СюжетыПолитика

Протокол Вакуум

Арест адвокатов Навального продлевается тихо. То, что организатор «экстремистского сообщества» умер и не даст показаний, — судью не смущает

Протокол Вакуум

Вадим Кобзев и Алексей Липцер в суде. Фото: соцсети

Басманный суд Москвы 7 марта, перед праздниками, тихо и без шума продлил на очередные три месяца арест адвокатам покойного Алексея Навального — Вадиму Кобзеву, Алексею Липцеру и Игорю Сергунину. Политика уже нет в живых, а возбужденное уголовное дело об участии в «экстремистском сообществе» (часть 2 статьи 282.1 УК) против его адвокатов прекращать никто не спешит. Руководил сообществом из тюрьмы посредством адвокатов, по утверждению следствия, естественно Навальный, за что его в августе 2023 года осудили по совокупности к 19 годам в колонии особого режима.

По версии следствия, защитники Навального, «используя свой статус», регулярно передавали письма оппозиционера из колонии его соратникам. Таким образом Навальный «продолжил осуществлять функции лидера и руководителя экстремистского сообщества».

О защитниках политика, арестованных, по сути, в качестве заложников (как Лилия Чанышева и Ксения Фадеева), в публичном пространстве сегодня, увы, мало кто вспоминает.

Ну сидят и сидят.

Заседания по продлению им стражи до недавнего времени проходили в закрытом режиме — следствие боится разглашения неких важных данных. С адвокатов обвиняемых ввиду все той же угрозы взята подписка о неразглашении. Самих экс-защитников Навального держат в так называемом кремлевском централе — следственном изоляторе 99/1 (СИЗО-1 ФСИН России), которое отличается из всех тюрем в стране наибольшей закрытостью и изолированностью (в этом СИЗО сидят всего около ста человек).

В этот раз, правда, в открытом режиме, продлевала арест адвокатам судья Басманного суда Наталья Дударь, в отдельном представлении не нуждающаяся (отправляет граждан под стражу уже более 20 лет, через нее в Басманном суде прошли уже буквально несколько поколений «политических»). Вот и Липцера, Кобзева и Сергунина Дударь отправила под стражу, как того просило следствие. Наличие малолетних детей у всех обвиняемых (Сергунин к тому же вдовец и воспитывал ребенка один, а Кобзев многодетный отец) ее, разумеется, не растрогало. Как и ухудшающееся состояние здоровья Алексея Липцера.

Изображение

В день продления ареста его дочери Стеше исполнилось три года, о чем сообщила в инстаграме (запрещенная в РФ соцсеть) жена Липцера Мила, выложив фотографию мужа в стеклянной клетке и написав: «В день рождения нашей дочки я ездила на суд к мужу. Продлили до июня. Посмотрите, какой он худой…»

В СИЗО адвокаты Навального уже пять месяцев. В ноябре Кобзева, Липцера и Сергунина до приговора суда внесли в «перечень экстремистов и террористов» Росфинмониторинга, заблокировав им все карты и счета.

Как должны жить их семьи, оставшиеся без кормильцев, суды и следствие, разумеется, не интересует.

Добавим, что помимо Липцера, Кобзева и Сергунина уголовное дело об участии в экстремистском сообществе также возбуждено против еще двоих адвокатов Навального — Ольги Михайловой и Александра Федулова. Они объявлены в розыск и заочно арестованы все тем же Басманным судом.

Никто из адвокатов экс-политика не признает свою вину.

Игорь Сергунин в суде. Фото: SOTA

Игорь Сергунин в суде. Фото: SOTA

Дело против адвокатов Навального, как складывается стойкое ощущение, на деле было инициировано с целью изоляции тогда еще живого политика и создания вокруг него полного информационного вакуума.

Навальный до последнего оспаривал постановление начальника Владимирской колонии Дмитрия Ножкина о контроле писем, почтовых карточек, телеграфных и иных сообщений между ним и его адвокатами в суде.

После «нейтрализации» защитников путем их посадок Навального стал защищать адвокат Леонид Соловьев. Правда, удавалось это ему порой с большими трудностями. Сотрудники владимирской исправительной колонии № 6 могли держать его у дверей ИК на протяжении семи часов и в итоге не пропустить под формальным предлогом. А в конце декабря 2023 года, как известно, Навального и вовсе этапировали в заполярный круг, в колонию особого режима в Харпе. Место, куда адвокатам стало ездить труднее и где политик в итоге скончался через полтора месяца при юридически до сих пор так и не выясненных обстоятельствах — ни уголовного дела не заведено, ни видеорегистраторов общественности так и не представлено.

Скорее всего, уголовное дело против адвокатов Навального доведут до суда.

Тот факт, что «организатор экстремистского сообщества» умер и не сможет дать показания, следствие не смущает.

Сам суд по существу, по данным «Новой», будет проходить во Владимирской области — по месту «совершения преступления».

Читайте также

«После арестов коллег возвращаться бессмысленно»

СК заочно обвинил еще одного адвоката Навального, Ольгу Михайлову, в участии в экстремистском сообществе

Этот материал входит в подписку

Судовой журнал

Громкие процессы и хроника текущих репрессий

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow