Комментарий · Обществопри поддержке соучастников

Верните их домой

Миллионы обрушенных жизней, миллионы бегств от стрельбы, рухнувших стен, сгоревших домов

Этот материал вышел в № 28 от 18 марта 2022. Пятница
Читать номер
Этот материал вышел
в № 28 от 18 марта 2022. Пятница
Алексей Поликовский, Обозреватель «Новой»
views
14168
Алексей Поликовский, Обозреватель «Новой»
views
14168

Фото: Louisa Gouiliamaki

Девочка, маленький комочек тепла, приникла к своей старшей сестре. Ребенок держит на руках ребенка. Но старшая сестра знает, что происходит, она уже достаточно взрослая, она знает слова «нападение», «бомбят», «обстрел» и понимает, что эти слова несут людям, а младшая — нет.

Маленький комочек тепла в белых ползунках и голубой шапочке, с крошечными пальцами на крошечной беззащитной ручке. На руках у мамы и старшей сестры, на тряском автобусе, на заднем сиденье автомобиля, в хаосе и крике, в страхе и ужасе выбирался этот маленький комочек новой, только что родившейся жизни из Украины, где жизнь обрушилась, где детям больше жить нельзя. Смазанные, хаотичные картины этого бегства навсегда войдут в ее душу.

Где она вырастет, в какой стране Европы — неизвестно. Но

во многих странах Европы теперь долго будет новое обозначение людей — «украинские беженцы».

На сайте Агентства ООН по делам беженцев для них завели специальный раздел с информацией, куда обращаться за помощью в Болгарии, Венгрии, Словакии, Чехии, Молдове, Румынии, Польше.

Поскольку Словакия не знает, что происходящее называется спецоперацией, то сообщает на официальном сайте для беженцев, что страна «готова справиться с прибытием людей, спасающихся от (слово запрещено в России. — Ред.)». «We will take care of you». Мы позаботимся о вас.

Я видел фото собаки на пограничном пункте, черный беспородный пес тоже спасается бегством. Его не отвергнут: «Словакия принимает домашних животных даже без паспорта и прививок».

Румыния соблюдает терминологию. Но ужас от этого не меньше. «В контексте гуманитарного кризиса, вызванного конфликтом в Украине, в Румынию прибыло более 250 тысяч человек».

Министерство внутренних дел Чешской Республики завело на своем сайте страницу на украинском и сообщает, что граждане Украины после 24 февраля могут получить долговременную визу в Регіональном центре допомоги Україні.

В Молдавии украинских беженцев сейчас 122 тысячи. 147 тысяч в Германии. Цифры все время растут, с каждым днем. В пограничной с Украиной Польше беженцев несколько дней назад было полтора миллиона, теперь миллион восемьсот тысяч, скоро будет два миллиона.

Два миллиона обрушенных, сломанных жизней, два миллиона бегств от огня, от стрельбы, от рухнувших стен, пробитых потолков, выбитых стекол, сгоревших домов. Два миллиона покалеченных сознаний. Оставленные квартиры, в которые никогда не вернутся те, кто с такой любовью создавал скромный уют, брошенные книги, брошенные игрушки, брошенный чайник, брошенная детская кроватка.

Казалось, что изгнание миллионов людей — для Европы это варварская древность. Казалось, что в продвинутом XXI веке Европа окончательно обустроилась мирно и основательно, здесь не может происходить такого, что волны беженцев из европейской страны накатываются на страны и города, что люди ночуют в ангарах и выставочных залах, спят в пальто, не раздеваясь, бредут по грязи, греют руки о кружки с чаем, который разносят волонтеры. Но оказалось, что может.

Гуманизм не победил и еще долго не победит.

Читайте также

Читайте также

Настоящие братья

Пока Россия ведет в Украине «спецоперацию», европейские страны одна за другой протягивают украинским беженцам руку помощи. Им дают кров, деньги, работу. Простые люди селят их в свои квартиры

Девочка, имени которой я не знаю, ты родилась и сразу стала беженкой. Маленькая беженка в огромном зале в польском Пшемысле, где пол устлан матрасами и одеялами, куртками и подушками, где на скамейках стоят пластиковые тарелки с остатками еды, где пахнет супом и лекарствами, несчастьем и сердечными каплями. Да, все это происходит в Пшемысле, где когда-то, до Великой войны, жили украинцы и евреи, но потом евреев не стало, ни одного не осталось, а через два года после Великой войны в городе не стало и украинцев. Их выселили из Пшемысля в ходе операции под названием «Висла» — депортации украинцев. С тех пор город изменился, похорошел, забыл о катастрофах прошлого, жил тихо и мирно, маленький красивый город на живописной реке Сан со старинной рыночной площадью и фонтаном. Но ужас вернулся.

На вокзале в Пшемысле стоит человек в зеленой форменной куртке компании Flixbus и раздает беженцам бесплатные билеты на автобусы. Надо ехать дальше. Но куда?

Казенные стулья, ванночка, бутылки с водой, рюкзаки, пакеты с завязанными узлом ручками, баулы, сумки.

Посмотрите, вон лежит на неприбранной кровати белый маленький комбинезон маленькой беженки. Комбинезон раскинул руки в недоумении. Или просит пощады?

Остановите кто-нибудь это.

Читайте также

Читайте также

Просто граждане

В Польше почти два миллиона украинских беженцев, но нет ни одного лагеря — всех разбирают по домам

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники — это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами. Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас — наших читателей.

#беженцы #польша #украина #военная «спецоперакция» в украине
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.