Сюжеты · Общество

«Мы все плачем, не можем поверить, что такое может быть»

После начала спецоперации на Украине за рубежом застряли тысячи россиян. Родина пока не в силах защитить их интересы

Этот материал вышел в № 21 от 28 февраля 2022. Понедельник
Читать номер
Этот материал вышел
в № 21 от 28 февраля 2022. Понедельник
Елизавета Кирпанова, специальный корреспондент
views
99446
Елизавета Кирпанова, специальный корреспондент
views
99446

Фото: Александр Щербак / ТАСС

24 февраля власти США ввели санкции против большинства российских банков, включая «Сбер», ВТБ, Газпромбанк, «Открытие» и «Россия». Это стало ответной мерой на начало наступательной операции в Украине. Вскоре после этого россияне, оказавшиеся в момент эскалации за рубежом, начали жаловаться на невозможность расплачиваться картами этих российских банков.

Вот что рассказывали нам читатели «Новой»:

Светлана: «Вчера отправила дочь за границу из России. Ночует в Хельсинки. Карта ВТБ не сработала. Хорошо, что нашла дома 20 долларов и 50 фунтов наличными. Пошла, поменяла с комиссией, чтобы еды купить».

Наталья: «Улетала на учебу в Сеул в день, когда Россия напала на Украину. Прочитала утром новости, но уже не было времени что-то сделать. Прилетев, оказалась в ситуации, что мои карты (Сбербанк) не работают, а пойти поменять наличные нельзя из-за карантинных ограничений. К счастью, у меня тут друзья, которые заплатили за карантинное такси и заказали мне продуктов. Не знаю, что бы делала, если бы у меня не было местных знакомых и сим-карты, чтобы с ними связаться».

Ольга: «С 21 февраля вместе с мужем и компанией друзей я отдыхала в Афинах. Всю неделю рассчитывалась картой ВТБ. А вчера в онлайн-кабинете появилась информация о том, что за границей карта больше не работает. У нас есть наличные, около 500 евро. Мы улетаем в Москву уже завтра, думаю, что нам этого хватит. Вчерашний рейс вылетел вовремя, надеюсь, и наш не отменят. Если улететь не удастся, понятно, что без денег нам жить будет невозможно. Но это не самое страшное. Страшно — что мы вступили в войну и выступаем в ней в роли наступающего».

Карты Visa и MasterCard продолжают работать на территории России без ограничений для оплаты товаров и услуг, переводов и операций, совершаемых через банкоматы: внутри страны все транзакции обрабатывает Национальная система платежных карт (НСПК), которую в 2014 году как раз для таких случаев создал Центробанк. Отныне россияне не смогут расплачиваться картами Visa и MasterCard именно за рубежом. Поэтому банки рекомендуют тем, кто сейчас находится в другой стране, поскорее снять наличные или перевести их на счет в другом банке. Ряд банков также выпускает карты платежной системы «Мир». Они не зависят от работы западных платежных систем и действуют в некоторых зарубежных странах — Армении, Беларуси, Казахстане, Турции, Кипре и других.

Помимо неработающих карт многие россияне столкнулись с массовой отменой или переносами рейсов.

«Сегодня (25.02) я и мой молодой человек должны были возвращаться в Москву из отпуска, который провели в Грузии. В 14:19 мне на телефон пришло странное СМС на иностранном языке. Воспользовалась переводчиком — это оказалась информация об отмене рейса Батуми–Стамбул. Второй же рейс Стамбул–Москва, как показывало онлайн-табло аэропорта в Стамбуле, был в силе. Мы находились в панике, но быстро стали обзванивать друзей и знакомых, которые живут в Грузии. Благодаря их помощи мы узнали, что Turkish Airlines отменили все рейсы из Батуми и Тбилиси на ближайшее время. Улететь просто невозможно! Покупать билеты другой авиакомпании и делать пересадку в Беларуси мы посчитали очень рискованным», — рассказала читательница «Новой» Екатерина.

Гораздо хуже пришлось россиянам, которые оказались в Украине во время начала спецоперации. 

Они рассказали «Новой» о невозможности дозвониться на горячую линию ситуационно-кризисного центра МИДа, чтобы попросить о помощи (нашему корреспонденту это тоже сделать не удалось).

Официальный представитель ведомства Мария Захарова позднее заявила журналистам, что, поскольку из Украины эвакуированы все российские дипломаты, россиянам необходимо обращаться в российские консульские учреждения в сопредельных государствах — или даже в самой России (!). «У нас не работают там дипломатические учреждения. Относительно того, куда могут обращаться российские граждане, которые сейчас там находятся, безусловно, речь идет о возможности пересечь границу и обратиться на территории России в соответствующие учреждения. Либо использовать наши консульские представительства на территории сопредельных государств», — сообщила она.

Однако добраться до сопредельных стран невозможно и опасно, отмечают опрошенные «Новой» россияне, застрявшие в Украине. В некоторые страны, например, в Польшу, пограничники не пускают без наличия визы.

Юлиана Бухольц, 27 лет:

Юлиана Бухольц. Фото из соцсетей

«Мы приехали с мужем Димой Щебетом в Киев 10 февраля для участия в телевизионном проекте «Танцы. World of Dance» в дуэте. У нас должна была быть съемка 24 февраля, но утром мы проснулись от сообщения, что ее не будет. В Украине ввели чрезвычайное положение.

