мятежная стабильность Политика

Солдат потерянной империи

Жизнь и смерть первого каудильо Испании Мигеля Примо де Ривера, столкнувшего страну в фашизм

Солдат потерянной империи

Мигель Примо де Ривера. Фото: Википедия

Летом 1929 года один из самых видных лидеров молодежного отделения испанской политической партии Unión Patriótica («Патриотический союз») опубликовал книгу под названием «Диктатура и диктатор». Работа представляла собой идиллический и очевидно пропагандистский портрет генерала Мигеля Примо де Ривера. Автор охарактеризовал диктатора как доблестного человека, благородного защитника слабых, неустанно трудящегося на благо нации, а его диктатуре предсказывал долгое и светлое будущее. Судьба, не лишенная чувства юмора, впрочем, распорядилась иначе. Уже всего через семь месяцев после публикации режим Мигеля Примо де Риверы пал.

Потерянная империя

Испания начала XX века, оставаясь монархией, формально демонстрировала демократический потенциал, о чем свидетельствовала ее конституция 1876 года с двухпалатным парламентом и всеобщим избирательным правом для мужчин (с 1890 года). Однако в 1923 году социальные и политические проблемы привели парламентскую систему к краху. Одной из причин этого были внешнеполитические фиаско.

Начавшаяся в 1895 году Кубинская война за независимость, в которой против Испании выступили также и США, была проиграна испанской стороной. В 1921 году Испании пришлось столкнуться с еще большим потрясением — на этот раз в Марокко, где верх над превосходящими в несколько раз по численности испанскими войсками одержали силы только что образованной берберийской Рифской республики.

Военные неудачи привели к ощущению потери «имперского статуса» и подтолкнули испанцев к поиску «твердой руки».

Мигель Примо де Ривера родился 8 января 1870 года в городе Херес-де-ла-Фронтера и происходил из семьи землевладельцев, члены которой преуспевали и на военной службе. С раннего возраста Мигель обучался в престижных учебных заведениях и, несмотря на свои скромные успехи, в 1884 году поступил в Военную академию Толедо, чему способствовал его дядя Фернандо, видный военный деятель, генерал-лейтенант и первый маркиз Эстеллы, получивший этот титул не по наследству, а за заслуги перед испанской короной.

Военная карьера самого Мигеля быстро развивалась благодаря поддержке со стороны членов его семьи и их друзей. В 1891 году он получил лейтенантское звание и стал помощником мадридского генерал-капитана Арсенио Мартинеса Кампоса. После этого Примо де Ривера отправился в «колониальное путешествие» в Африку, где в 1893 году получил высокую боевую награду — Крест военных заслуг Сан-Фернандо первого класса.

В юности Примо де Ривера можно было охарактеризовать тремя качествами:

  • недовольство текущим положением вещей в стране,
  • стремление участвовать в политике,
  • живой интерес к средствам массовой информации.

В 1895 году, когда ему было всего 25 лет, он стал лидером «движения лейтенантов», недовольных испанским истеблишментом. В ходе одной из своих акций члены движения напали на офисы газет, критиковавших действия офицеров испанской армии во время Кубинской войны за независимость.

Литография героических поступков Примо де Риверы. 1893 год. Источник: Википедия

Литография героических поступков Примо де Риверы. 1893 год. Источник: Википедия

Это событие стало поворотным моментом в его карьере, поскольку генерал Мартинес Кампос был крайне впечатлен дерзким и решительным подходом Примо де Риверы. В награду Кампос, в то время служивший на Кубе, вновь назначил его своим помощником. В этой должности Мигель примет участие в Кубинской кампании и военных действиях на Филиппинах, где он станет свидетелем суровой реальности колониальной войны. «Катастрофа 1898 года» (потеря практически всех колоний в результате поражения в Испано-американской войне) способствовала карьере Мигеля как политического комментатора, положив начало его серии статей в El Liberal.

Из военных в политики

Примо де Ривера был явным сторонником идеи «военного национализма». В начале XX века эта идеология возникла в среде офицерского корпуса Испании как ответ на поражение 1898 года, приведшее к ущемлению имперской гордости. Основа этой концепции — национальная модернизация посредством военного развития, расширения образования и более широкого участия государства в различных сферах жизни общества.

Однако Примо де Ривера пошел дальше, заявив, что армия должна активно насаждать испанские националистические идеалы не только «в казармах», но и в обществе в целом.

Еще в 1916 году он выдвинул предложение, согласно которому армия должна была заниматься пропагандой националистических идей в школах и среди рабочих.

