Колонка · Экономика

Задача с неизвестными

Антикризисная стратегия власти через призму экономической теории

Этот материал вышел в № 28 от 18 марта 2022. Пятница
Читать номер
Этот материал вышел
в № 28 от 18 марта 2022. Пятница
Дмитрий Прокофьев, редактор отдела экономики
views
38566
Дмитрий Прокофьев, редактор отдела экономики
views
38566

Иллюстрация: Петр Саруханов / «Новая газета» 

Инфляция или безработица — выберите одно из двух

Без сомнения, российское правительство в полной мере отдает себе отчет в глубине разворачивающегося кризиса — об этом можно судить по предупреждению о том, что в стране будет расти и инфляция и безработица. Дело в том, что в «нормальной экономике» могут расти либо безработица, либо цены. Эту зависимость выявил замечательный экономист Уильям Филипс еще в 1958 году.

В упрощенной модели логика Филипса выглядит так — если у людей нет работы, значит у них нет денег, если у них нет денег, значит, они ничего не покупают, если они ничего не покупают, значит, цены должны снижаться. А если цены не снижаются, значит, у людей есть деньги и, значит, работа у них тоже есть… Поэтому, глядя на рост цен, наши власти наверняка предполагают, что деньги у людей «пока есть», — по данным Росстата, инфляция в РФ прибавила 2,09% за неделю с 5 по 11 марта, чуть замедлившись после 2,22% с 25 февраля по 4 марта.

С начала марта цены выросли на 3,38%, с начала года — на 5,62%.

Из продуктов сильно подорожал (только не смейтесь) сахар-песок — на 12,8%, смеси для детского питания прибавили к цене 4,1%, гречка и рис — 2,7%.

Фрукты овощи подорожали на 4,8%. Телевизоры стали дороже на 12,5%. По состоянию на 11 марта инфляция в годовом выражении ускорилась до 12,54% (неделей ранее было 10,42%).

Читайте также

Читайте также

Купи меня, если сможешь

Исследование «Новой газеты» и наших соучастников о наступающем дефиците: какие товары уже сложно найти, какие продукты питания уменьшились в весе и как подорожали услуги

Но и безработица не дремлет. Сервис по поиску работы «Хедхантер» сравнил численность объявлений о найме по состоянию на 21 февраля и 11 марта. Выяснилось, что больше всего сократился спрос на персонал:

  • страховых компаний (минус 48% по сравнению с февралем);
  • автомобильного бизнеса (минус 27%);
  • специалистов по HR (минус 22%);
  • административных работников (минус 20%).

В целом база вакансий уменьшилась на 122 195 позиций — до 905 448 единиц.

Единственная сфера, показавшая прирост вакансий, — госслужба (плюс 21%), но таких вакансий сравнительно немного — 7764 единицы.

Тот, кто злорадствует сейчас по поводу увольнений «белых воротничков», злорадствует зря. Сокращение спроса на персонал страховых компаний — признак снижения деловой активности вообще — нет сделок, нет и страховок. Раз не нужен персонал по HR, значит, снижается цена труда вместе со спросом на труд. А раз сокращается спрос на труд, значит, у людей не будет денег, значит, им не на что будет покупать товары и услуги…

Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Значит, согласно теории Филипса, цены должны пойти вниз?

Но Филипс строил свою модель для нормально функционирующей экономики, а правительство, видимо, знает что-то такое, что заставляет его всерьез опасться инфляции. Значит, в экономике РФ есть какая-то системная проблема.

Движение в тумане

Название этой проблемы — неопределенность. Никто не может уверенно сказать, как именно поведут себя владельцы сбережений — какие товары они будут покупать в первую очередь, а какие — не будут покупать вообще. Соответственно, очень трудно определить, куда направить деньги — в том числе, и те, которые правительство выделяет в качестве «финансовой помощи». И другой большой вопрос — какова будет политика Центрального банка в отношении ключевой ставки (мой прогноз — регулятор продолжит политику «дорогих денег», а экономика должна будет рассчитывать на целевые кредиты и частные инвестиции).

Артур Пахомов

председатель правления «Лаборатории ИПИ» (занимается созданием IT-решений и сервисов по организации эффективного взаимодействия между стартапами, акселераторами бизнеса и инвесторами)

Кризис — это период, когда в инвестиционной среде царит состояние неопределенности.

Инвестиционные бюджеты подлежат секвестированию, рыночная стоимость капиталов падает, предприниматели, готовые работать с высокими рисками, ищут точки входа в активы.

В текущей ситуации есть варианты для маневров. Например, инвестиции в развитие российских продуктов.

В частности, в области информационных технологий (ИТ) и цифровизации (платформенные решения) в России уже накоплена серьезная ИТ-экспертиза. И развивать этот сектор особенно перспективно.

Также появляются возможности в областях, где рвутся цепочки поставок и возникает потребность в создании аналогов российского производства (при наличии технологических ресурсов). Полагаю, при должном стимулировании (поддержка и компенсация затрат на рост цен) в туристическом секторе можно говорить об ограниченных инвестициях.

Действительно, торговое посредничество сейчас будет играть ключевую роль для восстановления экономики. И вот почему.

Читайте также

Читайте также

Экономика — суровая учительница

Меры по ограничению цен, которые сейчас предлагаются, не принесут облегчения. Обзор по регионам

Кто должен спасти экономику?

Дело в том, что ответственность за борьбу с последствиями экономического кризиса сейчас возложена на губернаторов.

Именно они должны будут обеспечить социальную стабильность, работу предприятий, поддержку местного производителя и предотвратить дефицит (это сформулировано как «устранение повышенного спроса»).

При этом начальникам сказано — цены повышать нежелательно.

Решение понятное (если что-то пойдет не так, виноват губернатор) и логичное.

Только проблема в том, что российские регионы очень неоднородны — с точки зрения экономики это «разные экономические ландшафты», от, условно говоря, «доиндустриальной Африки» до «постиндустриальной Европы».

Соответственно, каждый регион будет вырабатывать свою стратегию выживания.

А вариантов действий у местного начальства немного.

Чтобы сделать то, что им приказано, они могут:

  1. создать преференции для местных предприятий;
  2. что-то закупать у местных предприятий;
  3. как-то кредитовать местные предприятия.

Для того чтобы это все обеспечить, губернаторам откроют кредитные линии, то есть «дадут денег». Но сейчас рубль дешевеет, и в России, с ее множеством отличающихся друг от друга территорий, обесценивание рубля может помочь одному региону в ущерб другим.

И еще: регионы не могут никого кредитовать на действительно рыночных условиях — не могут определить риски такого кредитования — биржа не работает, стоимость активов сейчас неизвестна, и неизвестность эта может сохраняться сравнительно долго.

Фото: Анастасия Цицинова / «Новая газета»

Нобелевский лауреат Роберт Манделл, автор теории оптимальных валютных зон, в этом случае посоветовал бы каждому кризисному региону выпустить свою валюту, курс которой по отношению к валютам других регионов послал бы капиталу сигнал в отношении перспектив той или иной местной экономики. Но по политическим причинам это невозможно.

Зато возможно другое.

Во-первых, каждый губернатор будет чрезвычайно внимательно следить за вывозом любых ресурсов из своего региона.

Во-вторых, денег губернатор печатать не может, но зато он может начать кредитовать доверенные предприятия под низкий процент, выделяя средства, например, «на производство», а те уже «перепродадут» кредиты дальше — в экономическом смысле это то же самое, что напечатать деньги.

Но в этом случае у каждого, кто примет участие в такой цепочке, возникнет мотивация не заниматься «производством» на месте, а постараться «перепродать» такой кредит за пределы региона, туда, где можно будет получить на капитал максимальную прибыль.

Правда, товаров на рынках от этого не прибавится.

Значит, потребуются усилия тех, кто будет манипулировать существующими товарными запасами и выстраивать новые цепочки межрегионального взаимодействия.

Переосмысление ограничений

А если просто приказать государственным компаниям приобретать товары, производимые местными предприятиями? Вот продукция — вот и деньги «в экономику».

А вот здесь не все так просто, объясняет поставщик по госконтрактам Альберт Гизатуллин (Санкт-Петербург). Законом о закупках госкомпаний установлено ограничение на размещение закупок для субъектов малого предпринимательства. Заказчики вынуждены закупки для малых предпринимателей проводить на федеральных электронных торговых площадках, а остальные закупки — где им удобно.

Сейчас доля закупок по 223-ФЗ — 25–30% от общего объема.

Остальные закупки тоже «оседают» на федеральных площадках, но тарифы там, откровенно говоря, неподъемные.

Только на одной федеральной площадке за полгода нужно заплатить 250 000 рублей, это полмиллиона в год, а таких площадок восемь, и платить нужно каждой площадке. Поэтому вопрос выживания малого бизнеса в госсекторе — это разрешение проведения закупок госкомпаний по 223-ФЗ на любых ЭТП, подключенных (интегрированных) к ЕИС. Весь малый бизнес очень ждет такого решения от правительства, это действительно может помочь пережить текущий кризис.

Другими словами, успешное решение вопроса поддержки предпринимательства на макроэкономическом уровне возможно только при антимонопольном запрете на искусственные ограничения в использовании созданной в России инфраструктуры, дополняет эксперт по госзакупкам Дмитрий Тортев.

Но выход из кризиса потребует не только снятия искусственных ограничений на использование торговых площадок. Переосмысления потребуют многие другие экономические ограничения.

P.S.

И в этой связи есть хорошая новость — пришла официальная информация о том, что Минфин заплатил купонный доход по еврооблигациям со сроком погашения в 2023 и 2043 гг., платежное поручение на $117,2 млн, направленное иностранному банку-корреспонденту 14 марта, исполнено. Как сообщалось на момент написания этого текста, о результатах зачисления средств платежному агенту по еврооблигациям (Citibank) Минфин проинформирует дополнительно. И это свидетельствует об ответственном подходе власти к экономической политике.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#экономика #инфляция #рост цен #кризис #стратегия
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.