Мы сразу поехали покупать продукты, в магазинах были большие очереди. Пока нет понимания, что у нас с карточками и можем ли мы ими дальше расплачиваться.

Вечером 24 февраля некоторые платежные системы в магазинах уже не работали. Мы успели снять немного наличных денег.

В большинстве банкоматов было пусто.

Ночь следующего дня была тревожной, мы остались в Пуще-Водице и ночевали с группой танцовщиков в подвале, больше 15 раз слышали взрывы. Утром переехали в Киев. Город сейчас находятся в подвешенном и тревожном состоянии. Мы не знаем, как выехать домой. Я гражданка России, мой муж — гражданин Казахстана. В посольстве Казахстана нам сказали, что если супруга из России, то тогда ситуацию комментировать отказываются. Для россиян нет никакой информации о том, как вернуться.

У меня остался дома ребенок, ему 2,5 года».

Инга Маренникова, 60 лет:

«Я сейчас нахожусь в городе Каменское Днепропетровской области. У меня умерла младшая сестра в прошлую пятницу, и я поехала на похороны. Я не могла не поехать, хотя сын и муж переживали, что могу не вернуться. Как в воду глядели.

У меня нервный срыв. Я не сплю. 24 февраля у меня всю ночь был включен телевизор. В пять утра я услышала, что в Украине объявляется военное положение. В полудреме, полусне ничего сначала не могла понять. Я-то в воскресенье в обед должна была выезжать на маршрутке обратно в Москву.

Я работаю няней. Мои работодатели на Мальдивах, звонили недавно, сказали, чтобы я не выходила из дома. А мне все равно: дома не дома — снаряд может попасть куда угодно.

Нужно понимать, что здесь нет полей, нет тундры, Украина густо заселена. И даже если стрелять только по военным объектам, снаряд легко может задеть гражданские.

У нас сейчас нет боевых действий, пока. Днепропетровская область — это территория, которая еще с 2014 года входила в зону интересов России. Мы все здесь плачем, ходим и плачем, не можем поверить, что такое может быть. Километровые очереди в аптеках и магазинах. Вчера хлеба не было — разобрали. Нигде нет налички, все сняли. Город пустой. Очень страшно.

Уехать я не могу, потому что небо закрыто, поездов нет, границы обстреливают — там война. Сын звонил в МИД. Первый раз ему там сказали, что никакой информацией они не владеют. Как не владеют, если война началась? Во второй раз ему пообещали перезвонить, но так и не перезвонили. Он сам набрал, ему ответили: «Пусть ваша мама сидит дома. Никуда не выходит. Там нет войны. У нас кратковременная операция».

Никакой эвакуации у нас нет. Хотя в Украине объявили, что белорусам разрешили вывезти своих граждан. Беларусь вывезла, а наши нет. Сын сказал, что как-то выборочно Россия защищает своих, русских. Мне стыдно за наш народ. Украинцы, простые люди, обращаются, просят россиян: выйдите против войны, мы же ваши братья. Они так надеялись на нас, а мы их бросили».

Иннесса Гергесова, 60 лет:

Иннесса Гергесова с мужем и другом семьи. Фото из личного архива

«Я поехала 12-го числа проведать родителей в Кременчуг Полтавской области. Им больше 80 лет, папа — бывший военный, мама — медсестра. Планировала вернуться в марте, но после заседания Совета безопасности поняли, что нужно ехать сейчас. Позвонила в российское представительство, но трубку никто не брал. Я пошла на вокзал, он тут недалеко, и попыталась купить билет на автобус в Москву. Но были рейсы только в Польшу. Потом, думаю, может, через Молдову? Посмотрела рейсы — не получилось. А из знакомых никто, само собой, ехать не хочет, потому что боятся.

Сейчас в Кременчуге очень тихо и размеренно, спокойно. Очереди? В аптеке купила все, что мне было нужно, в течение 15 минут. В магазинах переизбыток продуктов. Мы накормлены, в тепле, свет и вода есть.

Дети гуляют, дворники убирают, мусор вывозится. Машин, да, много. 24-го числа были очереди на заправках, но сейчас, смотрю, — уже не особо.

Я спокойна, мне не страшно, потому что я здесь выросла, училась в школе. Это потом меня Родина отправила на Дальний Восток, там я и осталась. Друзья родителей беспокоятся постоянно: то передают орехи, то какие-то закрутки. Они нам не нужны, но люди считают важным помочь как могут. Про украинцев говорят «щира душа». В русском языке нет такого слова.

Есть ощущение, что ты один на один с ситуацией. В прошлый раз я уезжала из Украины во время пандемии. Тогда наше посольство было постоянно на связи. Мне звонили и говорили, где зарегистрироваться, на какой поезд садиться, ходили бесплатные автобусы до Киева. Было такое участие в моей судьбе, судьбе отдельного гражданина. Но тогда была эвакуация, а сейчас…

Я все жду хотя бы маленькую весточку, чтобы кто-то побеспокоился, а как же там наши россияне?»

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#россияне #украина #война #санкции #вторжение
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.