Военная карьера Примо де Риверы пошла в гору на рубеже 1910-х годов, когда он отличился в колониальных войнах в Марокко, был отмечен Большим крестом военных заслуг и получил звание дивизионного генерала. В 1920 году он стал генерал-капитаном Валенсии, где в то время вспыхнули серьезные волнения среди рабочих. Именно тогда Мигель понял, что вакуум власти (отсутствие или слабость гражданского губернатора) открывает ему окно возможностей для решительных политических действий. Также во время своей службы в Валенсии Примо распространил там практику, которая к тому моменту уже применялась его сослуживцами в Барселоне, а именно — выборочные убийства лидеров протестов и забастовок.

Примо де Ривера, не колеблясь, применил печально известный закон, позволяющий при попытке задержанных к бегству стрелять на поражение. Подход Мигеля был прост — проведение рейда, задержание лидеров, инсценировка побега и убийство.

Хозяин Барселоны

Назначение Примо де Риверы генерал-капитаном Каталонии в марте 1922 года стало предтечей будущего переворота. Вскоре после этого он проинспектировал Somatén, гражданскую гвардию, поддерживаемую регионалистами, националистами и финансовой элитой. В дальнейшем Примо выступил против коммунистов и анархистов, поддержав класс богатых «работодателей». Он защищал Sindicatos Libres (боевая организация работодателей), укреплял парамилитарные группировки и преследовал лидеров профсоюзов.

В октябре 1922 года политические позиции Примо де Риверы пошатнулись — он лишился двух влиятельных союзников: его товарищ Арлеги был уволен с поста начальника полиции Барселоны, а гражданский губернатор Барселоны Мартинес, которому Примо де Ривера был обязан многими карьерными успехами, лишился своего поста.

Однако в этой ситуации для каталонских работодателей и элит Примо де Ривера стал единственным надежным союзником, способным защитить их от анархистов и красной угрозы. Это превратило Мигеля в единственный «оплот контрреволюции» в Каталонии.

Весной 1923 года в Барселоне вновь начались беспорядки, когда водители трамваев, связанных с анархистской организацией CNT, были уволены, что спровоцировало забастовку в транспортном секторе. К маю стачка распространилась и на другие сферы общественной жизни — Барселона оказалась парализована из-за закрытия предприятий, гор неубранного мусора и периодических эскалаций насилия. Анархисты преследовали работодателей и штрейкбрехеров, были убиты даже несколько членов проэлитной организации Somatén. Примо де Ривера в это время умело позиционировал себя как «наместника» Каталонии, организуя военные парады и действуя в соответствии с интересами работодателей.

Читайте также

Заслуженный мятежник республики

«Пес войны» солдат удачи Боб Денар совершил множество госпереворотов, дважды был диктатором и умер от старости

Назначение нового гражданского губернатора не снизило уровень напряженности. Когда стало понятно, что новое назначение не только не способствует охлаждению ситуации, но и провоцирует дальнейшую эскалацию, Примо де Ривера и новый губернатор были вызваны в Мадрид. Отдавая себе отчет в поддержке Примо де Риверы со стороны каталонских консервативных элит, испанское правительство предпочло отправить в отставку гражданского губернатора, чем окончательно закрепило доминирование военных в Барселоне.

Находясь в Мадриде, Примо де Ривера не упустил возможности упрочнить свои позиции — он встретился с влиятельными генералами, замышлявшими организовать переворот.

По возвращении в Барселону Примо ввел армию на улицы города, обеспечил функционирование общественного транспорта и провел рейд на штаб-квартиру анархистов CNT.

Забастовка, в результате которой 22 человека погибли и 32 получили ранения, завершилась 12 июля, ознаменовав триумф решительного похода Примо де Риверы.

После такого успеха в сентябре 1923 года Мигель Примо де Ривера еще раз встретился с влиятельными генералами в Мадриде и убедил их, что его кандидатура является идеальной для начала переворота. По возвращении в Барселону он сообщил о своем намерении поднять восстание офицерам-лоялистам из местного гарнизона и получил их одобрение. Встречи состоялись также с представителями каталонских элит, регионалистами, лидерами местных органов власти и руководителем Каталонии, у которых Примо также заручился широкой поддержкой.


В ночь с 12 на 13 сентября Примо де Ривера объявил в Каталонии военное положение, мобилизовал вооруженные группы для патрулирования улиц Барселоны, проинформировал короля о произошедшем, обратился за поддержкой к другим генерал-капитанам и опубликовал свой «Манифест к стране и армии».

Так в испанской истории начался период диктатуры Мигеля Примо де Ривера.

Объявление о новом правительстве в Мадриде. Фото: Википедия

Объявление о новом правительстве в Мадриде. Фото: Википедия

Правитель Испании

Испанский король Альфонсо XIII поддержал переворот, и Примо де Ривера стал председателем правительства. При этом диктатура должна была стать переходной и продлиться всего 90 дней. Однако, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное.

Примо быстро захватил контроль над государством, учредив Военную директорию, объявив общенациональное военное положение и заменив гражданских губернаторов лояльными высокопоставленными военными. После милитаризации структуры госуправления последовала волна радикальных мер. В течение четырех дней с момента воцарения Примо де Ривера сформировал Somatén Nacional, общеиспанский аналог каталонской вооруженной организации. Таким образом, было подготовлено ополчение на случай общественных волнений. Кроме того, 18 сентября был принят указ против сепаратизма, упрощающий преследование регионалистов. В том числе и регионалистов из Каталонии, которые менее недели назад помогли Примо прийти к власти.

Ривера приостановил действие конституции 1876 года и ввел систему предварительной цензуры для всех публикаций. В 1923 году было создано Централизованное управление информации и цензуры. Оно находилось под исключительным контролем Примо де Риверы и обладало широкими полномочиями для цензурирования прессы, включая внесения исправлений в публикации и закрытие неугодных газет. Цензуре подвергались и публичные выступления, включая выступления короля Альфонсо XIII.

Военным, назначенным на губернаторские должности, было приказано активно использовать свои «чрезвычайные полномочия» для наказания инакомыслящих, ставящих под сомнение авторитет директории как в публичном, так и в частном поле.

Король Испании Альфонсо XIII и Примо де Ривера. Фото: Википедия

Король Испании Альфонсо XIII и Примо де Ривера. Фото: Википедия

Примо де Ривера восхищался действиями Бенито Муссолини и укреплял прочные связи с Италией. Да и сама практика правления де Риверы была похожа на то, что делал Муссолини. Испанская элита, опасавшаяся беспорядков, сделала ставку на Примо де Риверу, как менее чем за год до этого итальянские промышленники и землевладельцы увидели свое спасение в Муссолини. Однако в некотором смысле Примо де Ривера все же был пионером — в Италии цензура была введена лишь в 1926 году, через три года после введения таковой в Испании.


В укреплении своего режима Примо де Ривера придавал большое значение пропаганде, осознавая необходимость постоянного общения с обществом для обеспечения массовой поддержки без парламентской легитимности. 

Были испробованы множественные форматы такого «общения» и конструирования харизматической легитимности: пресс-конференции, выступления на митингах, статьи в прессе и, конечно, «официальные заметки», печать которых была обязательной для всех испанских газет и которые представляли собой монолог диктатора, обращенный к народу.

Конечно же, во время диктатуры развивался и культ личности вождя. Его сторонники превозносили его с помощью метафор, отсылающих к комплементарным историческим параллелям. Его изображали как исключительно одаренного лидера, неутомимого Pater Patriae, работающего на благо своего народа. Были использованы даже образы из классической мифологии — Примо де Риверу именовали Титаном, спасающим нацию. Не обошел Примо де Ривера стороной и титул «каудильо».

В годы правления военной директории Примо инициировал программы массовой идеологической обработки населения.

Он уделял приоритетное внимание созданию политически активного «нового гражданина», пропитанного испанским национализмом и готового противостоять левым идеологиям.

Военно-гражданские губернаторы, Somatén Nacional и созданная в 1924 году партия Unión Patriótica (UP) должны были взять на себя роль «просветителей». Губернаторы организовывали патриотические мероприятия, пропагандируя патриотические консервативные ценности.

Читайте также

Бонго-Бонго

Семейный подряд на руководство Габоном закончился. Рассказываем о самом «мягком» диктаторе, который не убивал, а покупал оппонентов

Еще одним шагом диктатора стало упразднение региональных автономий, которые были заменены провинциями. В Каталонии прошли массовые аресты среди регионалистов. Примо де Ривера объяснял это тем, что каталонские автономные институты используют свои полномочия для распространения «антииспанских настроений», что ставило под угрозу общеиспанский национальный проект. Мы не беремся рассуждать об искренности этих заявлений Примо де Ривера, однако не можем не отметить, что много лет спустя, уже после распада СССР, к таким же выводам пришел и американский политолог Ф. Дж. Рёдер, доказавший с помощью количественных данных верность подобной логики.

«Гражданская» диктатура

Однако режим де Риверы испытывал определенные проблемы с легитимностью. Установившаяся полувоенная политическая конструкция не выглядела долговечной. Первой ласточкой перехода к Гражданской директории и широко признанному авторитарному режиму, построенному на массовом «национальном движении», стало создание уже упоминавшейся партии Unión Patriótica (UP) в 1924 году. Позже была организована Национальная ассамблея, проведена образовательная реформа, предпринята попытка написания новой конституции.

Личное вмешательство диктатора в проекты, порученные министрам, было обычным явлением, а все важные законы требовали его одобрения.

Unión Patriótica при этом направлял свои усилия на такие сферы, как экономика и культура. Технократы из UP правили Испанией с декабря 1925 года до самого падения режима Примо де Риверы в январе 1930 года.

