, и хоть что-то, но сделать можно, тем более на закрытом контролируемом рынке без какой-либо конкуренции. Но качество этого продукта заранее вызывает сомнения. Как голосовой помощник «Алиса» никогда не сможет быть конкурентоспособным, так как ее виртуальная шея зажата руками чиновников, так и в других отраслях: в изолированном пространстве, с учетом дефицита кадров, с учетом отсутствия мирового инструментария и быстрого доступа к цивилизации, — невозможно построить не только что-то человеческое, но и цифровое.

Пленарная сессия «Как изменился Рунет за 30 лет» на выставке-форуме «Россия» на ВДНХ. Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Пленарная сессия «Как изменился Рунет за 30 лет» на выставке-форуме «Россия» на ВДНХ. Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

А что с пользователями? Как утверждает все то же министерство финансов США, все это не нацелено на ограничение свободы коммуникаций. И что, вот прям не коснется? Коснется. Но опять же — не в один день. Так называемый

Рунет — то, к чему имеет доступ среднестатистический житель России, будет разваливаться по кускам, и доля правды в шутке про интернет из трех сайтов — «Госуслуги», «ВК» и «Одноклассники» — существенно увеличится.

Крупняк будет выживать чуть лучше и разваливаться чуть медленнее. Остальные — быстрее. Где-то это будет износ оборудования и невозможность его восстановления в прежнем объеме. Кто-то был завязан на какие-то облака. Но генерально, вместе с людьми, будет заканчиваться и фантазия — перестанет функционировать в условиях ограничения доступа к современным знаниям.

Сегодня все вроде как функционирует. Завтра в принципе тоже будет работать. Пусть и падать чуть чаще. Ну и потом станет еще немного хуже. И, может, вы даже не поймете, что и смартфон у вас в руках старенький, и сайт на нем кривенький, и интернет в целом хреновенький.

Так что если исходить из того, что все будет развиваться примерно такими же темпами, то, конечно, мгновенного отключения не будет. Но рост количества аварий, утечек данных, взломов, ухудшение качества сервисов и услуг на рынке с очень ограниченным предложением Россию, безусловно, ждет.

Мечты о «суверенном интернете» сбылись. И вам все это вряд ли понравится. Впрочем, в режиме выживания это может не так уж и важно.

Читайте также

Виртуальное наследие

Виртуальное наследие

Как исчезает цифровой контент

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow