Колонка · Экономика

«Сиюминутные трудности»

В ходе их преодоления нас ждет масштабное перераспределение собственности и ограничение потребления

Этот материал вышел в № 22 от 2 марта 2022. Среда
Читать номер
Этот материал вышел
в № 22 от 2 марта 2022. Среда
Дмитрий Прокофьев, специально для «Новой»
views
28499
Дмитрий Прокофьев, специально для «Новой»
views
28499

Деньги будут дороже

Резкое повышение ключевой ставки Центральным банком с 9,5% до 20% — это сигнал экономике: «всем стоп». У такой операции есть несколько целей. Первая — затормозить отток денег из банков, теперь банкиры должны будут по идее повысить ставки по депозитам, чтобы люди не стояли в очереди к банкоматам.

Вторая цель — остановить (да-да) ритейл — при ставке по потребительскому кредиту на уровне 30% далеко не все россияне готовы закупаться импортным ширпотребом.

И, кроме того, подняв ставку до 20%, регулятор дал понять, о каких цифрах инфляции может идти речь.

Действия Центрального банка нельзя рассматривать в отрыве от указа об «ответных экономических мерах», объявленных вчера.

Первый пункт указа обязывает предприятия-экспортеры продавать валютную выручку, которую они ввозят в страну. Или даже не ввозят в страну, а оставляют за рубежом, чтобы закупать другие товары.

Теперь 80% валюты должно быть продано, эта валюта будет поступать в распоряжение Центробанка и правительства. Таким способом можно будет регулировать курс, поскольку ЦБ сейчас не будет проводить валютные интервенции на бирже.

Валюту можно будет продавать и покупать, но операции станут более сложными. В принципе, эта мера возвращает российский валютный рынок на четверть века назад.

Только самое необходимое

Вторая группа пунктов этого указа — это запрет российским резидентам выводить за рубеж валюту. Этой меры в России не было с середины 1990-х. Понятно, чем она обусловлена, — очевидно, что никто не ожидал такого масштаба санкций. Это объяснимо. Дело в том, что за последние пятьдесят лет санкции охватывали в среднем порядка 2% ВВП стран, на которые были направлены. Исключения — Ирак, где было затронуто 15% ВВП, и Иран — где под «санкциями» было 5% ВВП. Отключение ряда финансовых учреждений от SWIFT и санкции в отношении Центрального банка России несопоставимы с этим средним масштабом (2%). За последние 20 лет санкции США в отношении центральных банков стран вводились в отношении Ирана, Северной Кореи, Сирии, Венесуэлы, а также Афганистана (после событий прошлого года). Таким образом, речь здесь идет о значительной части российской экономики. Предыдущие санкции практически не касались потребительских товаров, никто не мешал их ввозить. Да, из-за роста курса валют они обходились дороже, но тем не менее магазины оставались полными. Но теперь будет иначе.

Фото: Иван Юдин / ТАСС

Фактически резиденты России теперь не могут вывести за границу деньги ни в долг, ни в оплату контрактов, ни в обеспечение покупок ценных бумаг, ни просто на депозиты. Безусловно, какой-то механизм стабилизации внешнеэкономической деятельности будет изобретен, и расчеты по реальным внешнеэкономическим контрактам рано или поздно можно будет проводить, но никто не может сказать, когда это произойдет.

Но сейчас речь фактически идет о запрете самодеятельной внешней торговли, т.е. на данный момент валютная выручка должна оставаться в стране — до того момента, как будут определены объемы и номенклатура импорта и решено, кто будет им заниматься, — ни о каком тотальном самообеспечении речи не может быть, это недопустимые риски для ряда отраслей (например, в сфере сложных лечебных технологий — например, в онкологии). Очевидно, что люди и структуры, которые получат доступ к обеспечению функционирования такой схемы — «нефть в обмен на импорт» — станут долларовыми миллиардерами — от их действий будет в прямом смысле зависеть деятельность всей экономики.

Центральный банк все правильно делает, по-другому он не может. Резкое повышение ставки, моментально удорожившее кредиты — это сигнал поставить экономику «на паузу».

Для чего нужна пауза? Сейчас, очевидно, с кредитами будет происходить та же самая история, что и с валютной выручкой — они будут «распределяться», и ставка по ним будет определяться исходя не из рыночных соображений, а из приоритетов власти, которые еще только предстоит определить. То же самое — те, кто будет заниматься кредитным арбитражем — выдавать кредитные гарантии от имени власти и «перепродавать» полученные кредиты тем, кто не имеет доступа к финансовым ресурсам, — тоже станут долларовыми миллиардерами.

По образцу Ирака

В реальности это будет выглядеть как сокращение потребления и перераспределение освободившихся средств в пользу владельцев производственных комплексов. По поводу разговоров о «возрождении производства». Стоимость оборудования одного современного рабочего места стартует от $500 тысяч. А «по-хорошему» — это миллион долларов. Поэтому когда кто-то будет говорить вам о «возрождении производства», задайте ему вопросы — что именно он планирует производить, кому он собирается это продавать, как он будет принимать оплату, кто станет поставлять ему необходимые компоненты и — самое главное — сколько он собирается платить своим работникам. Ответов на эти вопросы, я думаю, сейчас нет ни у кого.

Что это все может означать?

В 1990-е была такая знаменитая программа «Нефть в обмен на продовольствие», придуманная для обеспечения иракской экономики. Власти Ирака были «под санкциями», но нефть хозяевам страны продавать разрешали — в тех количествах, чтобы выручки хватило на оплату продовольствия, медикаментов, в общем, всего, что нужно людям.

Если «объединить» содержание всех санкционных пакетов в отношении властных структур РФ и посмотреть на «ответные меры», то получится такая глобальная программа «сырье в обмен на…» — нет, не на продовольствие, а на то, что хозяева российской экономики посчитают важным для себя в текущей ситуации.

Фото: РИА Новости

Скорее всего, в итоге это будет «сырье в обмен на оборудование для добычи и первичной обработки сырья», банки вне санкционного списка будут обслуживать эти расчеты, а вырученные средства будут накапливаться не в «резервах ЦБ и правительства», а в каких то специализированных фондах вне юрисдикции РФ, США и ЕС (на каких-нибудь условных «крокодиловых островах»). Косвенным свидетельством в пользу такого сценария стала новость от France Press со ссылкой на заявление компании Maersk — о том, что крупнейший в мире контейнерный перевозчик Maersk принял решение не принимать новые заказы в Россию и из России (кроме жизненно необходимых). Это и есть «нефть в обмен на продовольствие».

Важнейшие сигналы

И в этом свете исключительно интересным выглядит состав специальной правительственной группы, созданной для противодействия кризису, этакой «особой тройки» для управления экономикой. Это премьер Мишустин, который, очевидно, будет отвечать за тотальный контроль над доходами-расходами, это вице-премьер Белоусов, в свое время создавший блестящие прогнозы экономического развития, в которых указывал на возможность подобного кризиса, и мэр Собянин — лучший в России специалист по управлению мегаполисом — очевидно, положение дел в больших городах действительно волнует правительство.

А как же Фонд национального благосостояния, который по идее должен был прийти на помощь в случае экстремального развития событий? А вот новость: «Россия потратит часть Фонда национального благосостояния на скупку акций российских компаний», которые подешевели на фоне беспрецедентных санкций. Распоряжение правительства о том, чтобы направить на эти цели в 2022 году до 1 трлн рублей, подписано. Об этом сообщает Forbes, чьи источники подтвердили подлинность опубликованного изданием» распоряжения, датированного еще субботой, 26 февраля. То есть сейчас будет происходить беспрецедентное перераспределение собственности, и после окончания кризиса нам предстоит узнать имена новых хозяев экономики.

Читайте также

Читайте также

Налог на «спецоперацию»

За военный конфликт России и Украины простые граждане отвечают кошельками: обзор цен в магазинах и на рынках страны от собкоров «Новой газеты»

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#экономика #рубль #валюта #сырье #санкции #банки
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.