КомментарийКультура

О маневренности литературы

В Гостином Дворе до 3 декабря проходит зимний Non/fiction. Что здесь есть. И кого здесь нет

О маневренности литературы

Фото: Евгений Разумный / Коммерсантъ

Когда жизнь вокруг стабильно меняется к худшему, приятно осознавать, что неизменным осталось что-то хорошее — например, что зимний Non/fiction по-прежнему остается главным книжным событием страны. Дальше должны идти многочисленные оговорки.

Надо оговориться, что, естественно, черные дыры на месте множества фамилий и заголовков уже привычно заменяются «Поэzзией русского лета», творческими встречами Ревякиной, презентациями трехтомников про Донбасс во главе с Сергеем Лукьяненко и Александром Пелевиным.

Конечно, проходит ярмарка — по странной зарождающейся традиции — на фоне очередного всплеска борьбы с квир-литературой.

Разумеется, разгул свободной ярмарочной торговли, видимо, не дает «верхам» спать спокойно, и ровно в день открытия non/fictio№25 Елена Ямпольская выступает за обязательное законодательное регулирование книгоиздания и книгораспространения в России.

Все это — да, конечно и разумеется. И тем не менее зимний Non/fiction продолжает оставаться главным книжным событием страны. Не только потому, что готовиться к нему все начинают за несколько недель, собирая тоже уже ставший традиционным пакет с пакетами. Не только потому, что под стеклянными сводами теплицеобразного Гостиного Двора, как всегда, многолюдно даже утром в будни, не говоря про выходные. Это главное событие еще и потому, что и списки новинок, и программа, несмотря ни на что, продолжают быть по-настоящему качественными — при условии, что посетитель умеет лавировать.

Этот навык вообще является главным для каждого прибывшего:

ловко уворачиваясь от Шахназаровых, Ревякиных и Лукьяненко, можно свободно перемещаться от рассказа о допечатанном в НЛО шеститомном собрании сочинений Гаспарова к дискуссии о переводах и переводчиках от «Дома историй».

Фото: Евгений Разумный / Коммерсантъ

Фото: Евгений Разумный / Коммерсантъ

От разговоров о русском варианте creative writing studies можно переходить к разговору о 50-летии «Аквариума» и 70-летии БГ*. Спор про связь видеоигр и литературы на площадке Агентства креативных индустрий, у которого в этот раз вообще обширная программа на ярмарке, может плавно перетечь в public-talk про ответственность за историческое прошлое с участием Николая Эппле.

Короче говоря, при достаточно развитой за время боевых действий маневренности можно спокойно наслаждаться интеллектуальными дискуссиями о прошлом и горячими спорами о будущем литературы, проходящими на уровне лучших ярмарочных лет. Из этих четырехдневных споров — из обсуждений новых форм прозы, из планирования экранизаций, из дискуссий о формате графических романов и переносе классики в другие медиа —

можно даже сделать вывод, что литература, пожалуй, одна из тех немногих сфер российской жизни, чьему будущему можно всерьез позавидовать.

И все же пытаться не замечать отсутствия по-настоящему важных книг и имен невозможно — и с каждой новой ярмаркой становится все труднее. Поэтому вместо того чтобы закончить очередным «пакетом с пакетами», пройдясь по списку нонфиковских новинок, который до меня прошерстили множество раз, сделаем иначе: вспомним книги, которые в России напечатаны быть не могут. Попробуем хотя бы так — виртуально — поставить на ярмарочные стенды те имена и издательства, отсутствие которых так стараются залатать дублирующими друг друга презентациями Z-поэзии. И будем верить, что эти имена и книги мы увидим вживую на non/fictio№26.

Издательство Freedom Letters

  • Генри Лайон Олди. «Вторжение»

Хроника текущих событий, дневник эпохи и бесценный исторический документ. «Эти заметки писались в обстреливаемых городах, подвалах и бомбоубежищах, эвакуационных поездах и автобусах, на съемных квартирах в коротких паузах «волонтерской лихорадки», между звонками друзьям и близким». Книга о том, как смерть друзей становится рутиной, как из текста уходит художественность — и остается только сухой и честный репортаж о попытках остаться людьми в нечеловеческих условиях существования.

  • Дмитрий Быков*. V/Z

Биография того, чьи инициалы стали символами так называемой СВО. Странным образом это биография не только его — судьба одного президента оказывается частью глобального мирового сюжета, за каждым реальным жизненным фактом просвечивает метафизика. V/Z — это книга, в которой жизнь, преломленная опытным писательским взглядом, усложняется до библейской притчи. Книга, которая многое объясняет.

  • Сергей Давыдов. «Спрингфилд»

«Спрингфилд» — это тот young adult, который не увидишь на заваленных подростковой литературой полках российских ярмарок. Это литература о настоящей молодежи — такой, какой правительство РФ ее видеть не хочет. Это книга, с которой вообще началось издательство Freedom Letters. В аннотации к ней Георгий Урушадзе пишет: «…это роман поколения. Поколения тридцатилетних, раздавленного российской действительностью, уничтожающего все живое и непохожее на мейнстрим. Прочитать необходимо. Весь первый военный год я думал о создании свободного издательства. Прочитав «Спрингфилд», понял, что таким романам и таким авторам это издательство нужно. Если не Freedom Letters, то кто? С Сергеем был подписан договор номер 1».

Издательство Rodina Press

  • В первом выпуске самиздата под одной обложкой собраны тексты на все запрещенные в России темы или, иначе говоря, о свободе во всех ее видах: «Мы хотим использовать свободу слова как инструмент поддержки благотворительных инициатив. Через актуальную художественную литературу мы осмысляем контекст *** и российской цензуры, исследуем этические вопросы сложившейся реальности. Мы верим, что нам поможет деятельное знание. Название Rodina — мечта о родине без насилия».

    Авторы: Леонид Каганов, Кристиан Горский, Синяя Крыса, Антон Ботев, Регина, Марина Васильева, Денис Есаков, Наташа Подлыжняк, Григорий Комлев, Инга Шепелёва, Оля Никифорова, Ара Чалым.

Читайте также

Книжный шкап как шум времени

Исповедальный травелог благородного читателя. О новой книге Андрея Колесникова*

* Внесены Минюстом РФ в реестр «иноагентов».

Этот материал входит в подписку

Культурные гиды

Что читать, что смотреть в кино и на сцене, что слушать

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow