Мятежная стабильностьПолитика

Для танго нужны двое

Почему Аргентина идеальное место для политиков вроде Хавьера Милея

Для танго нужны двое

Хавьер Милей. Фото: AP / TASS

Драма модернизации

Аргентина — страна, получившая свое название благодаря слухам о богатых залежах серебра во времена плавания мореплавателя Себастьяна Кабота. Однако сейчас, если спросить, какое название дать этой стране, то, безусловно, оно будет иметь отношение к длительной истории политической борьбы, терактов, убийств и восстаний.

В общем, Аргентина — это Европа «эпохи Революций», говоря словами британского историка Эрика Хобсбаума. Кровь, бомбы, анархисты, католики и фашисты.

Недавно избранный президент — с прической Росомахи, сыгранного актером Хью Джекманом — воплощает в себе буквально архетипические черты аргентинского общества — радикализм и общественную поляризацию.

Страна получила независимость от Испании в 1816 году, но полноценно развернулась на исторической арене только в начале XX века. Тогда взошли семена индустриализации, подстегнувшей температуру политической жизни до небывалых высот. Аргентина жила в состоянии перманентного конфликта между радикальными левыми, анархистами, военными, рабочими и крупными собственниками. Великий политический социолог Сеймур Мартин Липсет считал, что процесс индустриализации буквально взрывает общество и расшатывает хлипкую конструкцию домодернового социума: крестьяне оказываются в водовороте рыночных отношений, растет неравенство и урбанизация. Это и происходило с Аргентиной.

Это буквально, как говорят англичане, было recipe for disaster. И кульминация этой драмы настала в 1930 году, когда в стране началась чехарда военных переворотов. С этого момента Аргентина вступила в стадию перманентного политического шторма.

Муссолини на минималках

Военные активно участвовали в аргентинской политике, поэтому установление военной хунты надо связывать не столько с «армией как институтом», а скорее с конкретными режимами, во главе которых стояли армейские офицеры. Полковник Хуан Доминго Перон стал не просто президентом, а основателем массового социально-политического движения под названием «перонизм». Перон был новатором в политике, который поднял популизм на совершенно новый уровень: он, опираясь на люмпен-пролетариат, построил целую сеть огосударствленных организаций и институтов, которые подчинялись ему и его функционерам. Что-то вроде государства в государстве. Его политическое кредо звучало так: «Кто не с нами, тот против нас». Те, кому не нравилось, что делал Перон — включая лояльные ему изначально армию и католическую церковь, — попали под ожесточенный прессинг и чистки.

Хуан Доминго Перон. Фото: википедия

Хуан Доминго Перон. Фото: википедия

Перон был военным, но он решил выйти за пределы своего круга и стать полноценным диктатором. Вдохновение он черпал в Муссолини и Франко:

в Италии и Испании он успел побывать незадолго до начала Второй мировой войны и впитать в себя идеи корпоративного государства во главе с дуче/каудильо — вождем, опирающимся непосредственно на народную массу и противопоставляющим себя элите. Свою популярность черпал главным образом в рабочем классе, который должен был играть ведущую роль в модели корпоративного государства.

Стремление построить государство «под себя» — то есть типичный персоналистский режим — погубило Перона. Он дистанцировался от армии и решил ограничить ее власть весьма опасным путем: вооружить членов профсоюзов и превратить их в силовую опору режима. Более того, он заставил будущих офицеров сдавать экзамен по очень экзотичному предмету — основам доктрины перонизма. Такого армия стерпеть не смогла. 23 сентября 1955 года военные отстранили диктатора от власти.

Тем не менее Перон хоть и лишился президентского кресла, но пользовался громадной популярностью среди рабочего класса. Военные делали все, чтобы он не вернулся к власти, но в 1973 году ему это все-таки удалось сделать, хоть и совсем ненадолго. В 1974 году Хуан Доминго Перон скончался от ишемической болезни сердца.

Но армия никуда не делась, как и военные перевороты. В 1976 году в стране к власти пришла военная хунта, отметившись самыми жестокими репрессиями в истории Аргентины и безрассудной войной против Британии, которая и привела к ее бесславному падению.