Мигель Примо де Ривера. Фото: Википедия

Мигель Примо де Ривера. Фото: Википедия

Изменения, впрочем, не затронули культ личности вождя, начало которому было положено в «военные» времена. Стоит, однако, отметить, что Примо де Ривера был все еще достаточно популярен, и его выступления собирали многотысячные демонстрации, пусть и не без помощи мобилизации сторонников по линии UP.

Популярность и очевидные авторитарные наклонности премьер-министра не могли не тревожить короля Альфонсо XIII. Политика директории отодвинула монарха на второй план, что лишь усугубило раскол между ними. Например, в 1927 году король сопротивлялся подписанию закона о национальной ассамблее, но все же был вынужден поставить свою подпись под давлением со стороны военных. К 1928 году разногласия обострились еще сильнее — чтобы не принимать участие в празднованиях по случаю пятилетнего юбилея переворота де Риверы, король даже специально на время покинул Испанию под надуманным предлогом.

Несмотря на ряд гражданских реформ, репрессивная политика не только не ослабла, но даже усилилась. Был принят закон, преобразующий UP и Somatén в своеобразные структуры политического сыска, которые приняли на себя часть полицейских функций. В скором времени члены UP и Somatén начали вторгаться в дома оппонентов режима для проведения обысков и задержаний.

Эта радикализация нанесла существенный ущерб имиджу диктатуры, поскольку недовольство распространилось среди различных слоев испанского общества, включая католические группы и, что самое страшное, — государственных служащих, составляющих опору режима.

Одной из фундаментальных ошибок Примо де Риверы стала неспособность создать устойчивый и легитимный политический аппарат. Как партия UP была исключительно декоративной, парламент являлся фактически консультативным органом без полномочий и тоже не мог быть достаточным источником легитимности. Все это, однако, не было проблемой в условиях экономического роста. Но, как это часто бывает в условиях авторитарной модернизации (ярким примером которой является политика Аугусто Пиночета), существенный экономический подъем начала десятилетия к концу 1920-х сменился не менее эффектным спадом.

Падение и наследие

Диктатура Примо де Риверы рухнула в январе 1930 года. Экономический кризис привел к девальвации национальной валюты, сокращению государственных расходов, падению уровня жизни населения и, в конечном итоге, к политическому кризису. Примо столкнулся с оппозицией со стороны левых, республиканцев, прессы, университетских профессоров и студентов и социалистов. Элиты, опасаясь дальнейшего экономического спада, надеялись, что смена правителя поможет им сохранить свои активы и положение (что, безусловно, крайне характерное поведение для элит из «ближнего круга»).

Но Примо де Ривера утратил и поддержку со стороны армии, так как многие офицеры были недовольны проводимыми реформами и насаждаемым культом личности каудильо. Впрочем, де Ривера вообще переоценивал уровень своей поддержки со стороны вооруженных сил.

Пытаясь ухватиться за последнюю возможность сохранить власть, диктатор провел плебисцит о своем пребывании в должности, в котором принял участие высший генералитет. Однако лишь два генерала оказали безоговорочную поддержку Примо де Ривере.

Проиграв в голосовании (еще одна параллель с одним из самых известных чилийцев), диктатор оставил свой пост 27 января 1930 года. Через два месяца после этого Мигель Примо де Ривера скончался.

Правление Мигеля Примо де Риверы оказало колоссальное влияние на траекторию развития Испании, а падение его режима, в конечном итоге, привело к краху монархии. Приемник Риверы, генерал Беренгер, пытался реформировать доставшуюся ему систему, но республиканские силы смогли воспользоваться нестабильной обстановкой для своей политической капитализации, что позволило им одержать убедительную победу на выборах 1931 года. Король Альфонсо XIII отрекся от престола и покинул Испанию, надеясь вернуться, как только ситуация в стране станет более благоприятной. 14 апреля 1931 года была провозглашена Вторая Испанская республика.

Более того, режим Мигеля Примо де Риверы не только положил конец монархии, но и подготовил почву для более радикальной правой диктатуры, которая осуществилась при Франсиско Франко после краха Второй республики.

Кстати, говоря о преемственности поколений, нельзя не упомянуть, что одним из создателей «Испанской фаланги», правящей и единственной партии во времена режима Франко, был Хосе Антонио Примо де Ривера, сын героя нашего рассказа.

Читайте также

Генерал одного сражения

К пятидесятилетию самого знаменитого военного переворота. 17 лет правления Аугусто Пиночета

Этот материал входит в подписки

Настоящее прошлое

История, которую скрывают. Тайна архивов

Другой мир: что там

Собкоры «Новой» и эксперты — о жизни «за бугром»

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow