Комментарий · Политика

Изучать будут действия и России, и Украины

Что означает начало расследования Международного уголовного суда и каков его механизм

Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации
views
14562
Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации
views
14562

Петр Саруханов / «Новая газета»

За последнюю неделю сразу несколько судов в Гааге дали понять: без судебных разбирательств то, что происходит сейчас в Украине, не останется. В «украинский кейс» будут погружены, в частности, пока два суда — Международный уголовный суд и Международный суд ООН. Оба — в Гааге. В оба обратилась Украина, последовательно в 2014 и в 2022 годах.

Международный суд ООН, учрежденный для мирного урегулирования споров и разногласий между государствами, возник в повестке дня оперативно и стремительно. Украинские власти обратились в него 27 февраля, спустя три дня после начала «специальной военной операции» с целью «денацификации и демилитаризации» Украины. В своем иске Киев настаивает на привлечении России к ответственности, в частности за искажение понятия «геноцид» для «оправдания агрессии против Украины», и просит немедленно прекратить военные действия.

Первые слушания Международный суд ООН назначил уже на 7–8 марта. На них по просьбе Украины будут определяться обеспечительные меры.

О своем участии Москва пока публично не объявила. В суде сообщили, что российская сторона о слушаниях уведомлена.

Со вторым судом все намного сложнее и драматичнее. Международный уголовный суд в Гааге (сокращенно МУС, не входит в структуру ООН) украинскую тему изучает еще с 2014 года — времен событий на Майдане и юго-востоке Украины. Учрежденный в соответствии с Римским статутом в 1998 году, МУС не призван мирить государства, он наделен мандатом судить физических лиц, в том числе высокопоставленных лиц государства. Рамки судопроизводства строгие: в компетенцию МУС входит привлечение к ответственности исключительно за военные преступления, преступления против человечности и геноцид, а с 2018 года — и за преступление агрессии.

За плечами судей МУС — расследования военных преступлений в Конго, Уганде, Судане, Кении, Ливии, Мали, Кот-д'Ивуаре и Афганистане. По части этих ситуаций проводились расследования с предъявлением обвинений и выдачей ордеров на арест (например, ливийского лидера Муаммара Каддафи), по некоторым делам после долгого изучения оснований для судебного расследования МУС не находил.

Изучением ситуации в Украине МУС занимался 8 лет, в течение которых прокуроры ежегодно публиковали на сайте суда выводы о проделанной работе: по Майдану, Донбассу, Крыму. Но расследование так и не было открыто. Так было до конца февраля 2022 года.

Главный прокурор Международного уголовного суда в Гааге Карим Хан. Фото: Mahmoud Hjaj / Anadolu Agency via Getty Images

28 февраля Главный прокурор Международного уголовного суда в Гааге Карим Хан объявил, что начинает расследование, поскольку «убедился в наличии весомых оснований полагать, что на Украине были совершены военные преступления и преступления против человечности» с конца 2013 года. «Я поручил своей команде изучить возможности сбора и сохранения улик. Следующим шагом станет запрос разрешения палаты предварительного производства суда на начало расследования», — отметил Хан. И уже 2 марта прокурор МУС сообщил, что получил обращения по поводу ситуации в Украине от 39 стран — участниц МУС. Расследование ситуации будет идти по материалам, собранным с ноября 2013 года.

Что важно: расследовать возможные преступления на украинской территории Международный уголовный суд Гааги будет в отношении обеих сторон конфликта — как России, так и Украины. Это к вопросу о предвзятости иностранной юрисдикции, о чем, скорее всего, будет заявлять Москва. Но у МУС такие полномочия — изучать роль обеих сторон конфликта.

Обе стороны — Украина и Россия — подписали Римский статут, которому следует МУС, еще в 2000 году, но не ратифицировали его. 

Обращаясь в 2014 году в МУС с просьбой возбудить производство, украинские власти признали юрисдикцию Гаагского суда. В ноябре 2016 года вышел отчет прокурора МУС об «оккупации Крыма». На следующий день президент России подписал распоряжение об отказе становиться участником МУС. Пресс-секретарь президента и российский МИД объяснили это решением тем, что Гаагский суд «не оправдал возложенных на него надежд и не стал подлинно независимым, авторитетным органом международного правосудия».

