Сюжеты · Общество

Уже не игрушки

Как санкции ударили по индустрии детства

Этот материал вышел в № 26 от 14 марта 2022. Понедельник
Читать номер
Этот материал вышел
в № 26 от 14 марта 2022. Понедельник
Татьяна Васильчук, спецкор
views
93143
Татьяна Васильчук, спецкор
views
93143

Фото: Анастасия Цицинова / «Новая газета»

С полок российских магазинов подчистую исчезают подгузники. Детские смеси, пюре и каши подскакивают в цене. Те коробки с разноцветным конструктором Lego, что еще одиноко простаивают в «Детском мире», — последние, на складах больше нет, а сам датский производитель прекратил поставки в Россию. Малышовая одежда из H&M и ZARA kids теперь недоступна, как, впрочем, и взрослые модели этих марок. Компания PepsiCo, владеющая среди прочего и «Агушей», заявила, что прекращает рекламную деятельность и продажу напитков в России. Но «сейчас как никогда должна оставаться верной гуманитарному аспекту своего бизнеса» и поэтому продолжит продавать товары первой необходимости, молочные продукты и детское питание — в том числе и «Агушу». Британский бренд Mothercare полностью приостановил работу в России, на неопределенный срок закрыв все свои магазины. «Новая» рассказывает, что сейчас происходит на рынке детских товаров.

Памперсов на складах нет

Реутов, магазин «Дочки-сыночки» в небольшом районном торговом центре «Экватор». 19:30.

«Зебра» перед въездом на парковку ТЦ перегружена. С одной стороны улицы на другую впритирку снуют прохожие. Хмурые отцы семейств целенаправленно бредут в сторону «Перекрестка». Эскалатор внутри магазина занят в обе стороны.

Уже с первого этажа яркая реклама на внешней стороне эскалатора зовет «на скидки» в детский магазин. Повсюду — на металлодетекторах, на витринах, у входа на стендах — кричащее «скидки»! Скидки!

Но «Дочки-сыночки» на четвертом этаже пустуют.

В самом дальнем углу магазина — бесконечный, белый пустой стеллаж. Голубыми буквами сверху — «ПОДГУЗНИКИ». Рядом — нарисованный малыш в кроватке. И ни одного подгузника.

Хотя нет. Видны же на стеллаже какие-то розовые пачки. Но и это не подгузники! Одноразовые пеленки.

Фото: Татьяна Васильчук / «Новая газета»

Я спрашиваю у консультанта, которая раскладывает на соседних полках фруктовые пюрешки: «Это с утра разобрали?»

— Да что вы! — У нее даже чуть не выскальзывает из рук баночка. — Какое с утра… Это с воскресенья! Как все началось… И к сожалению, памперсов больше не будет. Ну, эти, Pampers которые. На складах пусто.

Компания Procter & Gamble, которой принадлежит Pampers, заявила, что прекратит капитальные инвестиции, приостановит рекламную активность в России и сократит ассортимент продаваемой продукции. При этом в магазинах останутся основные средства личной гигиены, товары для здоровья и ухода за собой. Возникнут проблемы с поставками, и это продавцы утверждают с уверенной обреченностью.

Ждете Pampers? Нет, точно не ждите, отвечают мне, — «пока все не закончится». 

В обувном отделе для малышей низенькая бабушка в красном пуховичке крутит в руке розовые босоножки. Подносит коробку близко-близко к глазам. Щурится. «Я пытаюсь потихонечку что-то смотреть внучке. К лету, может, к весне. Я боюсь: а вдруг все — раз, и закончится? — Смотрит на меня, чуть улыбается и опускает глаза. — Хочется, чтобы все было. Чтобы одеты детки были, обуты».

— Вы одна из покупателей в магазине. Почему, думаете, никого нет?

— О-о-о… Да цены какие высокие. Обалдеть.

Все в том же Реутове я нахожу еще один детский магазин со всем на свете — от колясок, одежек и ванночек до формочек для песочницы. «Кораблик». От метро «Новокосино» в двух минутах пешком. Час пик после работы.

Ни одного человека возле пустующей дыры на стеллаже. Трусики Pampers на месте. Пачка стоит под две тысячи.

Фото: Татьяна Васильчук / «Новая газета»

Худенькая продавщица с хвостиком вздыхает: «Памперсы на складах… Нет у нас ничего на складах. Вот все, что есть, — выставлено. Ну, может, попозже будут привозить. Не знаю, насколько нас перед этим хватит, — улыбается. — Говорю как есть. «Комовские» (подгузники КО МО китайского производства. — Ред.) есть на складах, а этих нет.

«Цены повысились в два раза, и это не новые поставки»

«Один вопрос: почему цены стали конячие???»

«Ответьте, пожалуйста, по какому такому праву вы поднимаете цены на продукты российского производства?! Например, продукция «Фрутоняня» за пару недель подорожала на 40%. Жду ответ».

«Одноразовые пеленки стоили 205 руб., теперь стоят 699 руб. Цены на подгузники и смесь даже прокомментировать невозможно». 

Под рекламными постами «Детского мира» в социальных сетях — под сотню комментариев. Официальный аккаунт магазина уже даже не реагирует на каждое сообщение. Единственный ответ сотрудников под одним из постов: «Мы делаем все возможное, на что можем повлиять, чтобы сохранить доступные цены, и стараемся, чтобы в скором времени интересующие Вас товары можно было приобрести с хорошей скидкой по акции».

Но неизвестно, вернет ли «хорошая скидка» цену хотя бы к первоначальной. Той, что была до «спецоперации».

Та же ситуация с комментариями на официальной странице американских подгузников Huggies. Бренд Huggies входит в Kimberly-Clark Corporation. В самой компании заявили, что «в соответствии с гуманитарным характером продукции» корпорация продолжит распространять на территорию России предметы первой необходимости — женские прокладки и детские подгузники. Но приостановит инвестиции и рекламу.

Фото: Анастасия Цицинова / «Новая газета»

То есть бренд на полках останется. Только цена на него будет расти в связи с новыми трудностями перевозки. И поступать на склады товары могут нерегулярно.

«Происходит вообще ужас!!! По акции брали около 800–900 рублей, а теперь стоят в два раза дороже!!! И не факт, что это новые закупки товара».

«Вот тоже про цены интересно послушать. В детском мире брала по 980 руб., а теперь 1760».

Представители Huggies, в отличие от коллег из «Детского мира», отвечают на каждый комментарий. И объясняют, как сложилась такая цена: «К нашему большому сожалению, вслед за резким изменением курса иностранной валюты мы вынуждены закупать сырье по более высоким ценам и платить за перевозки по новым тарифам. Как следствие, растет себестоимость нашей продукции, и мы вынуждены реагировать на это».

«У кого деньги есть, те и разбирают»

Я заезжаю в несколько «Перекрестков».

Полки заставлены пюре, банками со смесями — на них спроса нет. Мясная баночка пюре Gerber с говядиной — 209 рублей. С цыпленком — 195.

«Фрутоняня» с яблоком, персиком или черникой — 60 рублей, хотя еще недавно это пюре можно было взять за 36 рублей.

В комментариях в официальном аккаунте «Фрутоняни»: «Слов просто нет. Как может российский производитель так поднять цену? Вы просто решили на панике людей заработать», «Зашла в магазин и увидела цены на ваши продукты, у меня глаз чуть не выпал»,

«Подскажите, когда ждать снижения цен??? Это просто ужас! Почему повышение цен происходит со скоростью света?» 

Фото: Анастасия Цицинова / «Новая газета»

«Детский мир». Стена с разноцветными конструкторами «Лего» — зоопарком, вертолетной площадкой, «Гарри Поттером», каретой принцессы — пестрит разноцветными коробками. Раскуплена где-то четверть стеллажа. Консультант «Детского мира», хрупкая девушка, двигает парочку оставшихся на пустующей стороне коробок к остальным.

— Разбирают?

— Ну как… — Морщится, тянется к верхним конструкторам. — Понемножку.

«У кого деньги есть, те и разбирают», — неожиданно на мой вопрос отвечает другой человек — мужчина за спиной. В черной шапке до глаз. Он тоже заглядывается на «Лего», но быстро уходит.

В отделе с одеждой для малышей и детишек постарше вешалки увешаны футболками, платьями, боди, комбинезонами и штанишками. Смотрю производство на этикетках. Алое платье в мелкий цветочек — Узбекистан, розовая кофта с блестящим лебедем — Бангладеш, бирюзовое боди в бабочку — Россия. Одежды — полные вешалки. И желтая табличка: «Еще больше товаров онлайн».

Только людей нет.

Фото: Анастасия Цицинова / «Новая газета»

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#дети #товары #рост цен #инфляция #детский мир
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.