Сюжеты · Общество

Переживет ли «спецоперацию» российский геймдев?

Как санкции и контрсанкции повлияли на российскую индустрию интерактивных развлечений

views
0
views
0

Фото: Zuma / TASS

Видеоигры всегда были вне политики. На протяжении всего своего существования индустрия интерактивных развлечений объединяла разные поколения людей, давала возможность фантазировать и выплескивать эмоции, пробуждала в человеке любознательность, заставляла думать о глобальных проблемах и духовном развитии, смотреть на ситуацию с разных сторон. Игры рассказывали нам о возможных путях развития человечества.

Игры серии Deus Ex посвящены магическому мышлению, теориям заговора 90-х и тайным правительствам, которые при помощи вируса или киберимплантов управляют миром. При желании найти сходство с нынешней ситуацией и решить, что российская политика так же движима конспирологией, как и герои киберпанковской вселенной, которых придумал Шелдон Пакотти, не так-то уж и сложно.

Японский геймдизайнер Хидео Кодзима (кстати, большой фанат России, советских фильмов и кинематографа в принципе) пошел дальше. Он создал такую концепцию шпионского боевика про противостояние СССР и США, что даже спустя 30 лет игры серии Metal Gear остаются непревзойденными с точки зрения истории, повествования, постановки, игровых механик и работы с технологиями. Но главное — ему удалось предсказать наше с вами будущее. Например, Кодзима еще в 90-е расписал, как человечество будет страдать от фейков и дезинформации в эпоху социальных сетей и алгоритмических лент. Поэтому разбор диалога из Metal Gear Solid 2 (есть субтитры на русском) было бы полезно обсуждать на школьных занятиях и в университете на факультете журналистики.

После 24 февраля видеоигры, которые столько лет объединяли людей, стали — вместе с игроками и разработчиками — заложниками сложной политической ситуации.

Русские и украинцы, которые 30 лет вместе строили игровую и киберспортивную индустрии вопреки всему, сейчас оказались по разные стороны баррикад.

Почему именно сейчас политический конфликт больно ударил по IT-сектору?

Когда войска НАТО бомбили Югославию в 1999-м, а в 2003-м армия США уничтожала тогдашний Ирак, игровая индустрия была маленькой. Она не определяла культурное развитие всего мира, как сейчас. Более того, мировая торговля находилась на ином уровне. Не существовало никаких социальных сетей. Google и Apple не были так плотно интегрированы в нашу жизнь. Все эти сервисы, площадки и возможности не то что вести коммуникацию, а строить бизнес, не выходя из туалета, казались мечтой.

Фото: ЕРА

Новые технологии и перемещение в цифровую реальность сделали это возможным. Границы размылись, и мы все стали гораздо ближе друг к другу. Игры позволили нам не только поддерживать отношения, но и выстраивать новые. Истории о том, как кто-то нашел любовь, работу или верных друзей, — не такая уж и редкость сегодня.

Развлекательный бизнес разросся и стал крайне влиятельным. Только один российский рынок, по оценкам агентства IDG Consulting, в 2021 году принес местным и международным компаниям $3,4 млрд, а европейский — $51 млрд.

Общий объем мирового рынка куда больше — только в 2020-м финансовом году выручка превысила показатель в $162 млрд

(об итогах в 2021-м можно будет говорить в середине 2022-го после публикации финансовых отчетов).

Сегодня игры — не развлечение для дурачков, как это принято считать у нас в стране, а гигантская индустрия, которая объединяет людей всех возрастов (даже бабушки на YouTube играют в Skyrim и имеют миллион подписчиков). А так как индустрия не только локальная, но и глобальная, российские студии и издательства завязаны на международные цифровые площадки: Google Play, App Store, Steam, GOG, Epic Games Store, PlayStation Store, Xbox Store, Nintendo eShop. Именно там компании размещают свои игры, подстраивая их под законодательства стран.

Так что когда Россия начала «спецоперацию» на Украине, Запад ввел санкции, а Россия — контрсанкции, индустрию поставили в условия, несопоставимые с жизнью. Участники целого региона, который давно и плотно был встроен в мировую экономику и завязан на внешний мир, оказались выдернуты из Сети.

Как думаете, что случится, если президент РФ и Центробанк России введут ограничения на вывод капитала из страны? Правильно, международному бизнесу придется если не уходить, то как минимум заморозить работу, потому что денег он не получит. Да, они останутся внутри рынка, но какой в этом смысл, если закупки идут в валюте, а поставщики сидят за рубежом?

А если добавить к этому уход платежных систем Visa и Mastercard и ограничения на переводы в Россию? Такой шаг бьет сразу по двум категориям: игроки ничего не могут приобрести (поэтому сейчас все цифровые магазины, кроме EGS на ПК, не принимают платежи), а местные игровые компании — получать деньги (стоит ли говорить о том, что большая часть заработка российских разработчиков приходит с зарубежных площадок и от иностранных инвесторов?).

После отключения биллинга в сторах Google Play и App Store российские пользователи не могут совершать транзакции внутри приложений, что делает оперирование любых игр на территории России в целом бессмысленным как для местных, так и зарубежных компаний. Технически российские разработчики имеют возможность встроить сторонние платежные системы и продолжить зарабатывать на локальном рынке. Для остальных — ввиду отсутствия возможности выводить средства из России — это ненужная трата времени и ресурсов, проще снять игру с распространения в регионе (что сейчас и происходит).

У многих игровых российских компаний есть зарубежные юридические лица и банковские счета. Наверняка в сложившейся ситуации могут быть найдены обходные пути для денежного оборота. Но это лишь позволяет держаться на плаву и как-то балансировать, пытаясь минимизировать потери от закрытия договоров на инвестирование и дистрибуцию через зарубежных партнеров.

Мы наблюдаем рост курса валют, который автоматически означает резкий рост цен.

Фото: ЕРА

Есть вероятность, что страна, которую так долго пытались приучать к подпискам, международным сервисам и культуре оплаты, снова скатится в пиратство.

Из-за взаимных санкций нарушились логистические поставки. Консоли PlayStation, Xbox Series S/X и Nintendo Switch стало невероятно трудно привезти в Россию. То же самое касается и компьютерных комплектующих (они, кстати, нужны не только геймерам, но и айтишникам, ученым и много кому еще). Кроме того, пандемия тоже никуда не делась, как и ограничения, связанные с коронавирусом. Угроза осталась, и с ней нужно считаться.

Культура отмены выльется для нас в репутационные потери. Сейчас Россия для мирового бизнеса — токсичная страна. Никто не хочет связываться с государством, которое ведет себя, как гопник, и которое одним решением способно уничтожить все, что ты строил последние 20 лет.

Зарубежный бизнес уходит по финансовым и идейным соображениям. И порой уход оказывается крайне болезненным для российских игроков. Ведь технически игровые платформы не были готовы к масштабным санкциям, а внести изменения в архитектуру своей экосистемы, чтобы защитить потребителей, оказалось невозможно (все-таки это дело не пяти минут, а долгий процесс).

Вот и получилось, что владельцы цифровых копий на консоли Nintendo Switch остались ни с чем. Компания частично заблокировала доступ к библиотеке уже купленных игр. Если они были скачаны, то доступ к ним не пропал. Если же нет, то, по сути, у пользователей отобрали купленный ими контент. Да, цифровые копии в современном мире никому не принадлежат, компании всего лишь дают право за деньги пользоваться ими.

Многие это понимают, но ощущение, что их обворовали, все равно не покидает.

В похожей ситуации оказались и владельцы подписки PS Plus на консоли PlayStation. Даже при добавлении в библиотеку бесплатных игр происходит процедура проведения платежа в 0 рублей через систему магазина, а так как сам он сейчас не работает, то сделать это невозможно. Подписка превратилась в тыкву. Поэтому нет ничего удивительного, что геймеры агрессивно выступают за возврат денег и подумывают даже обратиться с коллективным иском в отечественные инстанции.

Российские разработчики и издатели игр тоже оказались в незавидной ситуации. Их бизнес построен таким образом, что функционировать в сложившихся условиях здесь он не может. Компании всерьез задумываются о переезде за границу. Ведь когда ты делаешь деньги на международных площадках, производишь продукт на зарубежную аудиторию и в соответствии с этим выстраиваешь все внутренние процессы, ты не хочешь, чтобы тебя в одночасье отрезали от внешнего мира. К тому же либо российская компания перевезет своих сотрудников сама и сохранит свои квалифицированные кадры, либо специалисты сменят страну за счет зарубежных конкурентов, и она их потеряет.

И никакие правительственные меры по поддержке IT (уже приняты) не помогут — насильно удержать людей не получится.

Стоит отнестись критически к утверждению, что за рубежом не любят россиян. Настоящие спецы там котируются даже сейчас. И это несмотря на то, что перевозить их крайне непросто из-за взаимных ограничений. Проблемы возникают только у тех соотечественников, кто поддерживает центральную линию российского правительства. Таких сотрудников, как правило, увольняют с работы.

Фото: EPA-EFE

В киберспорте происходит похожая ситуация: тех, кто пожелал остаться в стороне и промолчать, оказались отрезаны от глобальной индустрии. Российские клубы вынуждены продавать или отпускать целые составы, потому что их (клубы) никто не хочет видеть в своих лигах. Никто не хочет ассоциироваться с токсичностью, трусостью и местными государственными структурами (к самим киберспортсменам, которые выразили свою позицию, вопросов не возникает).

Продолжит ли свое существование российский киберспорт? Спортсмены из России сейчас изолированы, сидят без соревнований и не видят перспектив (компания Valve отменила региональную лигу по Dota 2, Riot Games — по Wild Rift, а Ubisoft — по Rainbow Six Siege). Ребята на Украине вынуждены спасаться и выживать в экстремальных условиях. Им вообще пока не до этого.

Как и компаниям WePlay (международный организатор киберспортивных соревнований со штаб-квартирой в Киеве) и GSC Game World (создатели серии игр S.T.A.L.K.E.R.). Обе структуры прекратили сотрудничество с партнерами из России. WePlay отказалась вещать для русскоязычной аудитории, а GSC — продавать игры местным геймерам. И на них нет смысла обижаться. Кто-то из них остался без дома, кто-то без родных и близких. Люди не могут работать, они защищают свою страну.

Единственное, что сейчас успокаивает наших игровиков, — что их пока не выгоняют с международного рынка, не запрещают публиковать продукты, не отбирают лицензии. В том числе потому, что к 2022 году в нашей стране возник сильный сегмент, который способен поставлять мировые хиты (игры Loop Hero и Black Book тому пример) и который вносит важный вклад в развитие мировой игровой индустрии.

Спрогнозировать сейчас будущее российского геймдева (сокращение от game development.И. С.) довольно сложно, поскольку оно напрямую будет зависеть от отмены санкций, наложенных на банковский сектор, бойкотирования страны платежными системами и контрсанкций в отношении получения и вывода валюты. Но даже сейчас можно смело говорить об огромных финансовых, репутационных и человеческих (иммиграционных) потерях, которые пагубно скажутся на его развитии в будущем.

Иван Сирин, специально для «Новой»

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#компьютерные игры #виртуальная реальность #контрсанкции #разработчики
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.