Что представляет собой Международный уголовный суд в Гааге, чем руководствуется в своих расследованиях, чем отличается от трибунала в Нюрнберге или по бывшей Югославии и какие перспективы у Украины с Россией, «Новая» расспросила юриста и специалиста по международному праву Глеба Богуша.

Глеб Богуш

юрист, специалист по международному праву

— МУС рассматривает дела о преступлениях тогда, когда национальное правосудие (это может быть любое государство — участник или не участник Римского статута) не может или не желает рассматривать эти преступления. Это отдаленно похоже на принцип, который существует в Европейском суде по правам человека. Собственно, и создан МУС для расследования в ситуациях безнаказанности: когда, например, государство, где совершаются преступления, либо стоит за этими преступлениями, либо в них заинтересовано, либо просто не имеет возможности рассматривать такие преступления по причине слабости судебной системы, либо когда отсутствует контроль над той или иной территорией. Это как раз случай Украины.

Но Украина, как известно, Римский статут, по которому работает МУС, не ратифицировала.

Одна из проблем этого суда — его юрисдикция распространяется, за рядом исключений, только на государства, которые ратифицировали договор и являются участниками Римского статута. Сегодня это 123 государства. Среди них нет не только России и Украины, но и США, Турции, Израиля. Государства, к которым, скажем так, есть вопросы.

Тем не менее в 2014 году Украина сделала заявление — это возможно по Римскому статуту — о том, что она признает юрисдикцию МУС в отношении тех преступлений, которые были совершены на территории Украины с 2014 года. И на этом основании у суда появилось право их рассматривать. Не имеет значения, кто совершал преступления — гражданин Украины, гражданин России или гражданин Польши. Имеет значение только то, что преступления совершались/совершаются на территории Украины.

В чем особенность МУС?

В том, что МУС имеет постоянный характер и потенциально универсальный охват, в отличие от тех же трибуналов в Нюрнберге и по бывшей Югославии. Эти два трибунала создавались для конкретных случаев. А у Международного уголовного суда универсальный охват. Если мы говорим о военных преступлениях, то он расследует нарушения законов и обычаев войны, нарушения международного гуманитарного права. Ну и конечно, широкомасштабные нарушения прав человека — преступления против человечности и геноцид. Также у суда с 2018 года появилась юрисдикция в отношении преступления агрессии (речь о применении вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства). Но в настоящее время в отношении Украины эта опция не может быть задействована все по той же причине: оба государства — и Украина, и Россия — не являются участником Римского статута.

— Как технически МУС проводит расследования?

— Для начала у суда должна быть юрисдикция. Затем проводится проверка, изучение (как в случае Украины, эта проверка заняла 8 лет). Потом прокурор МУС делает заявление о начале предварительного расследования. Его ходатайство должны утвердить судьи МУС — судьи палаты предварительного производства. Если прокурор получит обращения в поддержку расследования по Украине от других государств — обязательно участниц МУС, то специального разрешения судей не потребуется. В случае с Украиной так и произошло — обращения написали 39 стран — участниц МУС. И прокурор начал предварительное расследование ситуации.

— Ситуации?

— Да, на этой стадии, что сегодня, нет пока никаких уголовных дел, есть ситуация, которая предположительно включает в себя совершение преступлений. Юридически для того, чтобы уголовные дела появились, МУС в лице прокурора и начал предварительное расследование ситуации. Само начало расследования еще не означает возбуждения конкретных уголовных дел. Сейчас обозревается ситуация, которая определяется временем и территорией.

Ситуация включает в себя любые преступления, подсудные МУС, которые совершают ВСЕ стороны вооруженного конфликта.

Поэтому неправильно говорить, что прокурор начал расследование преступлений, совершенных кем-то одним — Россией или Украиной. Уже по ходу предварительного расследования из ситуации появятся конкретные дела в отношении конкретных лиц.

Независимо от того, кто из участников вооруженного конфликта обратился в суд изначально?

Совершенно точно. МУС исходит из того, что преступления могут совершаться обеими сторонами конфликта. Если прокурор решает, что конкретному лицу уже можно предъявить обвинение в совершении преступления, то МУС выдает либо ордер на его арест, либо повестку о явке в суд. Ордер на арест может быть секретным, о нем узнают, когда человека арестовали. А может быть не секретным, что порой открывает много возможностей скрыться. Так, попытка привлечь к ответственности бывшего суданского лидера Омара аль-Башира, единственного человека, которого МУС обвиняет в геноциде, успехом не увенчалась. МУС выписал в отношении него открытый ордер на арест еще в 2009 году. Его уже успели свергнуть. Сейчас он находится на родине в тюрьме для престарелых, но до сих пор не предстал перед Международным уголовным судом в Гааге.

Есть ли какое-то отдаленное понимание, какие перспективы у Украины и России в данном суде?

Предварительное расследование по событиям в Украине, безусловно, должно было начаться уже давно. На мой взгляд, произошла недопустимая задержка. Ситуация в Украине уже в 2014 году соответствовала всем критериям, которые, согласно Римскому статуту, требовались для расследования Международным уголовным судом. Это вооруженный конфликт, который происходит уже длительное время с очевидным нарушением норм международного гуманитарного права, с большим количеством жертв. Это конфликт, в котором обе стороны придерживаются абсолютно противоположных картин фактической реальности. Как раз здесь и требуется независимое установление фактов.

Словом, это расследование должно было начаться задолго до февраля 2022 года. Еще в конце 2020 года предшественница Хана, Фату Бенсуда, в своем отчете пришла к выводу о том, что предварительное расследование пора начинать — есть все основания. Но так и не начали тогда.

Экс-прокурор Международного уголовного суда Фату Бенсуда. Фото: Halima Athumani / Anadolu Agency / Getty Images

Почему разбирательство по делу о сбитом в 2014 году в небе над Донбассом малайзийском боинге МН17 рассматривается как бы отдельно — не в Международном уголовном суде Гааги, а в Окружном суде Гааги? Хотя катастрофа произошла как раз в разгар военного конфликта, обвиняемыми проходят конкретные должностные лица, большое количество человеческих жертв…

— Все-таки большинство погибших пассажиров боинга — граждане Нидерландов, поэтому дело рассматривает национальный суд страны. МН17 упоминается в материалах, которые предстоит расследовать МУС. В процессе по боингу в национальном суде не применяются нормы Римского статута о военных преступлениях. Безусловно, то, что произошло в небе над Донбассом, — это преступление. Но Римский статут все-таки касается умышленной целенаправленной атаки на гражданские объекты. В национальном разбирательстве по делу МН17, по крайней мере по версии обвинения, не имеет значения, был ли самолет, который планировалось сбить, гражданским или военным.

Учитывая резонанс и очень сложные отношения даже на дипломатическом уровне между Украиной и Россией, какие у международного суда могут возникнуть сложности при слушании дела?

Основная проблема — вероятный отказ от всякого сотрудничества. Когда государство изначально отказывается вести диалог в принципе, с ним практически не получается наладить диалог и в дальнейшем. Но МУС и создавался для таких, скажем так, не самых комфортных условий.

— Сколько времени занимают расследования МУС?

— Это процесс довольно долгий. Вообще все международные суды — это не про правосудие на скорую руку. Их часто за это критикуют. Но эти длительность и неповоротливость понятны: речь идет о сложных комплексных преступлениях, где требуется мегасложная ювелирная работа не только прокурора, но и экспертов, медиков, военных специалистов. Для всех участников, включая прокурора, предстоящее расследование по событиям в Украине будет серьезным испытанием, поскольку, безусловно, оно потребует усилий по установлению четких фактов произошедшего и, что еще более сложно, ответственности конкретных лиц.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#гаага #гаагский суд #россия #украина
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.