КомментарийОбщество

Войска строгого режима?

О возможном участии заключенных в боевых действиях сообщают даже государственные СМИ. Минобороны и ФСИН молчат

Этот материал вышел в «Новой рассказ-газете» за сентябрь 2022
Читать
Татьяна Брицкая, спецкор «Новой газеты»

Александр Коряков / Коммерсантъ

«ИК‑7, Великий Новгород. Ходят слухи, что нас тут размотало всех. Не верьте. Все хорошо, все отлично, двигаемся вперед», — видеозапись, участники которой представляются заключенными колоний № 7 и 9 Новгородской области (обе — строгого режима), якобы участвующими в боевых действиях на территории Украины, появилась в сетях в середине августа. Она стала очередным среди десятков сообщений о том, что заключенные российских колоний якобы привлекаются к участию в СВО. Ни одно из них не было ни опровергнуто, ни подтверждено официальными источниками. Мы направили официальный запрос во ФСИН, но ответа не получили.

Независимые СМИ, многие из которых заблокированы в России, посвятили возможной вербовке зэков для выполнения боевых задач не одно расследование.

Если отсутствие комментариев армейского и тюремного руководства к этим публикациям еще как-то можно объяснить, учитывая заведомое отношение госструктур к лишенным голоса медиа как к назойливым маргиналам, то как быть с выступлением любезного власти Никиты Михалкова? Его уж точно затруднительно обвинить в расхождении с генеральной линией.

Между тем именно он стал одним из первых, кто не только с уверенностью заявил об участии «спецконтингента» в спецоперации, но и назвал имя якобы погибшего в бою заключенного.

Очередной выпуск «Бесогона» появился 6 августа. В конце программы Михалков рассказывает историю Константина Тулинова, который якобы погиб 14 июля, подорвав себя вместе с противниками на Донбассе. При этом режиссер настаивает, что отправился на фронт мужчина до истечения срока наказания: «В феврале 2023 года он мог выйти на свободу. Но весной 2022 года он подал прошение с просьбой отправить его на фронт, на Донбасс. Это прошение было удовлетворено». Важная деталь: руководство «России 1» не всегда согласно с позицией Михалкова (мы помним, как «Бесогон» снимали с эфира после антиваксерского выпуска о «чипировании»).

Но на сей раз фрагмент, посвященный Тулинову, напротив, повторно показали в программе «Вести». Также 7 августа материал о награждении Тулинова медалью «За отвагу» со ссылкой на программу Михалкова появился на сайте RT.

Константин Тулинов. Фото: скриншот из программы «Бесогон»

С учетом широкой правоприменительной практики надзорных ведомств в области «военных фейков» такое цитирование можно расценивать почти как официальное признание достоверности изложенного.

При этом за рамками сюжетов, разумеется, остались прелюбопытнейшие сведения о том, что последний срок неоднократно судимый Тулинов отбывал за сопряженные с вымогательством издевательства над сокамерниками в «пресс-хатах» «Крестов». Имеется и фото героя, позирующего тюремной камере на фоне футболки с символикой признанного экстремистским и запрещенного в России АУЕ.

Впрочем, интереснее криминальной биографии Тулинова другое — также оставшееся за кадром.

А именно: какой правовой механизм позволяет (если позволяет) сидельцам отправляться на фронт, не отбыв до конца срок? Каков их статус? В состав каких формирований они входят, участвуя в СВО (опять же —
если действительно участвуют)?

Эти вопросы мы адресовали ФСИН России, но, как уже было сказано, ответа не получили.

«Бесогон» уверяет, что Тулинов был «посмертно помилован и приравнен к участникам боевых действий со всеми вытекающими отсюда льготами и выплатами, которые полагаются семьям погибших». Однако механизма посмертного помилования российское право не знает. Член Совета по правам человека, представитель ОНК Москвы Ева Меркачева в беседе с Daily Storm высказалась об отправке Тулинова на спецоперацию так:

«Нет никаких законных методов освободить человека, чтобы отправить его в зону боевых действий, кроме как сделать это по УДО, по амнистии или через процедуру помилования. Насколько мне известно, эти процедуры не были соблюдены».

Меркачева добавила, что вопросы о законности участия заключенных в боевых действиях уже поступали в СПЧ, и Совет намерен обсудить их, чтобы затем адресовать ФСИН и Минобороны.

Читайте также

Читайте также

«Можно самому себе домой похоронку писать»

Штрафные подразделения на полях сражений Великой Отечественной войны

Ранее представители петербургской и ростовской ОНК сведения об отправке зэков на фронт опровергали, ссылаясь на отсутствие юридических механизмов для этого.

Действительно, зачастую, пытаясь использовать СВО как повод не отбывать наказание, осужденные получают вполне аргументированные отказы от руководства колоний. Например, в апреле стало известно о попытке осужденного за наезд на пешехода Намика Тагирбекова, который подавал прошение о замене срока «участием в боевых действиях по защите государственных интересов России, ДНР и ЛНР», но получил отказ из-за отсутствия соответствующей нормы в УПК.

В разговоре с корреспондентом «Новой газеты» заключенные колоний Мурманской области также упоминали, что некоторые из них обращались к руководству учреждений с просьбой отправить их в зону боевых действий, однако получили отказ.

Известно, что непогашенная судимость является прямым препятствием для заключения контракта с Минобороны. Между тем еще одно косвенное подтверждение возможного участия заключенных в боевых действиях предоставила пресс-служба компании «Конкорд», распространившая фото Евгения Пригожина у могилы погибшего в Украине Александра Романовского, похороненного на Старопетергофском кладбище. Пресс-служба также процитировала Пригожина, подтвердившего,

что он «возложил цветы на могилу человека, который еще недавно был осужденным, а 1 августа погиб, защищая от врага интересы нашей Родины».

Как выяснила «Фонтанка», Романовский действительно был судим, только под фамилией Сафаров (данные он сменил 5 лет назад). В 2011 году Сафаров был приговорен к 22 годам колонии за сопряженное с разбоем убийство и незаконное хранение оружия. По версии издания, которое ссылается на близких погибшего, за полгода службы он надеялся получить амнистию.

В многочисленных тюремных чатах активно обсуждается возможность завербоваться на фронт. Тем временем в «патриотических» телеграм-каналах — тех, что призывают без суда и следствия «валить» оппозиционеров, — всерьез обсуждается необходимость принятия закона, который бы гарантировал побывавшему «за ленточкой», как в этих кругах называют российско-украинскую границу, и выжившему зэку полное восстановление в правах.

Читайте также

Читайте также

В одну колонию — стройся

В сентябре сорок первого Мурманск отстояли два полка узников ГУЛАГа. Им не было положено ни смертных медальонов, ни наград

не пропустите

Этот текст вышел в четвертом выпуске «Новой рассказ-газеты».

Купить с доставкой на дом.

Этот материал входит в подписку

«Новая рассказ-газета»

Журнал о том, что с нами происходит

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow