logo
Новая газета
РепортажиПолитика
bookmarkДобавить в закладки

«Газета прав не имеет»

Басманный суд отменил регистрацию бумажного выпуска «Новой газеты»

Татьяна Брицкая , спецкор «Новой»
views
2824

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Вы чего хотите: получить документы или закрыть газету?

— Да мы уже ничего не хотим,— представитель Роскомнадзора на заседании Басманного суда по иску ведомства о лишении регистрации «Новой газеты» перестала улыбаться примерно через час слушаний. И в прениях обошлась единственной репликой: «Требования поддерживаю».


За предыдущие 60 минут она так и не смогла ответить на вопрос ответчика, почему спустя 20 лет после выдачи «Новой газете» свидетельства о регистрации ведомство решило фактически ликвидировать издание.

Формально суть иска РКН в том, что «Новая» якобы нарушила закон «О СМИ», не предоставив в трехмесячный срок со дня первого выпуска свой устав в надзорный орган. Правда, санкция за неисполнение этого требования появилась в 2017 году, то есть 15 годами позже интересующих суд событий. И тогда, в 2002-м, и в 2006-м (когда у газеты изменились учредители) эти документы предоставлены в Министерство печати и информации.

Но у РКН свой календарь. Например, его представитель настойчиво утверждала, что отсчет жизни «Новой» следует вести с 2006 года, когда в редакции сменились учредители, потому как в этот момент нам было выдано новое — с соответствующими изменениями — свидетельство о регистрации. То, что на обороте этого самого — выданного министерством — документа указано, что газета зарегистрирована 31 мая 2002 года, да и просто очевидный факт, что выдача любых новых документов не меняет факта существования самой газеты (этот, повторю, очевидный факт для пущей наглядности мы подкрепили демонстрацией выпусков «Новой» разных лет со сквозной нумерацией), представителя РКН никак не смутило.

— У вас поменялись учредители, — монотонно повторяла представитель истца по фамилии Курмаева.

— Но первый выпуск газеты — это как рождение человека, не может произойти дважды, — возражал наш представитель.

— У нас не рождение человека, — реагировала представитель истца.

— А убийство, — подал реплику главред «Новой» Дмитрий Муратов.

— Не вижу смысла отвечать, — бросила Курмаева. И порадовала еще одной правовой новеллой:

— Само по себе СМИ, газета, не имеет прав и обязанностей.

Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, заместитель главного редактора Сергей Соколов, юрист «Новой газеты» Ярослав Кожеуров в суде. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Это, впрочем, детали. Которые несколько меркнут на фоне еще более очевидной истины: в части наложения дополнительных обязательств на граждан и организации закон обратной силы не имеет. То есть требование наказать газету за события 20-летней давности по нормам права, введенным 15 годами позже, противоречит как здравому смыслу, так и букве российских законов.

И духу тоже, потому что даже если бы РКН был прав в своих требованиях, ограничивать право на свободу слова — а именно это означает ликвидация газеты — на основании бумажки, потерянной клерком, не просто абсурдно, но и не соответствует позиции Конституционного суда, особо указавшего в одном из своих постановлений, что эта самая свобода слова может быть ограничена только в целях защиты конституционных ценностей.

А да простит меня РКН, отсутствие в его архивах какого-то документа, который даже не является необходимым к подаче при регистрации СМИ, ну никак не тянет на угрозу Конституции.

Впрочем, документ этот у Роскомнадзора есть. В ходе процесса выяснилось, что еще в 2010 году договоры редакции с учредителями (они являются аналогом устава) в правовое управление РКН предоставлялись — в ходе рассмотрения иска «Новой газеты» к этому самому ведомству. Тогда нам пришлось судиться из-за предупреждения, вынесенного Роскомнадзором за публикацию расследования о нацистской и ныне запрещенной группировке «БОРН», причастной к убийству наших коллег Стаса Маркелова и Насти Бабуровой. Показательный факт: РКН со свойственным ему иезуитством безуспешно пытался обвинить нас тогда в трансляции нацистских идей.

Так РКН ведет прием документов. Фото: «Новая газета»

Ну а коли клерки РКН эти бумаги за 12 лет утратили, мы, получив в мае этого года иск ведомства, вновь направили ему наш устав. Представитель истца в судебном заседании этот факт не оспаривала, равно как и то, что долгие годы этот самый истец никак не беспокоился, не имея под рукой столь нужных для торжества Конституции бумаг, не пытался их у редакции истребовать и вообще никак не проявлял своего интереса к этой стороне нашей работы. А 20 лет спустя вдруг встрепенулся и отправился в суд.

— Где вы были 20 лет? — иронизировал наш представитель. — Почему 20 лет РКН никаких действий не предпринимал?

— Не знаю. И такое бывает, — невозмутимо реагировала представитель истца.

— Мы считаем этот иск злоупотреблением правом, избирательным, а значит, незаконным правоприменением, — настаивали мы. И пытались выяснить, чего все же хочет надзорный орган: обладать полным пакетом документов или закрыть газету. Но и тут внятного ответа не было. Хотя, впрочем, он как раз был — в самих исковых требованиях. Ни о каком восстановлении нарушенной законности речь не шла, иначе, получив в очередной раз наши документы, РКН от иска бы отказался: цель же достигнута. Но цель была иной — исключительно закрыть газету. Об этом говорил в процессе заместитель главного редактора «Новой» Сергей Соколов:

— Суть дела в том, что клерки потеряли бумажку, которая у них была. Но решено не добиться устранения нарушений, а ликвидировать газету, которая 30 лет работает для своей страны, для своих читателей, в которой погибли шесть сотрудников. РКН хочет еще раз этих журналистов уничтожить.

Дмитрий Муратов у Басманного суда. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

— У Кафки есть рассказ «Наказание», в котором человеку на спине стеклом выдавливали надпись «Я больше не буду воровать». То есть исправить его пытались с помощью смерти, — взял слово в прениях Дмитрий Муратов. — Это же происходит сейчас. 

Нам нечего скрывать, эти документы мы не прятали. И мнимое отсутствие этой бумажки государству прежде не мешало: газета в лице своих журналистов за время своей работы получила три государственные премии.

Еще одна подробность. Закон в его новой редакции требует от СМИ предоставления устава в трехмесячный срок со дня первого выпуска. То есть правонарушение, в котором нас обвиняют, если и было, то 20 лет назад (по версии РКН — 16). Так вот срок давности за убийство в РФ составляет 15 лет.

На вынесение решения судье Липкиной потребовалось 20 минут. Требования РКН она удовлетворила, свидетельство о регистрации «Новой газеты» признано недействительным. Мы будем обжаловать это решение.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint
#новая газета #суд #правосудие #басманный суд #Муратов
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101000, Москва, Потаповский переулок, 3, строение 1. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.