Колонка · Политика

Больше ничего нельзя

Власти отняли у народа Инстаграм

Этот материал вышел в № 26 от 14 марта 2022. Понедельник
Читать номер
Этот материал вышел
в № 26 от 14 марта 2022. Понедельник
Кирилл Мартынов, редактор отдела политики
views
63916
Кирилл Мартынов, редактор отдела политики
views
63916

Петр Саруханов / «Новая газета»

После начала «спецоперации» Москва стала странным местом. С одной стороны, многие уезжают из города, опасаясь худшего развития ситуации, ликования и улыбок на лицах горожан не встретить. С другой — сохраняется иллюзия нормальной жизни, люди ходят в театры, рестораны переполнены, будто бы все идет своим чередом.

Многие граждане России еще не приняли «спецоперацию» на свой личный счет и надеются, что в скором времени все вернется к норме. Сейчас важно было успеть лишь купить последнюю плюшевую акулу из IKEA, последний бигмак (знатоки советуют хранить его в холодильнике, при необходимости месяцами), сделать запас Coca-Cola без сахара, гречки и тушенки и отбить в очереди в Uniqlo запасной легкий пуховик. Ну и каким-то образом спасти свои сбережения, раздобыв наличную валюту, хотя на это уже мало кто надеется. Выполнив этот план, москвичи переходят в режим политического анабиоза — в ожидании того, чтобы мир снова стал нормальным.

Тезис «я вне политики» все еще очень популярен в России, хотя реальность твердит об обратном — политика проткнула частные жизни насквозь.

На этом фоне российские власти объявили вендетту зарубежным социальным сетям. Из незаблокированных в России к моменту написания этой колонки остался только YouTube. Подступиться к нему цензоры хотели давно, но аудитория в 45 млн активных пользователей, большинство из которых очень далеки от политики, мешала сделать это до «спецоперации». Зато Роскомнадзор объявил о блокировке «в течение 48 часов» Инстаграма — поистине народного для России проекта, своеобразной выставки достижений экономики самозанятых.

В Инстаграме в октябре прошлого года насчитывалось 38 млн российских пользователей. Изначально эта социальная сеть была создана для публикации фотографий и «быстрых впечатлений от жизни», но довольно быстро стала сначала национальной ярмаркой тщеславия и гламура, а затем, что важно для нашего сюжета, маркетплейсом, на котором малый бизнес и самозанятые по всей стране продают свои услуги.

Блокировка Инстаграма (Роскомнадзор, очевидно, понимая проблему, милостиво дал «48 часов для того, чтобы скачать с площадки свои фотографии) приведет к резкой политизации тех граждан РФ, кто до сих пор старался «оставаться вне политики». Сообщества малого бизнеса будут разрушены, люди останутся без источников дохода.

Новые запреты коснутся теперь всех, а не только тех граждан России, которые открыто выступили против «спецоперации».

Прогнозировать развитие социального раскола в России трудно, но ясно, что вместе с потерей Инстаграма социальное недовольство политикой российских властей будет возрастать.

Формальным поводом для блокировки проектов Meta (Facebook, Instagram, WhatsApp) стала позиция руководства компании, официально разрешившего гражданам Украины высказываться против действий российских войск без ограничений на hate speech. Проекты Meta могут быть не только заблокированы, но и признаны «экстремистскими». Тем не менее, по последней официальной информации, само наличие частного профиля на таких площадках не будет считаться «экстремизмом». Удалять фотографии из Инстаграма также нет необходимости: профили российских пользователей будут доступны через VPN до тех пор, пока российские власти не решатся на полное отключение страны от глобального интернета.

Это решение не выглядит фантастическим в нынешних условиях, но оно было бы чрезвычайно болезненным с точки зрения состояния экономики и возможности госуправления в России. На сегодняшний день, несмотря на весь выявленный «экстремизм», российские власти даже не готовы на блокировку народного мессенджера WhatsApp с аудиторией более 50 млн человек. Его предлагают считать «не средством распространения информации, но способом общения», что бы это ни означало.

Атака на Инстаграм заметно важнее, чем блокировка Facebook (российская аудитория 7 млн человек) или тем более Twitter (2‒3 млн пользователей). Следующим шагом может быть зачистка YouTube, работа которого сильно зависит от оборудования, размещенного непосредственно у российских провайдеров и позволяющего конечным пользователям быстро получать видео в высоком качестве. Повод для такого шага уже создан после блокировки администрацией YouTube всех российских пропагандистских каналов, включая RT и Соловьева. Если российские власти пойдут на это, «спецоперация» придет буквально в каждый дом. Никому больше ничего нельзя, в РФ все запрещено. Как долго можно сохранять общество в таком состоянии?

Читайте также

Читайте также

Ваш инстаграм — за лупой следователя

Генпрокуратура потребовала признать Meta «экстремистской организацией». Ждет ли нас вал уголовных дел за Facebook и Instagram

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#инстаграм #блокировка #meta #фейсбук #роскомнадзор
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.