От национальной организации к национальному краху

24 марта 1976 года был совершен государственный переворот под руководством группы офицеров во главе с генералом Хорхе Рафаэлем Виделой. Они отстранили от власти президента Исабель Перон (вдова Хуана Доминго Перона, которая заняла кресло президента после смерти мужа, будучи вице-президентом). Два года власти Исабель Перон отметились тяжелым финансовым и экономическим кризисом. Перонисты растеряли свою социальную базу поддержки в виде рабочих из-за роста инфляции и обнищания населения, что послужило причиной захвата власти военными.

Хорхе Видела. Фото: mavink.com

Хорхе Видела. Фото: mavink.com

Хорхе Видела положил начало печально известному Процессу национальной организации (Proceso de Reorganización Nacional).

Основной целью этого комплекса мер было «наведение порядка и контроля» — борьба против внутренних врагов, которые якобы были причиной всех социально-экономических проблем.

Хунта организовала так называемые «эскадроны смерти». Они занимались политическими чистками, убийствами, похищениями и пытками нелояльного населения. Жертвами репрессий стали около 20 000 аргентинцев.

Хунте удалось подавить любые ростки сопротивления своей власти, но какой ценой! Как говорится, военные выиграли сражение, но проиграли войну. Все только и ждали, когда наступит момент, чтобы нанести удар по репрессивному режиму. И, как это часто бывает, хунта сама подарила такую возможность. Военные, видя резкое падение своей популярности, решили сыграть на эмоциях населения и заработать себе статус «Великой державы» — и начали в 1982 году «маленькую победоносную войну» против Великобритании за возвращение себе Фолклендских островов, которые, по их мнению, являлись «исконно аргентинской территорией».

Унизительное поражение вынудило диктаторов уступить власть и передать ее демократическому правительству в 1983 году.

Читайте также

Да здравствует свобода, черт побери!

Почему Аргентина проголосовала за первого президента-либертарианца с бензопилой

Финальный аккорд

Почему персоналистский режим Перона и военная диктатура Виделы потерпели поражение? Тут есть несколько причин. Первая — жесточайшая поляризация общества, где оппонент и просто несогласный с тобой человек воспринимался как источник зла, порождение дьявола (см. сноску 1). Такое общество будет все больше и больше становиться на антидемократические позиции, чтобы защитить себя от врагов. Военные, заполучив неограниченную власть и поместив большую половину страны на другую сторону идеологических баррикад, развязали войну против своего населения. Что сначала, при Пероне, напоминало альянс диктатора с простым народом, после 1976 года перешло в настоящую войну, когда власть развязала террор против остального общества. Власть не может вечно держаться на штыках, она держится в первую очередь на легитимности.

Сторонники кандидата Хавьера Милея на заключительном предвыборном митинге. Фото: AP / TASS

Сторонники кандидата Хавьера Милея на заключительном предвыборном митинге. Фото: AP / TASS

Избрание президентом радикального Хавьера Милея говорит о том, что аргентинское общество продолжает страдать от тех же проблем, которые привели к власти популистов и диктаторов в XX веке. Беспросветный экономический кризис и дисфункциональность правительства породили питательную среду для появления запросов на авторитаризм и популизм. Пока страна не сможет обеспечить себе стабильное экономическое развитие, демократия всегда будет висеть на волоске.

Особенно пугает то, что соратники Милея, такие как Виктория Вильярруэль, являются прямыми наследниками и потомками тех, кто жестко убивал и пытал аргентинцев во времена правления военной диктатуры.

Каждый год 24 марта аргентинцы выходят на улицы и чтят память погибших во времена военной хунты. Хочется, чтобы эта память и главный лозунг «Nunca más» (никогда больше) оставался посвящен жертвам давно минувших репрессий, а не новых.

Этот материал входит в подписки

Настоящее прошлое

История, которую скрывают. Тайна архивов

Другой мир: что там

Собкоры «Новой» и эксперты — о жизни «за бугром»

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow